Shade Paradox
нужные
активисты
#мистика #способности #18+

апрель-май 2010 года

Кем ты станешь в этот мрачный час: героем, который до последнего будет бороться за светлое будущее или монстром, что своими руками подтолкнет мир к гибели?

цитаты месяца:

Когда дерешься и мало того, делаешь это на регулярной основе, такая мелочь как «зубы» обычно не задерживаются в деснах и так норовят отправиться полетать.
(с) Adrian Raybeck

Вспоминая, как весь участок вешался от того, как работал Алекс в команде, то сразу же всем становилось от этого тошно. Ну, не командный он игрок. В одиночку ему проще работается, ведь никто не может угнаться за ним. Никто не может даже попытаться догнать его и достигнуть тех реакций, что существуют от природы. Для него все вокруг медленные и как бы он не старался замедлиться сам — все это выходило, мягко говоря, херово.
(с) Alex Mitchell

Однако, проследив за тем, как все начали представляться, тяжело вздохнул и протяжно ответил, — Мистер СамоеВремяПознакомиться. Но можно просто Тони.
(с) Anthony Crouch

И в данный момент смущали даже не рапунцель с таксистом, а мрачный хрен, стоявший впереди. Вот от кого точно отделаться будет сложно, если они сейчас куда-то пойдут.
(с) Anthony Crouch

Не бывает никаких команд. Бывает вынужденное сотрудничество, с которым ты миришься ради достижения какой-то цели.
(с) Anthony Crouch

– Да успокойся ты, жопу продует, будешь так пыжиться.
(с) Anthony Crouch

Когда живешь с чувством, что в любую минуту тебя могут найти, даже мелкое нарушение стабильности заставляет нервничать как первокруснику с застёжкой на лифчике.
(с) August Liebermann

Есть только одна преисподняя – и мы в ней живем.
(с) August Liebermann

Если спросить, человек он иль демон, Либерманн без промедления ответит – игрок.
(с) August Liebermann

Ты увидишь, поэтому смотри на меня в упор, не вздумай отводить взгляд и не поворачивайся спиной – удар туда наносят те, кого защищаешь грудью.
(с) August Liebermann

Говорить что-то и не требовалось, на его лице и так читалось бегущей строкой “спасибо, что рассказали”.
(с) Frank Edwards

– Извинения принимаю только в виде харакири.
(с) Hirai Kondo

В голове сразу всплыла фраза «пизда нам, но зато будет весело».
(с) Hirai Kondo

А уж на широко раскрытые глаза, которые вдруг забыли, что они азиатские, любо дорого было смотреть.
(с) Hirai Kondo

Джей всегда улыбается, потому что улыбка – это единственная самооборона, которая не позволяет отношению Алекса сломать её.
(с) Jay Brien

Это как прикоснуться к раскалённой звезде: слепнешь от света, плавишься от жара, зато находишься невообразимо близко с недосягаемым.
(с) Jay Brien

Потому что она не боялась и не стеснялась быть именно такой. Падшим ангелом, что стоял на защите добра. Пороком, оберегающим благодетель.
(с) Liliane Mort

В этот момент в гулкой тишине кофейни каждый мог отчетливо расслышать хруст безе. Однако это была не Мадам Павлова, а поясница китайца, которому не суждено было стать тяжелоатлетом.
(с) Liliane Mort

– Жениться или сесть за решетку? А есть другие варианты?
(с) Miguel Rosas

Мигель бы с радостью поменялся местами: у него, как и у многих преступников, была врожденная нелюбовь узы, оковы, путы, наручники – такой вот латентный шигарофоб.
(с) Miguel Rosas

И она бесилась от этого! Безумно, безудержно, настоящий ураган. Ведь ураганам неспроста дают женские имена. Их гнев настолько же разрушителен, как и женская любовь.
(с) Miguel Rosas

Умение разрывать связи и ставить точки над перевернутыми восклицательными знаками своеобразное негласное искусство, в котором пока недостаточно ценителей для того, чтобы оно, наконец, обрело мировую популярность.
(с) Miguel Rosas

– А вы точно доктор? Или вы не только дар речи потеряли, но и навыки?..
(с) Mirana Ailse

Тот безумный омут непонятных и чуждых ощущений, в который он ее окунул с головой, продолжая вырисовывать каждым своим прикосновением огненный узор на ледяном теле.
(с) Mirana Ailse

А она, словно беззащитный мотылек летела на этот огонь, уже совершенно не боясь спалить свои крылья без остатка…
(с) Mirana Ailse

У людей бывают разные призвания и нет ничего хуже ветеринара на роли финансиста, художника, который прозябает в Макдональдсе и гонщика, пытающегося отстаивать твои права в суде.
(с) Noel Robichaud

Глупцы остаются при жизнях лишь потому, что они умею приспосабливаться к ситуации и готовы служить кому угодно, чтобы достичь своей цели. Выходит, что я глупец.
(с) Olivia Nakamura

Дьявол восседал на нем, словно это был мирской трон, который символизировал полную его власть. Наивный. Король кучки бомжей, не иначе.
(с) Olivia Nakamura

Я хоть и девка, но какой-то стержень внутри имеется. И он явно будет больше его члена.
(с) Olivia Nakamura

Аргус, Аспир.. Игра в «у кого член длиннее» государственных масштабов. Боже, благослови конкуренцию!
(с) Oswald Rewera

только после трёх валидаций и пяти верификаций, чтобы не попадать в ситуации, как сейчас.
(с) Soma Essex

вот только даже если желание не просто достаточно, а чрезмерно, найти тут можно аж целое нихера.
(с) Soma Essex

он точно один из этих, двинутых, которые поползут вперёд даже со сломанными ногами и вывихнутыми руками. ну, эти, которые идейные и совершенно неконтролируемые. с ними всегда очень сложно и всё всегда идёт не так.
(с) Soma Essex

Нет суперсилы лучше, чем деньги. Какая вообще разница, как они достаются? Пусть и через узкое место в организме. Потерпит.
(с) Stanley Ipkiss

– Чертово геройское дерьмо угробило лапшичника Джу! Мэгги, ты только глянь что тут в Интернетах!
(с) Stanley Ipkiss

Прекрати меня спасать, умоляю! – не выдержав абсурда всей ситуации завопил на весь подвал Стэнли, опасаясь, что очередная порция заботы от госпожи Мор, окончательного его прикончит.
(с) Stanley Ipkiss

Ты можешь мило улыбаться человеку, приветливо разговаривать с ним, даже плясать или пританцовывать, но если в голове у тебя упоительная картина кишок этого человека, висящих на люстре, то знайте, в глазах будет отражение ваших мыслей.
(с) Wei Ksanling

…раз… два… три… — но парень не стал дожидаться счета “пять” от себя самого, и резким рывком вернул конечности подобающий вид, — неожиданность— лучшая подруга в данной ситуации
(с) Wei Ksanling

Но американцы — это совершенно другое дело. И совершенно другой уровень. Если нужна елка, то это будет титаническое дерево, украшенное настолько плотно, что убери дерево — а форма так и останется сияющим панцирем.
(с) Yoon Young Soo

Дорога заняла всего пол часа, что для Нью-Йорка абсолютно не время, и нахамили Юну в метро всего дважды. Возможно это был знак хорошего начала дня.
(с) Yoon Young Soo

– Без обид друг, но выглядишь так, словно пытался трахнуть бензопилу. Или кто-то пытался тебя трахнуть ей… и я не могу сказать, что у него нихрена не вышло!
(с) Adrian Raybeck

– Вы только посмотрите. По роже – чиновник, а по натуре гандон.
(с) Adrian Raybeck

– Не бесоебь и не отпускай.
(с) Alex Mitchell

Лень — это великая сила, особенно в руках мужчины.
(с) Altynbek Nasenov

Быть другим — это нормально. Даже лучше, чем быть обычным, потому что так его жизнь слабее. Так легче убивать других — когда ты ценнее, чем они..
(с) Altynbek Nasenov

¬ Её навыки социализации пробивают очередное дно, так и не забравшись даже на ступеньку выше, хотя психотерапевтка говорит: «Прогресс на лицо».
(с) Audrey Aoki

На языке божьем это значило «отъебись от меня и просто делай работу, за которую тебе платят».
(с) August Liebermann

– Ну, или можете приморозить его достоинством к лодке после всего. Я скажу, что ничего не видел и попрошу Бога отвернуться. Идет?
(с) August Liebermann

Из высоких мыслей его выдирает до боли знакомое «бля», он это «бля» из тысячи узнает, он за это «бля» еще не один подзатыльник отвесит кое-кому.
(с) Benassi Nox

Чтобы попытать свою удачу в лотерее, не жалко и жизни.
(с) Benassi Nox

Но что он мог сделать, что? Он был самым обычным человеком. А играл только теми картами, что сдала ему судьба.
(с) Eli Hughes

Настоящие демоны — это таксисты, а не кнарры
(с) Ener Joy

Меньше всего на свете она хочет стать причиной чьего-то страдания. Кого-то разумного, потому что курица — так, ерунда, хоть с телёнком и посложнее. У них такие добрые глаза. Прямо как у доктора Сола, судя по ресницам.
(с) Happy Hamilton

Всё ясно, красивый мальчик — городской сумасшедший на лёгких наркотиках. Крутое первое знакомство, мисс Гамильтон, папа и бабуля бы одобрили.
(с) Happy Hamilton

Первая затяжка — словно поцелуй самого Бога, невольные воспоминания о своих шестнадцати.
(с) Hella Orwou

Получалось что-то вроде того, что ему рады, но на расстоянии. Рядом радоваться его существованию не получается.
(с) Hitoshi Kondo

Обычая оставлять визитки перед тем, как кого-то отпиздить, или кричать напоследок: “Ищи меня там-то, сучара, моя фамилия Кондо!”, у него не было.
(с) Hitoshi Kondo

Если всё однажды пойдёт по пизде, то ему то точно будет весело.
(с) Hitoshi Kondo

Его пальцы рисуют на пыльной полке с консервированной кукурузой солнышко, тучку, а рядом елдак. Судя по размерам, тот явно достигал размеров космических светил.
(с) Jason Ables

При всей любви к героям, Джей иногда казалось, что в этой сфере нет больных – просто не до конца проверенные, без установленного диагноза.
(с) Jay Brien

Нет, кто-то правда надеялся, что она тупо скажет «мисс, я в деле, несите гранатомёт?».
(с) Jay Brien

К сожалению, на паническую атаку нельзя напасть первой.
(с) Jay Brien

Даже нельзя было сказать, что это существо, которое валяется в подворотне, словно какой-то перебухавший одеколона бомж — наследник империи химических лаборатории, мозг в области наук и просто богатый чел.
(с) Jeffrey Raiden

но кто бы мог подумать, что эта прокрастинирующая амёбная казахская морда, которая только то умеет, что лениться, даст стимул Каю быть ещё большей занозой в жопе
(с) Kai Dixon

Или у нее психологическая травма: и ей нравятся только калеки со сложной судьбой, типа мистера, который не верит в бога и жрет викодин вместо тик-така?
(с) Liliane Mort

Семейные праздники – Ад проклятых; танцы на голом стекле и углях.
(с) Lotta Orwou

…в конце концов, сегодня [возможно, впервые за всю свою жизнь] долбоёб — это он, маару.
(с) Maaru Orwou

В голову лезли красивые красавцы. Высокие. Статные. Ахуенные. У них еще скулы акулы и взгляд убийцы.
(с) Mao Lu

Жизнь оставалась говном, но в тёплой дружеской атмосфере говно жизни жрать как-то легче что-ли.
(с) Miguel Rosas

К причалу она, конечно, его не стала примораживать – слишком много мороки, но вот детородный орган явно уже не будет функционировать как прежде, даже если его таки спасут, что было маловероятным…
(с) Mirana Ailse

Как сам говорил этот склонный к фатализму мальчишка, завтра их может сбить машина или убить случайная пуля. Стоит ли из-за этого лишать себя веселья прямо сейчас?
(с) Noel Robichaud

Ведь добрая часть соклановцев являются носителями членов, а значит подобными делами точно не увлекались.
(с) Olivia Nakamura

Не забывай, что я не беспородная собака с улицы. Я — породистая сука, с хорошей родословной и прекрасным почившим отцом.
(с) Olivia Nakamura

– Так вот, анекдот! Убили как-то кнарры Пупа и Лупа человека. Первым отведал добычу Лупа. А Пупа стал есть человека за Лупой!
(с) Oswald Rewera

…всегда был рядом — но близко ещё никогда.
(с) Rhyys Orwou

Риис любит побеждать, ещё больше — избегать поражения.
(с) Rhyys Orwou

В теории она вполне вписывалась в антураж сомнительного района (ни капли расизма, да), но одета несколько не в такт этим обшарпанным строениям и грязному тротуару. Как увидеть лощёного королевского корги посреди мусорной свалки.
(с) Saul Kingdom

Не каждый день на твоих глазах загораются девочки (влюбленные медсёстры в больнице, конечно, не в счёт).
(с) Saul Kingdom

Его моральное и эмоциональное равновесия выдохнули, взялись за руки и поехали кататься на американских горках шаткой нервной системы…
(с) Soma Essex

Сома на детородном органе это всё вертел, откровенно говоря. Его социальный долг исполнен, по его скромному мнению — он даже человеку пульс померил.
(с) Soma Essex

Раздался долгий, протяжный выдох, за который Тиш успела припомнить всех святых. На всякий случай, чтобы время потом не терять на поминках.
(с) Tish Murphy

В любом случае, смерти во время мастурбации или секса — дело далеко не новое.
(с) Wei Ksanling

Пара, видимо, решила заняться сексом на коньке крутой металлической крыши, в результате чего скатилась, упала и разбилась. Как говорится “нахера, а главное зачем”?
(с) Wei Ksanling

Shade Paradox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shade Paradox » Друзья » Marauders: Aftershocks


Marauders: Aftershocks

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://i.imgur.com/45ugdXY.png

0

2

Rupert Foster  |  Руперт Фостер, 40-45 | Глава отдела аннулирования случайного волшебства | Нейтралитет или ПС


Apocalyptica - Path Vol. 2
https://i.imgur.com/5LqOa1Z.gif https://i.imgur.com/Dh9LyRN.gif

Colin James Farrell

Ты – левая рука главы департамента. Большинство сотрудников нашего отдела считают, что без тебя третий уровень не был бы таким, каким он есть сейчас, в лучшем смысле этого слова. Ты - профессионал высшего класса, любящий свою работу по многим параметрам: от её мобильного характера и до способности напрямую влиять на происходящее. Некоторые желали бы видеть тебя на посту руководителя департамента, однако ты знаешь, что хороший специалист и хороший управленец – далеко не одно и то же.
Ты имеешь деловую хватку, гибкий ум, великолепную реакцию и способность трезво мыслить в стрессовых ситуациях, а это одни из самых ценных навыков для нейтрализаторов случайного волшебства.  Говорят, что ты – одиночка, индивидуалист, но это не совсем так. Возможно, это следствие профдеформации. Или, всё же, некие собственные тайны?


Nota bene. Если будет желание сменить внешность - просьба заменить хотя бы на аналогичную. Имя и фракция свободно менябельны. Специализация в плане магических дарований на выбор игрока, неупомянутые данные - тоже. Однако я подразумеваю, что Руперт – специалист широкого профиля, эдакий мастер на все руки, что прекрасно позволяет ему справляться практически с любыми непредвиденными обстоятельствами. Поэтому Фостер особенно ценен «в поле» и редко протирает штаны в кабинете, предпочитая оставлять некритичную бумажную работу на зама/секретаря. А казусов, поверь, у нас хватает. Особенно в последний год.

0

3

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЛУЧШИЙ ДРУГ
И БУДУЩИЙ ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР "ЕЖЕДНЕВНОГО ПРОРОКА"


Barnabas Cuffe | Барнабас Кафф
I am I, and I wish I weren’t
https://i.imgur.com/HiwuSRW.gif   https://i.imgur.com/EVGgpO1.gif

полукровный, 26, репортёр в газете "Ежедневный пророк" | Harry Lloyd


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Берни поднимается на рассвете. Впереди столько дел, если слишком долго валяться в постели, и половины не успеешь. В его распоряжении огромный дом, сад — регулярный у дома и ещё один, буйно разросшийся сад с лабиринтами роз и огромными липами, принадлежавший бабушке Мод, за кованой калиткой в кованом заборе. В бабушкином саду флигель и пруд в кружевах кувшинок, качели, каменный мост, а дальше лес и река. Все это требует изучения, каждый уголок таит истории, все они жаждут быть рассказанными. Берни изучает Линден Дейл с живым и внимательным любопытством, он все фиксирует, все записывает, важна каждая деталь, ведь однажды все это будет принадлежать ему, когда-то в портретной гостиной на втором этаже появится и его, Барнабаса, портрет. Но это нескоро, а пока он в самом начале пути, путь будет непременно широк и светел, и уже очень скоро миру заявит о себе его магия, ведь он, Барнабас Кафф — волшебник.

Барнабас поднимается на рассвете. Вчера он снова шатался на опушке Запретного леса, на берегу Чёрного озера, за теплицами, в совятне, у ворот, на вершине Астрономической Башни, в библиотеке... или где угодно ещё, где можно найти истории, которые жаждут быть рассказаны. Или опять до поздней ночи торчал с Джастином, Хизер и Эммилин в редакции, готовя к выходу свежий номер газеты. А ведь эссе по истории магии само себя не напишет. Контрольная по зельеварению сама себя не подготовит. Доклад по трансфигурации сам не составится. Барнабас Кафф учится на «Превосходно», у него большое будущее. Весь мир будет знать его имя, ведь он — будущий великий волшебник.

Барнабас поднимается на рассвете. За окном его простой комнаты в простом доме дышит свободой лето, но Барнабасу не до праздных прогулок, не до отдыха, не до беспечности. Барнабас должен работать, чтобы помочь родителям свести концы с концами. У них больше нет огромного дома, нет сада, и второго сада тоже нет, нет флигеля и моста и липовый аллей, а старый лабиринт роз новый владелец выкорчевал, чтоб устроить на его месте фонтан. Вчера Барнабас встретил Хизер Гамп, когда был на работе. Он пытался спрятаться, пытался остаться незамеченным, но не получилось: Хизер подошла, и пришлось признаться, что на каникулах Барнабас подрабатывает. Он чуть со стыда не сгорел.
Теперь вся школа может и не узнает, но узнают Вэнс и Нотт, и отец Нотта, наверное, тоже. А Кафф так старался произвести на него впечатление... и на Гампа, и на Вэнса, но больше всего на Нотта. Кафф должен восстановить имя, он должен вернуть дом, и флигель, и сад бабушки. И он уже понял, что получается у него лучше всего: рассказывать истории. Те, что жаждут быть рассказанными.

Барнабас Кафф поднимается на рассвете. Страна охвачена войной и он — на незримом уровне передовой этой войны. Он сражается на невидимом фронте в битве тех, кто на самом деле владеет миром. Миром владеют те, у кого в руках информация?
Нет, миром владеют те, кто несёт информацию людям. Нет оружия, более недооцененного, чем истории, жаждущие быть рассказанными. Главное — верно выбрать, которую рассказать, а которую похоронить в тишине навсегда. У Барнабаса столько дел, если валяться в постели, и половины не успеешь. Он должен быть лучшим в редакции, он должен быть на виду, ему должны верить, его должны слышать. Он, Барнабас, должен соответствовать ожиданиям Веритуса Нотта, ведь именно он сядет однажды вместо Нотта в кресло главного редактора. Барнабас станет великим волшебником. Его будут знать все. И у него будет огромный дом. И сад. И ещё один сад, и липы, и розы, и пруд, и каменный мост, и флигель.
За окном, на горизонте, небо охвачено пожаром. Мир волшебников охвачен пожаром. Великобритания корчится в очищающем огне. Кто-то сгорит и ничего не останется. Кто-то восстанет из пепла. За окном Барнабаса полыхает заря.
Барнабас Кафф поднимается на рассвете.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Берни и Джастин сдружились в Хогвартсе практически сразу, хоть и были распределены на разные факультеты (Джастин оканчивал Хаффлпафф, Барнабас - рейвенкловец). Укрепил их дружбу похожий взгляд на мир и то, что они вместе положили начало школьной газете, отыскав и починив магический печатный станок. Вскорости к ним присоединились Хизер Гамп и Эммилин Вэнс.

Дед Барнабаса владел очень хорошим и прибыльным бизнесом, который сам развил почти с нуля, но он был слишком принципиален и честен, потому прогорел, а всё, что он успел построить, растащили по камешку конкуренты. Берни вырос в большом богатом доме, но к тому времени, как он поступил в Хогвартс, имение пришло в упадок, а затем, когда он учился на шестом курсе, его пришлось продать, поскольку семья уже не имела средств на то, чтобы содержать большое поместье.
Берни был вынужден работать летом, чтобы помочь родным свести концы с концами.

Семейная ситуация наложила серьёзный отпечаток на его характер и ко времени выпуска из школы они с Джастином, Хизер и Эммилин уже далеко не единомышленники. Берни всегда старался произвести хорошее впечатление на "правильных", "нужных" взрослых, в частности, на отца Джастина - Веритуса Нотта, который в настоящее время является главным редактором "Ежедневного Пророка". Берни твёрдо намерен занять его место, когда Нотт уйдёт в отставку, и всё для этого делает (согласно канону, ко времени основных событий истории Гарри Поттера, Барнабас Кафф - главный редактор "Ежедневного Пророка"). Его цель - восстановить доброе имя семьи и вернуть потерянное состояние.

Барнабас - вкусный, сложный типаж, человек с ворохом противоречий в душе, по сути неплохой, но способный вести себя как форменный засранец (и нередко так себя и ведущий). Если вы видели Гарри Ллойда в сериале "Дивный Новый Мир", то хорошо представляете, какого персонажа мы видим. Мы считаем, Гарри просто создан для такой роли. Если ещё не смотрели - посмотрите, хотя бы для того, чтоб им полюбоваться и втюриться вдребезги.

Мы уже понапридумывали вам тонну хэдканонов, несложившиеся романы, моральные дилеммы, привычки, семейные традиции, невесту и кучу всего разного и классного. Приходите, просто приходите, скорее, будем обожать, играть, жечь и пепелить.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнём в гостевой а там понесётся)


Пример поста (Берни здесь упоминается)

О да, слезы Барнабаса Джастин тоже не добыл бы ни за что, если б не подсуетился сразу же, как друга постигла незавидная участь: даже вообразить, что Помфри позволит нечто подобное, было невозможно. Было нечто циничное, очень холодное и даже отдающее злом в том, что, узнав о болезни друга, Джастин сразу подумал, что надо запастись светящимися слезами. Но самому Джастину это странное чувство даже нравилось, оно возбуждало и гораздо больше напоминало ему отвагу и доблесть, чем злой цинизм. Барнабас, к слову, считал так же, он совершенно не обиделся, напротив, был, похоже, даже немного расстроен тем, что Джастину эта идея пришла в голову раньше, чем ему.
Акцио банка Джастина, - Хизер, воспользовавшись его недолгой задумчивостью, совершает обманный маневр и ловко ловит банку - на зависть любому ловцу.
Джастин точно знает: он сам - ловец.
- А я говорил, что не только Мэтту достался талант ловца! - заявляет он не впервые, хоть и знает, что Хизер терпеть не может подобные разговоры и в квиддич все равно не пойдёт.
Ох уж эти рейвенкловские заучки, - нередко добавляет он, но не в этот раз: все-таки повестка дня куда занимательнее, чем талант ловца, зарытый Хизер в землю. У рейвенкловцев и так неплохой ловец, что уж там, а квиддичную карьеру после школы не собирается продолжать и сам Джастин. А вот Мэтт вроде да, так что тут как посмотреть: конкурент в лице брата не самый удобный нюанс для карьеры.
Это что… - тянет Хизер, разглядывая добычу Джастина, - дракон?
- Эээ... - мычит тот, наклоняясь к банке и заглядывая внутрь с противоположной Хизер стороны, - Ну выглядит как дракон, хотя, конечно, очень маленький. Вроде тех элементалей, которых используют для жарки каштанов, даже ещё меньше.
Хизер обзывает дракончика насекомым, на что тот как будто даже обижается, хотя нет уверенности, что он понимает человеческую речь.
В принципе для пойманного и запертого в банке существа, тем более крылатого, гнев и возмущение вполне естественны.
- Где достал? - спрашивает Хизер, возвращая банку.
- Нашёл, - ответ звучит исключительно глупо, хотя это чистая правда.
Джастин отмечает про себя этот парадокс - ему важно все, что сопутствует правде, все ощущения, которые она вызывает, - Хизер брезгливо морщится, стряхивая руку.
Руки её испачканы следами светящихся слез: Джастин не очень-то аккуратно их выливал. Опустив глаза, он обнаруживает, что и его собственные ладони поблескивают.
- Без него ничего не может быть сделано, - скрипит ворон на дверном молотке.
В который раз Джастин думает, что, попади он в Рейвенкло, ночевал бы на этой площадке каждый день. Построил бы тут себе шалаш, книжек натаскал...
- Время, - походя бросает Хизер и входит в открывшуюся дверь.
- Ох уж эти рейвенкловские заучки... - вздыхает Джастин, проходя следом.
Он же должен был это сказать.
Пока подруга переодевается, гость рейвенкловской гостиной вспоминает нужное заклинание, а затем собирает оставшиеся на его ладонях слезы привидений в пустую чернильницу, реквизированную с книжной полки, и запечатывает её свечным воском, присев у камина на корточки. Вряд ли чернильница зачарованная, стоит тут для нужд студентов. Рядом с пятью такими же.
Одной больше - одной меньше. В Рейвенкло вообще запас чернильниц, перьев и пергамента наверняка неисчерпаемый.
Я что подумала, - возвещает вернувшаяся Хизер, - подумала, что дракончик похож на привидение.
Джастин, поднимаясь на ноги, многозначительно демонстрирует ей чернильницу со слезами, встряхивая в руке, затем прячет в сумку.
Хизер верно подметила: привидение прошло бы сквозь стекло. Банка обычная, не зачарованная, из гостиной Хаффлпаффа: чернильниц там может и не так много, зато банки и корзинки для печенья точно всегда есть.
- ...надо спросить у кого-то кто в курсе насчёт слёз у привидений. Нужно поговорить с кем-нибудь из них. Мало ли.
- Запомнить: не плакать перед смертью! - заявляет Джастин, поднимая указательный палец, - Да, я как раз попытался разговорить Толстого Монаха на этот счёт, заодно выяснил, что ему почти не довелось отведать поросёнка, поскольку духовенству в средневековой Англии разрешалось есть только двуногих животных. Монах говорит, что привидения не плачут, но насчёт Серой Дамы он не уверен. Она же живёт где-то тут, у вас? Ты давно её видела?

0

4

ЖДУ ХОРОШЕГО ПАРНЯ


Cameron MacFusty  |  Камерон МакФасти
Говорят, что в каждом законченном цинике живет несостоявшийся романтик.
https://i.pinimg.com/originals/67/29/0c/67290c21a0134f30eeb608d4cb6de576.gif
чистокровный, 36 лет, драконолог в фамильном заповеднике |sam heughan


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent]Мы познакомились с тобой в Хогвартс-Экспресс в наш первый день. Ты, я и мой большой чемодан со сломанной застежкой. В общем, было бы романтично, не будь на по одиннадцать лет. Еще и Шляпа, стерва старая, развела нас по факультетам, сочтя меня умной, а тебя... ну ты сам знаешь, кем. Правда, нашей дружбе это не особо помешало, мне было с тобой легче, чем с девчонками, да вообще с тобой всегда было легко и просто. Ты ловил мою руку в попытке затеять драку с заносчивыми мальчишками, ты помогал мне там, где у меня были сложности. В дуэльном клубе я была твоей мотивацией стать лучше, чтобы меня переплюнуть, но наши соревнования никогда не переходили в нечто ужасное и неправильное. Ты показал мне драконов, не раз приглашая на Гебриды, и мы оба знали, что наша дружба не закончится даже тогда, когда закончится школа.
[indent]Наверное, я думала, что тебя быстро женят, но именно я сообщила первой, что выхожу замуж и попросила меня поддержать, быть моей подружкой невесты, моим посаженным отцом. Гиббон тебе не нравился, но я не обращала внимания на это, и неожиданно для меня, ты фактически отстранился от всего происходящего. Почему? Не расскажешь даже годы спустя? Или, может, выпьем бутылку огневиски на двоих и ты мне все-таки объяснишь?
[indent]Ты уезжал из Британии, спасал драконов, привозил их в заповедник, обзаводился новыми знакомыми. Я писала письма. Не поверишь, Кэм, ты единственный, кому я писала письма, я ненавижу их писать, но тебе писала. Постепенно мы восстановили эти отношения, твоих подружек я знала поименно, и меня они почти не бесили.
[indent]Именно я завербовала тебя в Орден. Хотя фу, какое слово - завербовала. Я тебе предложила стать частью чего-то большего. А ты согласился, как-то быстро и легко, словно тебе не хватало остроты в своей жизни. Поразительно, драконологу не хватало остроты. Теперь мы были на одной стороне, ты решил, что обязан обо мне заботиться, хотя я этого не просила. Мы нашли повод для ссоры из-за Гиббона - снова, но когда погибли мои родители, ты был рядом, за что огромное тебе спасибо. Ты не даешь мне совершить ошибку, которая может стать фатальной. А еще ты назначил себя тем, кто отберет у меня палочку, когда я доберусь до убийц моих родителей и младшего брата.
[indent]Не уверена, что у тебя получится, но посмотрим.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent]Странная такая дружба от которой бывают дети, но на самом деле это не про нас с элементами броманса. На самом деле МакФасти единственный нормальный мужчина в жизни Амелии, чьи отношения вообще не очень-то разборчивые. Камерон не считает, что Амелия не умеет любить, но знает, что она видит мир в ином свете, и ей нужна помощь связи с социумом, ну вот такая она. В меню у нас флеши, орденские приключения, странное настоящее, спасение драконов, а еще бонусом приложится история с одним любопытным драконьим артефактом и его владелицей. Вам понравится.
[indent]Внешность хотелось бы эту, очень хочется больше рыжих и таких красивых.
[indent]А еще есть заявка на сестру.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнем с гостевой, а там в тг


Пример поста

В последние дни что-то странное происходило, будто память решетом становилась. Амелия приходила домой, падала спать, поутру не помнила ничего толком, но вдумываться в это она не хотела. Какие-то детали ускользали плавно, постепенно, мягко лавируя между осколками более серьезных воспоминаний. В голове звоном проходило предупреждение об опасности, но чем дальше, тем реже на него Боунс внимания обращала, будто не что-то серьезное. Ну мало ли, сил было не много, времени еще меньше, от рабочей загруженности можно было собственное имя забыть. От внерабочей — имя брата.
Амелия трет висок. Чай стынет настолько, что лимон вянет в напитке. Боунс вздыхает, с некоторым удивлением смотрит на строчки на пергаменте. И в упор не может вспомнить, чтобы писала их, как и не может вспомнить, что к этому привело. Раздраженно стучит ногтями по столешнице, оглядывая беспорядок на столе. Все как обычно, и ничего нового, кроме записки, ну да ладно. Наверное, пора что-то пить от памяти. Молодая еще, конечно, для этого, мать будет искренне возмущена нездоровыми нитями настроений. Но в целом и это можно перетерпеть.
— Боунс, ты долго будешь смотреть в пустоту?
Писгуд склоняет голову к плечу, рассматривая Амелию. Амелия пальцами пробегает по недавно обрезанным до каре волосам, задумчиво изучает лица своей группы. Точно. Им нужно разобраться с текущими делами, им нужно спланировать следственные мероприятия, а в голове какая-то совсем уж неприличная пустота.
— Значит так...
Взгляды в сторону Амелии беспокойные, беспокойнее остальных взгляд Эммилин. Боунс не привыкла неловкость ощущать, но сейчас ручку в руках вертится, на месте не стоит, нужно записать план действий, нужно разобраться с делами.
— Сэвидж, давай ты проверишь хозяина той лавки в Лютном, контрабанда явно через него пошла, но он отмалчивается. Попробуй схитрить, ну или не знаю, империо запрещаю применять... что?
Несколько пар глаз в немом удивлении впиваются в Боунс. Это что, реакция на шутку? Амелия славилась неподкупностью и умением следовать всем догмам закона, четко выполняя установленные правила, чтобы дела были проведены с точностью, без изъянов и возможности обойти конечное решение.
— Мадам старший аврор, я, конечно, все понимаю, и характер у меня дерьмовый, и сложности я тебе доставляю, но я еще вчера выполнил это твое распоряжение, и протокол в деле, ты его даже читала. Не помнишь, что ли?
Перо в пальцах Амелии замирает. Как и она сама. Ведьма сглатывает. Это уже нехорошо. Она не помнит ничего подобного, ни то, что отдавала уже это распоряжение, ни факт его выполнения Сэвиджем, и уже напрашивается новый вопрос: что еще Амелия успела забыть? Она трет висок. Последнее, что ей нужно, лишиться своего статуса железной ведьмы без слабостей, но, похоже, реноме начинает трещать по швам. Штопать дырки Амелия никогда не умела, из-за чего отчаянно сокрушалась ее мать.
— Ладно, — Амелия поднимается из-за стола, — все знают, кто что должен делать, дерзайте.
Она выходит из кабинета в коридор, делает несколько шагов, присаживается в полутемную нишу, в которой не сразу рассмотришь сидящего. И запускает пальцы в волосы. Взгляд скользит по полу, изучая его причудливые узоры и модные туфли, прикупленные вчера на распродаже со скидкой в пятьдесят процентов не потому, что денег нет, а потому, что скидка это всегда выгодно. Но с головой уже, похоже, беда. Совсем беда. Вот только как найти время на лечение, когда его катастрофически нет. Туфли и те куплены по пути от Министерства до дома, и через пару дней они займут место на полке, уступив ножки Амелии объятиям старых стоптанных тапок, в которых удобно бегать за преступниками.
Только какой в этом толк, если она скоро не вспомнит ни одного заклинания?
Пока помнит. Амелия в голове прокручивает одно за другим отработанные годам заклинания, ладно, нормально, помнит — уже хорошо. Может, и правда таблеточки, зелья, и все будет хорошо? Ну забыла, ну с кем не бывает?

0

5


ТОЛЬКО В СЕНТЯБРЕ
упрощенный шаблон анкет для всех
КАНОНОВ и НУЖНЫХ персонажей

https://i.imgur.com/kZkBuIT.gif https://i.imgur.com/2frLb8K.gif
добро пожаловать домой

0

6

MEA CULPA


Vivienne Duvall  |  Вивьен Дюваль
Поверь, мы оба небо знали:
Звездой кровавой ты текла,
Я измерял твой путь в печали,
Когда ты падать начала.
А. Блок. "Твое лицо бледней, чем было"

https://i.imgur.com/BLufdzZ.gif
чистокровна, сквиб, 38-42 y.o. (03.10.1940-44), Оперная дива |Eva Green


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Сильвия Жад де Трефле-Пике | Sylvie Jade de Trefle-Picques
Говорят, что истинная магия невозможна без дара.
Но кому, как не единственной дочери мсьё Де Трефле-Пике, доказать всему миру обратное? Однако, пожалуй, нигде, кроме свободной нравами Франции подобный эксцесс случиться не мог.
Сказка в духе братьев Гримм началась так.

Жили на свете волшебник и волшебница. Были у них и великолепное поместье со сверкающими синевой шпилями; и сонм безупречных слуг и шустрых домовиков; и сад с нежно-розовыми гортензиями, белоснежными магнолиями и рубиновыми парковыми розами. Были у них несколько великолепных фестралов и парники с редкими и причудливыми травами. Было у них магическое могущество, титул чистокровия и богатства. Одного лишь у них не было – желаемого дворянами ребёнка.
Когда седины украсили голову волшебника, он призвал в свой замок отшельника, презрев его дурную славу и слухи о том, что слова его, стоит им прозвучать, окутывают людей прочной сетью неминуемого пророчества. Тот явился на зов и принёс с собой чёрную завесу дождя, мертвенные вены молний по телу неба и бурю, что стала гнуть к земле вишнёвые деревья в саду. Волшебница, едва увидев гостя, впала в суеверный страх, однако супруг её испросил у отшельника – суждено ли им обзавестись наследником?
Тот, прежде чем ответить, затребовал плату – три дня и три ночи в самой высокой библиотечной башне дворца без дозволения кому-либо туда заходить. Даже домовикам. Тяжёлые предчувствия стали одолевать дворянина. Однако, всё же, он дал гостю своё разрешение и слово, что ни одна живая душа не явится в северную башню, ту, о шпиль которой стала бить молния. Мрачный вещатель уединился там, однако слуги то и дело шептались о том, что видели силуэт чародея сначала в саду, затем – в коридорах, а после – в тайных катакомбах под замком.
Однако обещание волшебник сдержал.
На третий день ненастье прекратилось: дождь перестал, гром утих, и успокоилось море, обнимавшее отрог, на котором стояла синяя громада поместья волшебника. Тогда отшельник явился перед очи чистокровного, что не мог спать с тех пор, как на пороге его дома появился этот кудесник, и произнёс:
«На исходе третьего дня золотой поры ваша жена разродится наследницей. Однако дитя заберёт у вас всё: великолепный замок со сверкающими синими шпилями и сонм слуг с домовиками, сад с гортензиями и лучших ваших фестралов, титулы, богатства и жизнь.»
Нахмурился волшебник, потемнели его глаза. Однако, будучи не только благородной крови, но и благородного духа, он одарил отшельника так, как не мог мечтать ни один кудесник, и отпустил его.
С того момента, как волшебница почувствовала дитя под сердцем, желание дышать морским бризом, довлело над ней. Тот смягчал любую непогоду с тех пор, как отшельник покинул благородные земли. К тому времени, как позолота покрыла листья, в саду, вопреки всяким законам природы, расцвели гортензии, магнолии и розы, усыпавшие ноги будущей матери бархатным разноцветьем лепестков.
Вынашивая маленькую госпожу, волшебница чувствовала, будто мир вокруг неё наливается цветом. Точно все жизненные соки земли стекаются сюда в ожидании появления их дочери на свет. И вот, к третьему дню октября у мадам де Трефле-Пике отошли воды. И вместе с ними завяли цветы в саду, поникла и ссохлась трава, и почернела осенняя позолота – за приливом последовал беспощадный отлив, который унёс от берега жизни и душу герцогини. Она умерла на родовом ложе, однако дочь безутешного волшебника, в которую мать напоследок вдохнула имя – Сильвия – оказалась живым и крепким ребёнком.

С её рождением сказка кончилась и началась обыкновенная, отчасти – безобразная, отчасти – прекрасная реальность.

Потерявший жену мсьё де Трефле-Пике, на контрасте с горем, единственным смыслом своей жизни видел благополучие Сильвии. Эта горькая отцовская любовь толкала его на такие поступки, которые не сможет понять ни один человек, не отягощённый его обстоятельствами.
Сильвия, вследствие гиперопеки, росла одиноким ребёнком, умудряясь быть обаятельной, но непостижимой для своих сверстников. С годами черты матери всё ярче стали проступать в ней: в глазах, обрамлённых смолью густых ресниц, разливалась морская синева, морской ветер постепенно обтачивал гладкие детские черты. Однако, в ту пору, когда положено было проявиться магическому дару, обозначился главный изъян любимейшей дочери дворянина – его малышка, дышавшая сумрачной красотой и тонкостью черт, была сквибом.
Ни один колдомедик или мастер тёмных искусств не мог справиться с этим недугом.
Погружённый в мрачную решимость, одержимый идеей, мсьё де Трефле-Пике стал вынашивать план по созданию исследовательского проекта по возвращению волшебных сил сквибам. Единственной целью его было вернуть магию – возможно, не только его обожаемой Сильвии, но всем обездоленным, несправедливо исключённым из общества волшебников по всему миру.
Шли годы. Нравы в отношении лишённых волшебства становились всё мягче. Герцог превратился в мрачного, одержимого идеей старика, в то время как Сильвия стала цветущей девушкой, относившейся к своей природе спокойно. Несмотря на «волшебную увечность», она всё ещё обладала практически всеми благами жизни и, мало того, наслаждалась ими. Большую часть времени, вне обучения верховой езде, этикету и образованию, приличествующему человеку её положения, Сильвия испытывала особую страсть к пению. Те немногие люди, которых отец допускал к девушке, сходились во мнении, что мадемуазель де Трефле-Пике подобна древнегреческим сиренам. Такие романы магглов, как «Тошнота» Сартра и «Над гнездом кукушки» Кизи были самыми близкими друзьями Сильвии, втайне от отца.
Проект герцога был запущен в шестьдесят третьем году. К финансированию присоединилось несколько иных влиятельных фигур, заинтересованных в исследовании феномена сквибов. К проекту были призваны специалисты многих профилей из разных стран, и им предстояла монументальная работа на стыке нескольких дисциплин.
В тайной лаборатории, оснащённой самыми современными инструментами, алхимики, колдомедики, легиллименты проводили исследования и щадящие опыты над сквибами. Именно туда год спустя попала Сильвия, уверенная в том, что стала жертвой похищения неизвестными для шантажа её отца.
Когда Сильвия впервые встретилась с английским алхимиком, не афишировавшим собственного имени, она осознала, что из этой лаборатории пути в прежнюю её жизнь нет. Она быстро догадалась о поступке отца, ставшим для неё настоящим ударом. Однако, именно там она попала под пристальное внимание одного из исследователей колдомедицинского центра. Её исследовали – ментально, физически, магически, однако молодая госпожа де Трефле-Пике ничем не отличалась от других испытуемых. Алхимические снадобья агрессивного характера покрыли неизлечимыми шрамами её тело, а внимательный взгляд алхимика – глубокими, горько-сладкими следами душу. В их связи не было ничего эротического, однако испытания, выпавшие на долю Сильвии, сблизили доктора и подопытную так, как порой сближает судьба охотника и жертву. Именно к ней алхимик относился иначе, чем к другим пациентам – Сильвия была умна и проницательна, недооценивать её он не мог несмотря на налёт чистокровного снобизма. Она же заполнила рельеф его рук, отмеченный кольцом на безымянном пальце – залогом его верности другой женщине. Наложившим табу на болезненную привязанность девушки. Однако его образ Сильвия пронесла через всю жизнь, терзаемая одновременно и необходимостью бежать от него, и жаждой найти снова.
Год, проведённый в застенках, стал для Сильвии вечностью и, вместе с тем, точкой невозврата. К тому времени, как это предприятие ликвидировали в силу неэффективности оного, мисс де Трефле-Пике изменилась. Серебряные струны прорядили тёмные волосы, тёмная пудра веснушек осела на скулах и высоком лбу, губы налились цветом, сгустились тени под морской пучиной глаз. Воздух свободы опьянил Сильвию, однако обещанный докторами экипаж так и не приехал. Годами позже опальная дворянка магического мира узнала, что её отец скончался у себя в особняке за месяц до её освобождения, Сильвия числилась пропавшей без вести, а всё имущество герцогов де Трефле-Пике отошло государству. Сама она не могла доказать своей принадлежности к роду без наличия волшебной палочки или волокиты через суды и болезненную экспертизу, и к этому не стремилась.

Vivienne Duvall  |  Вивьен Дюваль
Спустя семь лет молодая женщина по имени Вьвьен Дювалль произвела фуррор в культурном обществе магического дворянства. Заявив о своей принадлежности к сквибам, тем не менее, она утончённостью своей красоты, балансом рокового и мягкого обаяния и чрезвычайно богатым голосовым диапазоном приковала к себе внимание чистокровной французской диаспоры. Франция, привычная к разнообразному произволу, встряхнулась перед новым скандалом. Жёлтая пресса увенчала голову Вивьен ржавой короной мерзких слухов об успехах через постель и плащом из домыслов о туманном и скандальном прошлом. Это был тот случай, когда журналисты, прозревшие в Вивьен опальную дворянку, оказались правы. Впрочем, сама госпожа Дювалль этого не афишировала. Не опровергала, но и не подтверждала «сенсацию». Она окутывала Париж бархатной поволокой голосового глиссандо, лёгким вибрато и экзотическими обертонами.
Спустя год безуспешной борьбы с повсеместным помешательством персоной Вивьен тон газетчиков потеплел. Слава оперной дивы разлетелась по соседним странам, и вскоре госпожа Дювалль стала путешествовать с гастролями. Спустя ещё два года радио протрубило о том, что дива вышла замуж за скрипача, что путешествовал вместе с нею — таланта не менее непревзойдённого, Фердинанда Монтё. Молва говорила о том, что жить браку недолго – две столь яркие звезды редко уживаются вместе. Вопреки всему, стаж этих отношений перевалил за пятнадцать лет, однако, говорят, брак госпожи Дювалль и господина Монтё держится лишь только на добром отношении друг к другу. Он покрылся пылью скуки за неимением в этой семье детей – оба они, и Вивьен, и Фердинанд, посвятили себя карьерам.
В турне по Европе восемьдесят первого Вивьен отправилась одна – им с мужем было нужно друг от друга отдохнуть. Последней страной в её путешествии оказался туманный Альбион, несколькими годами ранее славившийся проказой Пожирателей Смерти. Со стороны сквиба это был смелый шаг, практически провокация закостеневшего в снобизме общества. Однако госпожа Дювалль, никогда не обнажавшая грудь под вспышки колдографических фотоаппаратов, не знала, что один из мрачных призраков её прошлого будет присутствовать в зале, на последнем из нынешних концертов. И что единственный взгляд оживит всю круговерть пережитого двадцать лет назад.


После всего указанного я должен уточнить кое-что об образе и характере Вивьен.
В первую очередь, госпожа Дювалль по образу – тёмная, декадансная муза. Это мягкая ночная волна, это лунный свет – чётко видимый, но почти не осязаемый физически. Однако, она далека от образа стервы из «Города грехов 2» или ведьмы из «Грошевых историй». Покорность её, вежливость и притягательное обаяние граничит с внутренним стержнем, сломать который оказалось не под силу всем жизненным испытаниям, выпавшим на долю мадам Дювалль. Тем не менее, не в её привычках демонстрировать другим собственную силу. Многие даже об оной не подозревают.
История Вивьен подлежит развитию, особенно приятно будет видеть стремнеие играть с другими персонажами в том числе. К примеру, чтобы достигнуть успехов на сцене, вдруг Вивьен заручилась помощью жрицы вуду? Или имеет иную страшную тайну? Вдруг у неё в роду были русалки или вейлы? Или некие иные тайны связывают её с Магической Британией?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Это заявка в пару. Она отчасти про стокгольмский синдром, отчасти - про пробуждённую жажду жизни и забытые эмоции в обоих персонажах. Однако, речи о женитьбе и совместно нажитом добре, включая детей, не идёт. Данная история - сложные отношения взрослых людей, отягощённых условностями, обстоятельствами, противоречиями, порой - смертельной опасностью, работой в поте лица и редкими, но незабываемыми встречами. Она - про искру, бурю, безумие от единственного прикосновения.
Однако, хочу попросить будущего соавтора о нескольких вещах.
- Посты хотя бы раз в два дня, максимум - в три. Потому что я - горючее вещество, стремительно гаснущее без подпитки.
- Если Вивьен вас не пленила как меня, прошу сообщить о намерении уйти с роли. Муза - существо капризное, понимаю, однако ждать у моря погоды - занятие неблагодарное) Особенно когда корабль ушёл по-английски.
- Хотелось бы видеть соблюдение норм русского языка ака наличие заглавных букв, знаков препинания и т.д. Не считая опечаток, все мы люди. Комфортнее всего в прошедшем времени, третьем лице. Однако привычен и к настоящему времени в тексте.
- Автор сей заявки - визуалист, ему важна соответствующая подача происходящего. Поэтому буду рад наличию описаний окружения и персонажа непосредственно не только в анкете, но и в постах :)
- Всегда рад общению в телеграмме, если у соигрока возникнет такое желание. Как показывает практика, общение делает игру ярче)
- Пример поста. Отказывать не привычен, но при несовпадении вкусов зачем мучить и себя, и соигрока? Надеюсь на ваше понимание)

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

Для начала ЛС


Пример поста

Тонкокостная девушка-призрак, мелкой поступью пересекая будто бы необъятную антрацитовую комнату, необыкновенно подвижными пальцами опускает иглу граммофона. Вся она — белоснежно-розовая, практически обнажённая, с миндалевидным разрезом розовато-голубых глаз, китаянка-альбинос, нанесённая на бархатное полотнище дальних покоев длинными плотными линиями азиатской туши. Кареокий взор без труда пронзает слои полупрозрачного волокнистого газа, кутающего её покатые бёдра, и впечатление ложится на жёсткий рот такой непривычной для гостя заведения полуулыбкой. Вся она — контраст человеку, чей монументальный рельеф плеч густо и маслянисто поблёскивает под косыми лучами искусственных лун. На них — начертанные следы узких пальцев и проникающая до самого дна лёгких смесь эфирного афродизиака.

То место, где оказались Чарльз и представленное ему чарующее создание, будто бы не имело ничего общего с реальностью, откуда нелёгкая не далее, чем полтора часа назад принесла колдомедика, больше напоминающего пасмурную зиму, нежели человека. Чарльз был измотан сложным отравлением одного из коллег, которому потребовалось прикрытие, и длинной сменой, изобилующей бумажной волокитой и внедрением очередного постановления Министерства Магии, плавно сместившейся ввечеру в дела ночные. Смердящая кишка Лютного переулка встретила Чарльза новостями о сорвавшейся сделке и довольно настораживающих слухах об ирландских конкурентах. Вероятнее всего, Чарльза сегодня вовсе не было бы в покоях госпожи О, если бы не необычайное, почти не присущее Энтони упорство.
“Сегодня у нас для тебя сюрприз, босс.” — так он сказал, и за блеском льдисто-голубых глаз Тони Чарльз безошибочно распознал долю лукавства.
И теперь госпожа О медленным, текучим движением — точно она состояла из воды, не из земной плоти — убирала реку белых волос с покатых плеч, медленно и плавно опускаясь в облако сложенных юбок. Когда Чарльз спросил её имя, она тонко, деликатно улыбнулась кроваво-красными, тонкими губами, отвела длинный дамский мундштук. Верно, она выбрала именно это имя потому, что оно помещалось в единственный дымчато-вишнёвый выдох. О.
Китаянка балансировала между сном и явью подобно канатоходцу, удерживая и клиента от падения в пропасть трёхчасового забытья. О водила короткими ногтями по лоснящейся коже, отпуская круги по водной глади чужой чувствительности — она изучала людей тактильно. Прислушивалась к их гармонике, и в Чарльзе она уловила эхо — такое неразличимое, далёкое, почти ненастоящее. Будто сигналы металлоискателя, обещающие не то клад, не то старый снаряд.

Сочетание элементов, крывшееся под хрупкой на вид гипсовой маской госпожи О, наводила Чарльза на мысли о зелье из выжимки яда виверны; паутины лунного света, добываемой исключительно их отражений в хрустальных водах Тибета, серебряной пыли и капли крови вейлы. Она плыла у него перед глазами. И чем дольше она ускользала, тем сильнее было желание сосредоточить взгляд на молчаливой китаянке, скользившей по зеркалу реальности подобно неуловимой водомерке. В обыкновении он не любил таких женщин — эфемерных, почти ненастоящих, но Тони не оставил ему выбора. Какими побуждениями он руководствовался, когда он выбирал именно её?
Контрастом? Разнообразием? Её магическими прикосновениями за гранью тактильности?
Чарльз ощутил, как О невесомо склонилась над ним, коснулась обнажённой грудью спины, а плеч — почти острым срезом волос. Однако он слишком устал сегодня, чтобы хотеть её в иных планах, кроме эстетического созерцания.
С тела его сошло напряжение. Натянутые струны нервов постепенно приходили в гармонию в обволакивающей их тишине. Чарльз сомнамбулически опустил голову к груди, когда руки О скользнули ниже, к широким лопаткам, а затем стали подниматься вверх по гранитовым барханам мышц Чарльза. Однако в тот миг, когда розоватые, нежные пальцы подобрались к тыльной стороне шеи и прильнули к мерно пульсирующим венам по обе стороны, стальные пальцы почти с неуловимой быстротой перехватили белые напряжённые запястья.

Её кожа наощупь как лепестки лотоса. Её страх — вскинувшаяся в одночасье, сладостная волна, омывшая его с головы до ног. Обещающая многим больше. Тень, что поглощает её по мере того, как Пожиратель поднимается на ноги, утягивая скованную не то непониманием перемены, не то сиюминутным шоком О. Затем он берёт её за плавный свод челюсти, удерживая беловласую голову поднятой, ставит на ней раскалённую, кровавую печать своего поцелуя — под нажимом зубов легко рвётся тонкая поволока розовых губ. Только теперь, ослепленная пронзительной болью, она вздрагивает, но не пытается освободиться — вестимо, лёгкие повреждения входят в контракт.
Пожиратель отстраняется, вскидывая голову, и косо упавший свет рисует на его лице гротескную, чёрную демоническую маску. Тени заволакивают взгляд, душат блики в глубине широких чёрных зрачков. Госпожа О рывком пытается освободиться тогда, когда сжимающиеся на её голове пальцы норовят сломать тонкие, податливые кости, но тщетно — он может удерживать её, хрупкую, будто вдвое меньше его самого, одной рукой. О норовит ударить его в пах или по голени, но Пожиратель швыряет её в подушки, на которых только что чинно сидел Чарльз.

Нескольких секунд и разрыва зрительного контакта хватило, чтобы минуло. Чтобы эбеновая волна отхлынула, оставляя на берегу только мёртвую усталость.
Когда Поттер пришёл в себя — О и след простыл.
— Чтоб тебя, Тони. Это была дурная затея, очень дурная. В следующий раз подумай трижды.
Освещение слепило ему глаза и выхватывало крапины холодной испарины. Тени залегли под запавшими глазами. Прежде, чем уйти, следовало объясниться с администрацией и выплатить полагающуюся компенсацию, как бы та ни оказалась. Подобные проступки едва ли были присущи тому Чарльзу, которого, вероятно, знали в стенах клуба.

0

7

ЛУЧШЕГО ДРУГА


Bartemius «Barty» Crouch Junior |  Бартемиус "Барти" Крауч-младший
АИГЕЛ - "Чудовище"
https://i.ibb.co/4MNrFjL/ezgif-1-fb86a3bf4d.gif https://i.ibb.co/8X8k4Qb/C2898c966d75faa95ba4510d957fa441.gif

чистокровный, 20, узник Азкабана |tom payne


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Ты родился в настолько любящей и прекрасной, во всех смыслах, семье, что по всем законам прекрасной сказки, ты должен был вырасти из чудесного мальчика в достойного человека, которого бы ставили в пример. Но жизнь - не сказка. И трудности начались с самого рождения...
Твоя история будет передана из уст в уста не один раз. Ты станешь живой легендой среди авроров, ты наведешь шороху сильнее, чем многие. Твое имя будет в каждом заголовке еще очень долгое время. Твою историю изменят, приговаривая "Этот мальчишка с детства был странным!" или "Я всегда считала его испорченным..."
Но так ли это было? Ты родился, будучи любимым и желанным ребенком. Природа не наградила тебя здоровьем, но неплохо одарила материнской любовью. Так неплохо, что испугавшись за твою жизнь, уже успевшая потерять первенца - твою старшую сестру, твоя мать провела ритуал, связывающий ваше здоровье. Чем лучше становилось тебе, тем хуже себя чувствовала она. Спасительный, но вместе с тем жестокий ритуал. Возможно, именно он стал причиной всем дальнейшим событиям и изменениям в тебе. А может быть разгадка таится в самом понимании, где рождается зло, откуда оно приходит в наши сердца. Так доподлинно и неизвестно, что в твоей жизни пошло не так. Ясно одно... Уже когда воздух пронзил плач новорожденного, этот мир понял, что будет потрясен тобой.
Ты рос хорошим мальчиком. Таким послушным, любящим, открытым. Правда ли это была или Барти Крауч-младший с самого детства уяснил, что самое выгодное поведение - это поведение, удовлетворяющее ожидания взрослых? Но каковы были эти взрослые вокруг тебя, что давали тебе воспитание? Ты помнишь своего отца? Ты помнишь его участие в твоей жизни? Можешь ли вспомнить, что бы он проводил с тобой время? С тобой, а не со своей работой. Не с длинным списком дел, расписанием встреч и тонной вопросов, которые требовали моментального решения. Что ты вообще помнишь о своем отце? Вы росли будто в разных семьях, и уже в детстве ты понял, что его настоящая семья - это его работа. И тебе, одинокому мальчишке, нет места в его жизни. Помнишь ли ты свои чувства? Когда твой отец в очередной раз забыл о твоем дне рождения, когда Бартемиус Крауч выбрал срочное совещание вместо того, что бы отправиться с тобой куда-то, когда он говорил тебе "Не сейчас Барти" вот уже в который раз... Может быть именно тогда детская обида начала перерастать в злость, а та, не найдя приемлемого в вашем обществе выхода, начала разрушать тебя изнутри?
Ты был очень умным ребенком. Ты все схватывал на лету! Учеба давалась тебе прекрасно. Ты смог даже поставить некий учебный рекорд, сдав все 12 СОВ (после тебя этот рекорд не скоро еще смогут повторить). Ты очень быстро запоминал информацию, твой мозг работал, казалось, не так как у других детей. В чем-то ты был даже гениален. Например в том, как скрывать собственные чувства от окружающих. Тебе не было равных в самоконтроле. До определенного времени. Все это время, весь период твоего взросления, в тебе жило чудовище, питающееся твоим гневом, что раздирал тебя изнутри на части.
Ты расчетлив, рационален, вдумчив. Ты всегда выберешь действовать разумом, а не чувствами. Есть ли в тебе вообще чувства, Барти? Есть ли у тебя сердце? Этот вопрос тебе зададут много позже. В твой звездный час... У магглов такие как ты становились в истории знаменитыми серийными убийцами, тщательно продумывающими каждый свой шаг. Ты же выбрал иной путь.
Тебя легко можно назвать социопатом. Тебе не знакома эмпатия. Ты лишь знаешь, что должен показать на своем лице для того, что бы получить необходимую реакцию окружающих. Как в детстве ты ведешь эту игру с обществом, не испытывая при этом никаких чувств. Ты умело играешь этот спектакль. Ты обаятелен и легко знакомишься с новыми людьми, но тебя мало интересует само поддержание долгих связей с ними, они просто тебе надоедают. Люди скучны и предсказуемы. Люди слабы и подвластны своим мелким желаниям, не способные себя контролировать. В тебе полностью отсутствует чувство вины. Сей рудимент в тебе истреблен самой эволюцией, так ты считаешь? И имеешь некоторое на это право. Возможно, такие как ты - это следующий шаг. Или же ты - просто погрешность... Когда-нибудь мы узнаем правду. У тебя бывают приступы агрессии, если ты, будто избалованный ребенок, не можешь сразу же получить желаемого. Иногда это бывает забавно... Но чаще это бывает полезно. Все эти качества и привели тебя в следующую главу твоей жизни.
Ты рано осознал все строение общества вокруг и мира вцелом. И пришел к выводу, что мир нуждается в насильственной корректировке. И ты был далеко не один в этом понимании. Ты нашел друзей, если такой вид социального общения вообще приемлем для тебя. Ты нашел людей, которых смог понять и ощутить те эмоции, что и они. Впервые в своей жизни. И ты начал двигаться в заданном направлении, подкрепляемый уверенностью в праведности собственных поступков. Ты всегда умел дать логичное оправдание собственным преступлениям. И здесь, наконец, твоя звезда зажглась. Ярчайшим светом, на который ты был способен, демонстрируя все твои таланты и весь твой потенциал. Ведя тебя в авангарде борьбы за лучший и, на сей раз, правильный мир, исправленный всеми нами.
Скажи, ведь ты всю жизнь ненавидел своего отца. Сперва за его отстраненность, затем за равнодушие, что ты встречал по отношению к себе. Ты всю жизнь старался быть хорошим сыном. Было ли причиной того желание стать нужным или же что-то иное, неизвестно. Но вскоре эта обида, одиночество и не высказанная злость изменились, преобразуясь в лютую ненависть, вкупе с насмешками, без которых ты просто не мог смотреть на собственного отца. Тебе не было жаль его, ты не способен на жалость. Как он не способен на прощение. Встретившись с ним взглядом в зале суда Визенгамота при твоей попытке сбежать, ты впервые мог высказать ему все, что так долго желало быть высказанным. Ты рассмеялся в лицо собственному отцу, принимая с гордостью все выдвинутые против тебя обвинения. Больше тебе ненужно было изображать день ото дня воспитанного аристократа, хорошего мальчика и послушного сына. В твоем спектакле настала кульминация и потрясающий финал. Окружающие, будто впервые увидевшие тебя, разглядели твое безумие. Конец первого акта твоей удивительной истории... Двери Азкабана закрылись, настало время недолгого антракта...

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Барти-младший сразу понравился Люциусу. Вероятно, из-за того, что они всегда были чем-то похожи. История их отношений со своими отцами, их взгляд на мир, их преданность одному делу. Их характеры разные, но они словно дополняли друг друга на общих заданиях - это позволило им стать лучшими друзьями на какое-то время. Они понимали друг друга... Да, иной раз не одобряя действий или поведения, они все же не нарушали беззвучного кодекса собственной дружбы. Барти и Люциус были теми друзьями, что могли говорить о чем-то своем, а в следующий миг перейти к нечеловеческим пыткам над кем-то по заданию Темного Лорда. У каждого был свой стиль, у каждого были собственные любимые приемы. Война сплотила их, а проигрыш на время прервал их дружбу, разведя по разным углам этой жизни. Останутся ли они друзьями после побега Барти и других Пожирателей? Останутся ли так же преданны друг другу, как во время боев, когда каждый мог расчитывать, что друг прикроет спину? Осталось ли место в их жизни для этой странной, разрушающей все вокруг дружбы, или же на самом деле они лишь подпитывали безумие друг друга, подстегивая их саморазрушение?
Да и что будет делать Барти, когда получит свободу? Решит навестить отца? Или же своих соратников? Как смотрит молодой парень, прошедший через столь многое, на свое будущее и верен ли он изначальному плану?

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

почти всегда здесь.


Пример поста

Люциус не собирался начинать разговор при матери Петтигрю. Все должно было носить максимально миролюбивый характер, не стоило пугать женщину. Малфой лишь надеялся, что у этого малого хватит мозгов, что бы поддержать маленькую смешную легенду, будто бы они, в самом деле, с Питером друзья. Уже ставшая практически родной маска воспитанного молодого человека здесь работала безотказно. Люциус заметил, как изменилось лицо хозяина данной халупы при встрече с ним. Как на долю секунды эмоции взяли верх, отражаясь на лице Петтигрю прежде чем тот выбрал тактику поведения. Пожав руку парню, Люциус едва удержался от того, что бы не протереть руки одной из кружевных салфеток его матери. Продолжая сидеть в той же расслабленной позе, в которой он разговаривал с женщиной, уверяя в том, что пришел с целью помочь их семье как представитель древнего и уважаемого рода, Малфой не снимая улыбку с лица, будто бы он был рад видеть своего хорошего друга, продолжал смотреть на эту семейную идиллию, стараясь при этом подавить то ли усмешку, то ли рвотный позыв. Но... Воспитание всегда побеждало в борьбе с истинными эмоциями аристократа.
Матушка, поставь, пожалуйста, чай, мы с моим другом прогуляемся. Погода хорошая, поделимся последними новостями и придём.
Хороший мальчик, все правильно понял. Люциус окинул взглядом этого паршивца. Что за видок... Он слышал, что Петтигрю перебивается несколькими работами, что бы оплачивать эту рухлядь и здоровье своей драгоценной мамаши. На себя денег явно уже не хватало. Как печально... - с иронией заключил внутренний голос Малфоя. Поднявшись со своего места, молодой человек дружески хлопнул Питера по плечу, выходя за ним в коридор и далее на улицу. Ноябрьский вечер ударил в лицо холодным влажным воздухом, оседающим на одежде едва уловимым конденсатом. Глубоко вздохнув, Малфой с прежним доброжелательным выражением лица смотрел на вышедшего Питера. На то, как наивно он запирает за собой дверь. Неужели парень еще не понял, что для них не было закрытых дверей нигде. Для них не существовало преград и замков на дверях. Они всегда найдут способ добиться своего, нравилось это другим или нет. И согласно сводкам они побеждали и планировали побеждать и дальше. А для этого, как ни парадоксально, им был необходим этот мальчишка...
Случайно, в нормах этикета нет ничего о визитах без приглашения в дом одинокой женщины?
Малфой, могло показаться со стороны, будто пришел действительно к своему другу и теперь смотрел на него полными искренности и добра глазами. Подойдя чуть ближе к Петтигрю, Люциус положил ладонь ему на плечо в умиротворяющем жесте. Улыбнувшись ему ободряюще, мужчина слегка наклонился.
- Питер... У тебя замечательная мама. Она так беспокоится за тебя. Представь, если она выглянет в окно и увидит, как ты нервничаешь... Разве это понравится ее сердцу, что так болит за тебя? Как она нахваливала своего Питера, пока ты ни пришел. Какой замечательный, умный, трудолюбивый и любящий у нее сын, который всегда поддерживает ее. Так продолжай быть этим прекрасным сыном, не волнуй свою матушку понапрасну.
Толи Люциус сам убрал руку, то ли Питер скинул ее со своего плеча, но жест получился чуть смазан. Коротко взглянув на свою ладонь, Малфой отряхнул руки, делая шаг в сторону, направляясь за угол дома, где росло несколько деревьев. Летом они, должно быть, создавали прекрасный вид из окна и приятную тень в летний зной. Но сейчас это было несколько скелетов, приготовившихся к долгой, влажной и оттого особенно холодной зиме. Достав портсигар, Малфой закурил. Вредная привычка, от которой он так и не мог избавиться. Прикурив от кончика волшебной палочки, волшебник вновь убрал ее во внутренний карман и повернулся лицо к подошедшему Питеру.
- Не будь таким напряженным, Питер. Это всего-лишь визит вежливости. Так сказать, что бы передать тебе привет, - голос Малфоя на мгновение потерял ту дружелюбность и открытость, которыми он был пропитав во время разговора с женщиной, - и передать тебе кое-что... Мы устали ждать. Наше терпение имеет весьма заметные границы. И я не советую тебе проверять их на прочность. Как ни крути, но все будет по-нашему... - Люциусу было смешно, неужели мальчишка этого не понимал? Такой взрослый и такой наивный Питер, если решил, что сможет избавиться от внимания, уже обращенного на него. Малфою и самому было неприятно признавать, что этот простак был им нужен. Но приказы Темного Лорда не обсуждались.
- Смотри, Питер, как обстоят дела... Ты принимаешь наше предложение. Ты выполняешь свою задачу. И твоя жизнь становится лучше... Проще... Удачливее... Неужели же ты не хочешь помочь своей бедной матери? Поселить ее в по-настоящему хорошем доме, ее доме, где ей не придется делить ни с кем свое личное пространство. И за который тебе не придется расплачиваться своей жизнью и здоровьем. Ты сможешь отправить ее на юг Франции, где она поправит здоровье. Найдешь себе девушку... Или же получишь расположение той, на кого ты пялишься и о ком мечтаешь сейчас... Ведь тебе будет, что ей предложить. Ты окажешься в правильной компании. В компании, где тебя слушают, где тебя уважают... А не в той, где о тебя вытирают ноги. Ты сможешь добиться всего, что ты хочешь.
Люциус внимательно смотрел на Петтигрю, говоря медленно и вкрадчиво, давая ему осознать каждое услышанное им слово. Малфой не спешил и не собирался повторять дважды. Перемежая свою речь редкими затяжками, Люциус словно волк медленно ходил вокруг странного мальчика по имени Питер, выглядящего в этой поношенной одежде, с этими взъерошенными волосами как не до конца повзрослевший ребенок.
- Если же ты рискнешь отказать нам... - остановившись, Малфой усмехнулся, но подавив усмешку сменил ее на улыбку, - Что ж... Твоя матушка осталась, кажется, довольна тем, что я зашел к ней и выслушав все ее воркования на твой счет. Будет очень грустно, если ее талантливый и любимый сынок не оправдает ее надежд, правда? Каково же будет разочарование бедной женщины, как иначе взглянет она на тебя...
Люциус знал, что парень не прибегнет к уловкам. Не запишет их разговор, не побежит к своим дружкам, докладывая об этой встрече. Как успел понять Люциус, Петтигрю был почти патологически привязан к своей матери. Вместо нее ведь больше никого не было у парня. Это было видно. Как и то, что он не спешил рассказывать ей о своих друзьях, о которых сейчас так переживал. Иначе настоящие друзья давно бы уже помогли женщине справиться со всеми трудностями, что приносит старость. Но нет. В отсутствии сына она была предоставлена лишь собственному одиночеству...

0

8

СТАРШЕГО БРАТА


Edgar Bones  |  Эдгар Боунс
Разрушительный потенциал в каждом безграничен.
https://64.media.tumblr.com/1e2b5b41fa88ff1d16b620663d8960b9/tumblr_inline_pow7owG7Vb1u9q28v_250.gif https://64.media.tumblr.com/d57f4fd7365ca7dc85dedaaa23957b7f/tumblr_inline_poxn7ygGA81u9q28v_250.gif
полукровка, 37 лет, глава хит-визардов? заместитель главы хит-визардов? |adam demos


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent]Первенец и гордость родителей. Ты всегда и во всем первый, после тебя можно не пытаться своими успехами хвастаться, ведь там, где достиг высот ты, нечего делать было, ни мне, ни нашему младшему брату Эдриану. И все же, я пыталась: я повторяла твои успехи, в чем-то я была лучше. Я находила приключения на наши пятые точки, после которых тебе приходилось брать вину на себя, ведь тебя ругают меньше. Так было до школы, так было в школе. В Хогвартсе мы были параллельными прямыми, которые не пересекались - но так мне казалось. На самом деле, ты делал для меня больше, чем я думала. И все за моей спиной, и я ничего об этом не знала. Ты знал, что я хотела стать аврором, и решил выбрать для себя будущее хит-визарда, чтобы не маячить на горизонте.
[indent]Когда я пыталась хотя бы замуж выйти раньше, чем ты женишься - ты лишь губы поджимал молчаливо. Орест Гиббон тебе не нравился, но любая попытка пойти наперекор моим желаниям для тебя заканчивалась скандалом, на твоей стороне были родители, Эдриан держал нейтралитет. Не знаю, пытался ли ты защитить меня от упреков родителей, но вряд ли мы могли с тобой об этом поговорить.
[indent]В твоей жизни все было прекрасно: работа, девушки, внимание. Но вокруг разгоралась война, и эта война не могла оставить тебя равнодушным. Свой выбор в пользу Ордена Феникса ты сделал быстро, и лишь спустя определенное время ты пришел ко мне с предложением вступить в организацию. Я тебе отказала. Мы впервые за пять лет могли бы с тобой откровенно поговорить, но у нас сложно с этим было. Ты ушел без моего положительного ответа, но вскоре я сама к тебе пришла с вопросом, в силе ли твое предложение. Так мы снова перестали быть параллельными прямыми и встречались не только по работе и на пятничных ужинах в отчем доме.
[indent]Война забирала близких, твоих, моих, общих. В такие минуты ты искал поддержки у меня, я ее давала очень скудно, но в наших с тобой родственных отношениях установилось хрупкое, зыбкое перемирие. Рухнувшее осколками, когда погибли родители и брат.
[indent]К январю 81 года ты женился и стал отцом. Дочери, названной в честь нашей матери, было около полугода, она болела и ты остался с ней и женой дома в тот день, а меня задержал мой бывший жених. Родителей и Эдриана убили, убивали жестоко, не брезгуя пытками. Мы оба понимали, что кому-то из нас мстили, а может и обоим. Казалось бы, в такие тяжелые времена мы должны были пойти на сближение, но когда я тебе рассказала, что Гиббон в тот вечер меня задержал, и я его подозреваю в причастности, ты пришел в бешенство. И во всем обвинил меня. Почти что выровненные отношения превратились в прах.
[indent]Это была не последняя потеря. Уже на самом финише войны, фактически ее финальной точкой стали убитые Фрэнк и Алиса Лонгботтомы. А потом потянулись аресты и суды, которые венчали приговоры виновникам, пусть и не всем. Казалось, наступило мирное время. Живи и радуйся. Но легко ли это, Эдгар? Получается? Как тебе спится ночами? Не снятся те, кого не вернуть потому, что мы где-то ошиблись и принесли их в жертву? Нет ли у тебя комплекса выжившего? Потому, что у меня есть, пусть и не такой острый. И я все еще ищу того, кто убил наших близких.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent]Взаимоотношение Эдгара с миром, мотивация и привычки, история личных отношений, все это я не прописываю, все это вы решите для себя сами, а я чуть-чуть могу подсказать какие-то детали. Эдгар может жениться на Глории из-за случайно беременности, а может хотеть этого, может сейчас жаждать развода, быть в сложных отношениях или наоборот, в идеальных. Все на ваше усмотрение.
[indent]Отношения с Амелией сложно-сочиненные, осколочно-стекольные. Станет ли проще, неизвестно, но, возможно, сейчас они смогут поладить, а может все ухудшат. Наверное, будь между ними не год разницы, а больше, все было бы проще. А так Эдгар, который считает своей обязанностью заботиться о сестре, нарывается невольно на врожденную независимость и самостоятельность Амелии, что отдает легким флером неразделенной любви. Вот только чьей? Я не предлагаю вам падать в инцест, между ними никогда ничего не было в этом плане, но я предлагаю вам рассмотреть вариант, где в другом каждый из них чувствует свою половинку души, от чего все только становиться хуже. Вместе никак, врозь - еще хреновее.
[indent]Внешность обсуждаема, но хочется что-то свежее, не затасканное на ролочках.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

приходите и смело идите в лс, телеграм обязательно дам


Пример поста

[indent]Спать невозможно. Амелия закрывает глаза и видит тела родителей, тела Эдриана. Если мать убили сразу, то отца пытали, а брату досталось за явную попытку сопротивления. Всю картину, более-менее точно, почти сразу же восстановил Сэвидж. И теперь оставалось дело за главным, найти тех, кто это сотворил. Отсутствие метки над домом не приносило уверенности, что это не Пожиратели. Да, они стремятся сообщать о своих преступлениях, но могут и скрытничать, мстя особо рьяной сотруднице Аврората. Эдгар который день методично твердит, что это не ее вина, что мстить могли и ему, на что Амелия только смеется с долей истерики, отказываясь спорить. Ей не легче. По большому счету ей все равно, кто виноват в смерти родителей и младшего брата, она хочет найти и лично убить.
[indent]Лучше всего повесить на ветке, чтобы убийцы сдыхали долго, памятуя о том, кого они убили.
[indent]Сырой воздух врывается в легкие ранним утром, когда Амелия выходит из дома. Идет по неочищенным еще улицам, плывет в полумраке серости с белыми оттенками грязного снега. Рождественские украшения на магазинах и кафешках, окнах жилых домов, кажутся чем-то кощунственным, отбиваясь болью в легких.
[indent]Когда она вошла в дом, под ногами хрустели осколки разбитых елочных игрушек. И этот звук похож на хруст снега, от чего ее саму начинает подташнивать.
[indent]Она не аппарирует, а проделывает весь путь пешком до самого Министерства. Кончики волос начинают подвиваться от сырости, дважды она ступает в лужу, оставляя на коже сапог размытые грязевые следы. Амелия ничего этого не замечает, ей будто бы все равно, ступор хватко держит ее, не давая сорваться. Завтра похороны, которые она бессовестно спихнула на Эдгара и его жену. Амелия не разбирается в цветах, гробах и кладбищах, но зато она разбирается в том, что опоздала не просто так - по вине Гиббона. И эта мысль все дни просто вьется ниточкой вокруг, только сейчас собирается алыми крестиками вышивки на полотне невидимой картины преступления. Нужно вызвать Ореста, нужно задать ему вопросы. Совпадений в таких ситуация не бывает, как ни старайся их рассмотреть, и Амелия уже составляет план допроса, медленно отмирая из собственного состояния всеобъемлющего горя.
[indent]Уже в кабинете, где обитает ее группа, Амелия стаскивает отсыревшую мантию. Раннее утро спасает ее от сочувственных высказываний и бесполезных соболезнований. Завтра их будет много, завтра каждый будет считать своим долгом подержать ее за руку, выказывая приступы жалости, за которые хочется придушить. Не надо ее жалеть, ей это не поможет, а мертвым это, тем более, не нужно, что бы там не щебетала Глория. Амелия наливает себе большую чашку чая, оставляя ложку размешивать содержимое, и оборачивается к Сэвиджу:
[indent]- Ты покажешь мне отчет с места убийства моих родителей?
[indent]Сэвидж, кажется, здесь ночевал. Помятый вид, взъерошенные волосы, из-под свитера выглядывает вчерашняя рубашка, а он редко носил одну рубашку два дня, если имел возможность вернуться домой. И Амелия чувствует, как под ложечкой начинает сосать, как над головой сгущаются тучи. Она уже знает, что он сейчас скажет, но не торопит его, пока Сэвидж подбирает слова, чтобы отказать.
[indent]- Мел, пойми, это не я так решил, - начинает он издалека. Отводит взгляд, изучает старый стол, мебель тут вечная, Боунс вот уверена, что она помнит еще авроров века девятнадцатого.
[indent]Ложка начинает быстрее в чашке двигаться, звеня о стенки, отбиваясь сбивчивым ритмом готовой взорваться истерики.
[indent]- Ну...
[indent]Сэвидж мнется. Амелия кивает.
[indent]Зачем нужен ответ, если ты и так все понимаешь? Боунс резко разворачивается на каблуках, ложка замирает в чашке с чаем, дверь за ведьмой хлопает так, что со стен осыпается не только штукатурка, но и спящий на паутине в углу паук. Похоже, для него это тоже стало стрессом, такое напряжение, шлейфом потянувшееся за Амелией. Она идет уверенно в сторону кабинета главы Аврората, в стремлении влететь в него без стука и потребовать, чтобы дело Боунсов оставили ей, вопреки всем правилам и инструкциям. Но ей плевать на правила, сейчас она не хочет работать в их рамках. Пусть с ними считается кто-то другой, а она уже семнадцать лет отработав имеет право требовать для себя это расследование, ведь она лучше всех знает, что к чему.
[indent]Ее злость разбивается совершенно неожиданно о запертую дверь. Амелия дергает за ручку, со всей дури лупит по двери, распугивая домовиков, которые проводят утреннюю уборку и проходящих мимо стажеров. Но этого мало, и Боунс бьет ногой по двери, в надежде, что она откроется, хотя и так понятно, что за ней никого нет. И стучится она в пустоту.

0

9

ОТРЯД БОЙЦОВ-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТОВ


Elena Princip & Peter Borowiecki | Елена Принцип & Петр Боровецкий
Вставай, проклятьем заклейменный!
https://i.imgur.com/ERNLhNb.gif https://i.imgur.com/zHCj0jp.gif
pb\hb, 30-45, свободные охотники | Natalie Portman & Till Schweiger


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Елена и Петр - добрые знакомые Антонина Долохова по парижским делам. Оба живут во Франции уже много лет, но никто до сих пор не знает, живут ли они вместе. Зато очень хорошо известно другое - Елена никогда не берется за дело без Петра, а Петр непременно приглашает Елену. Надо признать, такая политика приносит свои плоды - до настоящего времени их не то что не поймали, но не сумели даже уличить в делах, которые определенно тянут на несколько тюремных сроков.
Их услуги стоят дорого. Настолько дорого, что такие числа обычно пишут на бумаге, но стараются не произносить вслух. Однако, наниматель всегда знает, за что платит - эта пара еще никого не подводила, и уж если возьмется за работу - сделает, пусть даже на кону окажутся их собственные жизни, что уже не раз случалось.
Что связывает сербскую террористку с польским легионером?
Вероятно, жажда к свободе, к удобной и красивой жизни. К золоту. Верность друг другу. Особый азарт, который возникает на сложных заданиях.
Или это просто привычка, консерватизм?
В любом случае, когда Наталья Долохова решила помочь единственному сыну решить проблему с заключением под стражей, она знала к кому обратиться.

И не ошиблась.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Несколько фактов о персонажах:
- Елена, дочь сербского повстанца, казненного при восстании на фоне европейской войны, получила прозвище "Точка". Она заслужила его дерзким убийством марионеточного сербского премьера, о котором потом писали в газетах: "В вопросе балканских восстаний поставлена решительная точка".
- Петр, потомок старого шляхетского рода, много лет служил во Французском Иностранном Магическом Легионе, где набрался опыта боевых столкновений и решимости в поступках и мыслях.
- Оба пылают ненавистью к собственным правительствам и ограничениям, которые те накладывают на свободные европейские народы. Потому Елена стала грозой балканских диктаторов, а Петр рисковал жизнью в заморских владениях чужой страны.
- Ходят слухи, что они обрастают связями и копят золото для того, чтобы позже принять участие в масштабной войне, которая все должна расставить по своим местам. Однако, не исключено, что это только слухи.
- Елена творит магию при помощи кольца, а вот Петр использует традиционную волшебную палочку. Оба - опытные и крайне опасные боевые маги.

От меня:
- Менять можно все, кроме канвы образов.
- Давайте кошмарить Англию, деньги есть.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

@Wanderer_C


Пример поста

После предъявления ультиматума, Долохов пожелал остаться в одиночестве. Медленно он прогуливался по пустынным улочкам, временами морщась от налетевшего дыма, временами вдыхая дым от собственной сигареты. Он курил машинально, не задумываясь даже о том, что он делает и зачем; эта привычка, которую многие назовут одной из самых вредных, иногда помогала Долохову сосредоточиться. Тлеющий огонек в ночи, плотный ароматный дым, привкус хорошего табака — может быть, не хватало здесь только кальвадоса, столь любимого Антонином, но во время серьезных операций он все же предпочитал абсолютную ясность ума, хоть и отдавал себе отчет: даже это не всегда есть гарантия рассудительных решений.
Как вот несколько минут назад, например. Разве стоило срываться и раньше времени начинать показательные казни? Разумеется, нет. Долохова сильно задело то, как просто женщина предложила ему своих коллег взамен пленных; как просто она решила, что может выдвигать ему вообще какие-либо предложения. Как просто она решила, что может надавить на чувства или воззвать к мнимому разуму того, кто проклят уже тысячами языков.
Но злиться все же не стоило. Все мы совершаем ошибки, без этого человеческое существование немыслимо. Юнис ошиблась, Антонин ошибся. Теперь два этих инцидента повлекут за собой целую череду новых ошибок от других личностей, и они будут копиться как снежный ком. Своего рода, эффект бабочки. Исправить, конечно, ничего уже нельзя. Никогда и ничего невозможно исправить. Аминь.
Странствующий философ повернул к границе своих нынешних владений.

— Отдам вам половину за двоих узников Азкабана и все палочки, — безаппеляционно заявил Долохов, выслушав предложение министерского чиновника, — Обмен здесь же через три минуты. И не забывайте, четверых я вам уже вернул. Безвозмездно.
Не желая слушать возражений — мужчина считал, что уже подкрепил свою позицию достаточно серьезными действиями — Антонин развернулся и быстрым шагом направился обратно в деревню. В сопровождении трех соратников он взбежал по скрипучей лестнице на второй этаж бара.
— Забирайте всех волшебников и уводите их прочь, — распорядился Долохов, окинув помещение взглядом, — Целителей тоже, они здесь больше не нужны.
Пожиратели Смерти начали вычленять чистокровных и полукровок из общей массы, набралась примерно половина от общего числа пленных. Их стали поочередно, но весьма быстро выводить на первый этаж. Когда мимо Долохова вели Юнис, он коротко улыбнулся.
— Больше мне не попадайтесь, mon ami.
Затем он велел отвести всех несовершеннолетних в подвал и запечатать там заклинанием, защищающим от воздействия извне.
Потом началась потеха.

Радушно улыбнувшись освободившемуся от плена Аберкромби, он сердечно обнял его на глазах авроров и Грега Макмиллана; левой рукой похлопал по спине, а правой невербально проклял, прижав кончик палочки к животу. Тот обмял в его руках, медленно стек на землю и застонал, разъедаемый Темной Магией изнутри.
— Азкабан тебя сильно подкосил, старина. Или это вовсе не ты? — громко произнес Долохов, глядя на меняющийся облик мнимого соратника, — Начинайте штурм, Макмиллан. И в следующий раз не думайте, что среди вас нет предателей.
Он закатал рукав левой руки и коснулся Метки на предплечье. Это был условный сигнал: уже через несколько секунд лагерь Министерства был атакован снаружи — силами Пожирателей Смерти, которые прибыли в окрестности Лоннифилда задолго до начала всего представления.
Антонин вернулся в деревню, отвадив от схватки вдову Ларсон и бросив всех остальных в помощь внешнему отряду. Дождавшись, пока купол не спадет, они аппарировали прочь, предварительно запустив в здание бара гигантскую огненную змею.

0

10

БЛИЗНЕЦЫ КРОСС


Jane Cross  |  Джейн Кросс
So you can throw me to the wolves
Tomorrow I will come back
Leader of the whole pack
Beat me black and blue
Every wound will shape me
Every scar will build my throne
https://i.imgur.com/QLf1Yb8.gif https://i.imgur.com/lTenJxk.gif
полукровна, 27, частный детектив |Krysten Ritter


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Ты цинична, груба, и прямолинейна. В добро не веришь, во зло - тоже. Магический мир разочаровал тебя, как и все человечество.

Ты родилась в доме, где совершенно всем на всех было наплевать. Одна из старших из десяти братьев и сестер, из которых еще не ясно кто был родным а кто двоюродным, ты скорее выживала, чем жила. Ор, драки, бедность, стыд. Изо дня в день, изо дня в день. Кому некогда, кому нет дела — какая разница, "взрослые" никогда ничего не решают, и поэтому ты всегда решала все для себя, с самого детства. И никто не был тебе указом — потому что у тебя никогда не было выбора.

Твоя мама - сквиб, твой отец - маггл в долгах по уши потому что он и правда считает, что однажды выиграет в лотерею или его лошадь придет первой к финишу. Единственным утешением был брат, с которым вы делили все, начиная от утробы и заканчивая ответственностью за младших братьев и сестер, за которыми кому-то надо было следить.

Ты умела воровать еду, начистить лицо парням из соседского двора, и списать экзамены в школе, в которую тебе некогда было ходить. Да и учебники, в общем-то, не на что покупать. Ты не хотела бы всего этого уметь, но едва ли у тебя когда-то был выбор. Это мир, в котором ты оказалась. Это карты, которые выпали на руки. И ты их взяла и начала с их помощью выживать так, как умела.

С тех пор, как тебе пришло в Хогвартс, стало полегче хотя бы во время обучения, пускай шлейф из всех родственников и из бедности до сих пор шел за тобой по пятам изгибающимися тенями. Но ты была сильнее этого всего. Девочка, которую не впечатлить жестокостью, и от которой не получить тяжких вздохов впечатлительной натуры. Прямолинейна как стрела — мало следит за собственным языком а иногда и кулаками, если так будет нужно.

Ты вступила в дуэльный клуб и вскоре стала его победителем. Ты стала охотником команды по квиддичу и забила рекордное количество голов. Пускай ты может и не любила копаться в книгах в поисках ответов на вопросы, но сила, меткость, и таланты к боевой магии не давали промаха. Все ответы на свои вопросы ты могла из кого угодно выбить.

В школе ты была чуть менее цинична. Почему? Потому что ты все еще верила, что все может быть иначе. Что ты и правда сможешь изменить не только финансовую ситуацию своей семьи, но и даже уголовную ситуацию всего мира. После выпуска из Хогвартса ты вступила в ряды хит-визардов, и работала в них несколько лет, пока магический мир не выплюнул тебя как старую жвачку.

Произошел несчастный случай. Во время операции по поимке преступника, он бежал и взял в заложники несколько магглов. Ты приняла на себя риск, ты ринулась в бой, ты задержала преступника, и, в общем-то, сделала все правильно. Вот только правильное твое решение закончилось случайной смертью двух магглов.

Так бывает, это случается, это часть работы. И в то же время командир той операции кинул тебя под поезд, сбросив ответсвенность за его собственные ошибки тоже, и умыл руки, пока ты погрязла в пучинах разборок и бюрократии Визенгамота. А под конец тебя уволили. Не просто уволили, из тебя сделали пример. За все те годы, что ты им отдала, и за прекрасную службу, ты получила официальное заявление и пинок под зад.

С того момента ты быстро поняла, что аврорат со всем своим министерством может идти на хуй, и в своей жизни разбираться ты будешь сама. Что же, у тебя в качестве частного сыщика получается отлично.


James Cross  |  Джеймс Кросс
My dreams are not unlike yours
They long for the safety
And break like a glass chandelier
But there's laughter and oh there is love
Just past the edge of our fears
And there's chaos when push comes to shove
But it's music to my ears
https://i.imgur.com/TnXP6if.gif https://i.imgur.com/dn8xG20.gif
полукровен, 27, аферист-контрабандист (твоими словами, "предпрениматель") |Robert Sheehan


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Свой первый кошелек ты смог успешно своровать в шесть лет. До этого тебе достаточно часто прилетало от внимательных людей, но ты быстро лечил свои синяки да ссадины и отправлялся дальше тренировать свои несравненные навыки. Твоя мама — сквиб, твой отец — маггл в долгах по уши потому что он и правда считает, что однажды выиграет в лотерею или его лошадь придет первой к финишу. Для своих братьев и сестер ты становился отцом, но ответственности в тебе в связи с этим не прибавлялось, даже когда количество детей перевалило за десяток а ты был уже весьма себе взрослым человеком. Ты "воспитывал" их брать своими руками все, что им нужно, и не просить ни прощения, ни разрешения. Обидели — дай сдачи. Только и всего. Благо, что рядом с тобой всегда была сестра-близнец, которая если что могла дать сдачи еще больнее, чем ты.

Хогвартс тебя мало привлекал. Стоило тебе только пережить первое восхищение собственной мягкой кроватью и кучей бесплатной еды, что появлялась перед носом, ты быстро начал скучать в этом месте и чувствовать себя загнанным в угол зверем. Ты не знал что такое правила и уроки, ты не умел быть таким правильным школьничком, которого пытались сделать из тебя учителя. Ты не учился, не писал эссе. Но зато достаточно быстро научился зарабатывать галлеоны на продаже каких-то невиданных смесей, которые якобы должны были помогать с экзаменами. Ты списывал во время экзаменов совершенно виртуозно, а позднее продавал свои планы списывания другим. И главное ведь не пойман — не вор. А часть оставшихся денег даже иногда отдавал младшим братьям и сестрам. Ты может и подлец, но у тебя есть сердце.

Просидев не одну сотню отработок и наказаний, на старших курсах ты был выгнан из школы и твоя палочка была переломана пополам. Громкое и совершенно неприятное дело, и ты не то чтобы сильно волновался по этому поводу, пускай репутации твоих родственников это совсем не помогло. В тот же день ты, благодаря своим уже наработанным преступным связям уже раздобыл себе новую палочку и навсегда покинул Хогвартс не оборачиваясь назад.

Сейчас ты знаешь уголовный мир вдоль и поперек. И пускай рыбешка ты совсем небольшая, но ты плаваешь средь акул быстрее, чем они успевают даже замечать. И, кажется, что происходящее в этом мире ты знаешь все — и достать ты тоже можешь что угодно, стоит только попросить. Создавать галлеоны из ничего это твой главный талант, и ты им можешь по праву гордиться.

Ты хороший человек, всегда им оставался, несмотря на свое прошлое. Украсть у воров - дело практически даже благородное. Когда законом была запрещена газета "Люмос", ты вызвался помогать ее распространять практически добровольно, а на самом деле только с легкой помощью Цереры. И именно твоими руками оппоиционные новости облегают весь остров.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Мы познакомились в 1974 году, когда Церера и Харон потеряли своих родителей и временно переехали жить к вам как к дальним родственникам. Родства у нас седьмая вода на киселе, и в то же время на какое-то время мы стали одной семьей, хоть и сомнительной. С Джейн и Джеймсом у Цереры сложились отличные отношения, и потому они остались на связи все это время, и наверняка связутся еще несколько раз.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнем через гостевую, потом можем обсудить!


Пример поста

Первая мысль, что пришла Церере в голову, это что она впервые в жизни, чуточку, на какое-то мгновение начала понимать своего брата. Нет, не его безумные мысли о чистоте крови и попытке выкарабкаться в какое-то там высокое положение (где? зачем? куда?), но о том мире, в котором они сейчас находились. Церера вдохнула в себя свежий вечерний воздух, надеясь на то, что корсет это единственное, что сейчас сдавливает ее внутренние органы. Оказалось, что дело не в душноте помещения.

Что-то давило на душу, что-то совершенно иное. Корсеты никогда ее раньше не сдавливали, туфли не жали, и шпильки никогда не вкалывались в скальп. Красота, грация, и разговоры о погоде давались ей так же естественно, как деревьям выращивание листьев или птицам пение. Она была идеальна, она была правильна. Она была рождена в общество, в котором ей было суждено быть и она все и всегда делала правильно. Так почему же так тошно на душе? Почему сейчас, находясь на прекрасном приеме и восихитетельном ужине, она чувствовала себя так, будто она находится где-то не там, где должна быть?

Услышав за собой дверь открывающейся двери, Церера выпрямилась (не то чтобы она могла или собиралась в какой-то момент согнуться), изменила свое лицо на вежливо-приветливое, и развернулась в сторону посетителя, ожидая увидеть перед собой либо свою мать, либо... нет, на самом деле, кроме Седны она никого не ожидала. И потому когда перед ее лицом оказалась фигура Джастина, она на мгновение замерла, словно бы на маггловской колдографии.

Она понятия не имела, как именно ответить на его вопрос. Честно? Честно ей хотелось сказать, что весь этот мир казался свитером, вывернутым наизнанку. Вроде бы таким же, как раньше, но на самом деле совершенно иным. Уродливым, странным, неузнаваемым.

Смерть отца разнесла на куски и ее жизнь, и ее семью, и в принципе понимание мира. И Церера, пускай прошло больше года, до сих пор не понимала, как именно ее мать вернулась из Азкабана и решила, что все может встать на свои места. Нет заклинания репаро, что может изменить то, что произошло. Нет такой магии, что могла и правда вернуть все на свои места так, будто Церера никогда не была бедной, никогда не была вмиг осиротевшей, никогда не была в полном одиночестве и не увидела мир с той, с другой стороны.

Седна тоже, казалось бы, упала настолько глубоко, что не должна была подняться. И все же, Седна поднялась. А что Церера? Церера, вероятно, так не могла, не умела.

Ее поместье, ее комната, все эти званые вечера, они были точно такими же, какими были и раньше. Но сейчас, в отличе от пары лет назад, они больше не казались такими же сверкающими и наполняющие душу теплом. Свитер, вывернутые наизнанку, заставлял ее кожу чесаться. И она не могла это больше терпеть.

— Я... — Церера не запиналась. Никогда. И, тем не менее, сейчас она не знала, что ей ответить на такой простой вопрос. Слова сложились в голове сами собой «спасибо за внимание, мистер Нотт, мне захотелось посмотреть на закат. Ах, как же он прекрасен, не правда ли?» Так было нужно, так было правильно. И, тем не менее, Джастину не хотелось врать. Звать его «мистер Нотт» тоже не хотелось.

Она помнила его со школы. Умного мальчика, что писал газету. Внимательного мальчика, который обсуждал ее строки и просил писать больше. Понимающего мальчика, когда Церере пришлось сказать, что она больше не будет писать в его газету. Потому что это было не аристократично, конечно же. Джастин был умен, он был смел, он был внимателен. Он был добр к ней когда ее семья разлетелась на куски и оставался добр после того, как все вернулось на круги своя. Иначе бы она не написала статью ему в газету. А затем еще одну.

Под псевдонимом, конечно же. Аж под двумя псевдонимами. И у Цереры не было никакой причины полагать, что после стольких лет он сможет узнать ее руку. Что после стольких лет он даже мог предположить, что вышколенная, идеальная, спокойная, и такая аристократичная Церера Блишвик могла собственной же рукой написать нечто настолько... революционное.

У нее не было причин прятаться. Их никто не слышит. И в то же время Церера не была готова на искренность. Не в отсутствие псевдонима, право.

— Я давно не видела тебя, Джастиниус, — она не станет говорить ему, что ей трудно дышать. Не станет говорить ему, что ее мир казался каким-то чужим. Не станет говорить ему, что она знает и тайком порой даже читает эту его газету «Люмос». Не станет говорить ничего, потому что леди не показывают слабости. Потому что леди улыбаются. И потому что тогда, когда Церера не понимала, что ей делать, она привыкла поступать единственным способом — упрямо делать вид, что ничего не происходит. — Все отлично, правда. Банкет невероятный, семья Яксли очень постаралась. — Не всем дан талант врать настолько открыто. — Как ты?

Это должен был быть обычный вежливый разговор ни о чем.
Но Церера совершила ошибку. Потому что Церера недооценила проницательность Джастиниуса Нотта. Или вернее нет, Джастина Беллинджера

0

11


ТОЛЬКО В НОЯБРЕ
упрощенный шаблон анкет для членов
ОРДЕНА ФЕНИКСА и Ко

https://i.imgur.com/lLfX7Rj.gif https://i.imgur.com/kNayMNF.gif

0

12

КОЛЛЕГ, ПОДЧИНЕННЫХ, ДРУЗЕЙ


Duncan Savage & Arnold Peasegood  |  Дункан Сэвидж & Арнольд Писгуд
— Часы посещений. Всем надеть праздничные смирительные рубашки.
https://i.imgur.com/dyzL435.gif https://i.imgur.com/O08UCuY.gif
hb & pb, 34 & 33-35, авроры |richard madden & kit harington


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

СЭВИДЖ
Мы с тобой знакомы с пеленок - наши отцы работали в одном отделе в ММ, семьи устраивали совместные пикники, учитывая, что жили рядом. Боунсы и Сэвиджи, Сэвиджи и Боунсы. Был бы ты постарше, и моя мама мечтала бы нас поженить. А, может, она и мечтала, кто знает. Но для тебя я была слишком резкой, слишком шаловливой, и после пары прилетов за то, что ты не делал, ты предпочел прятаться с книгой за спиной моего старшего брата Эдгара. Вашей дружбе не мешали ни четыре года разницы, ни я. Ваша дружба пережила школу, а разрушилась где-то по пути к будущему. Ты ведь собирался, как и Эдгар, стать хит-визардом, ворча, что в Аврорате тебе нет места, пока там есть такие чокнутые как я. И никто не понял, почему придя в один прекрасный день на службу, я увидела тебя в числе стажеров. Но вот оно - ты пришел именно в Аврорат, а с Эдгаром почему-то общался только по необходимости. Вы не поделили девушку? Книжку? Нимб ангелочка? Дракл вас знает. Я была уверена, что ты бросишь стажировку через три месяца, но нет. Через полгода ты тоже остался, и прошел все три года стажировки, после чего был зачислен в ту же рабочую группу, что и я.
Твое место в группе обозначилось быстро: парень с книжками, ты отвечал за сбор и хранение улик, за отведенную роль судмедэксперта на выезде. По крайней мере, все пробы, все образцы собирал именно ты, как и владел большим количеством информации, что в моей голове, например, могла и не поместиться. Неожиданно оказалось, что с твоим молчанием очень комфортно, что ты всегда знаешь, когда притащить мне чай, и что ты хороший напарник, способный прикрыть тылы. Все еще не знаю, что тебе сделал Эдгар, но он дурак, раз променял вашу дружбу.
Война была долгой и тяжелой, но в конце концов, и она закончилась. Ты легче всех воспринял перемены к лучшему, даже сквозь потери, которые мы понесли по пути. Когда ты узнал о моем повышении, то притащил мне торт, который мы с тобой вдвоем и слопали, а после ты узнал, что с моим повышением ты получишь свое - ты получишь мою группу, изрядно потрепанную событиями. Через пару дней на наши головы свалится новая проблема в лице обвинений одного из членов нашей группы в убийстве. У тебя оголяются тылы, и не с проблем бы начинать новый виток жизни, но реальность беспощадна и непоколебима. Так что, Сэвидж, бери себя в руки и становись холодным рассудком и разумом этой группы. Кто-то же должен.

ПИСГУД
Слизеринский парень верхом на метле и с упрямство, достойным барана. Вообще непонятно, как ты оказался на змеином факультете, возможно, благодаря врожденным амбициям. Вопреки всем пророчествам ты не стал ловцом, а предпочел податься в Министерство Магии. Тебя приняли в Департамент происшествий и катастроф, через пару лет внезапно приписали обливиатором к аврорской группе, в которой работала и я. Счастья тебе это не добавило, бегать и подчищать за аврорами из ошибки, ты постоянно собачился то со мной, то с Сэвиджем, но в конечном счете в одном расследовании ты вдруг почувствовал вкус к службе. И понял, что можно ведь не только обливейтами бросаться по требованию. Расследование - это интересно, это огонь в крови и масса приключений, всегда опасных и не всегда со счастливым концом. Дальше последовала процедура перевода в аврорат, прохождение квалификационных экзаменов. Тебе пришлось приложить много усилий, чтобы нагнать нас с Сэвиджем, но до сих пор ты все еще не знаешь законы настолько, чтобы сразу сказать, что можно, чего нельзя, не знаешь инструкции настолько, чтобы не ошибиться.
Ты пережил двух руководителей своей группы, вторым из которых была я. Поначалу нам с тобой было сложно, подчиняться женщине - увольте, но мы быстро установили, кто из нас альфа-самец, так как в группе женщин нет, есть только авроры. И больше проблем не возникало. Наверное, ты лелеял надежду, что займешь мой место, когда я уйду на повышение, вот только вышло все совсем не так. Хотя не я должна была назначать нового руководителя группы, но я воспользовалась своим положением, рекомендовав на эту должность Сэвиджа. И сказала тебе об этом прямо, когда ты возмутился несправедливостью, считая, что больше подходишь. А через два дня грянул гром, члена группы обвинили в убийстве, и теперь у Сэвиджа проблем больше нужного, а ты где-то с боку. Может, тебе повезло, Арни? Иначе на его месте мог быть ты, лишенный сна и в оккупации головной боли.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Итак, в Аврорат разыскиваются два старательных парня, которые создадут проблемы друг другу и мне, но при этом будут примером, как надо работать. Как хотите, так и соединяйте эти два момента.
На самом деле это всего лишь костяк, все детали личной жизни, характера, успехов и неудач, все на вас. Незыблемы имена и отношения внутри группы. При Боунс все было мирно и красиво с периодическими подрывами эмоционального характера, после Боунс - на ваше усмотрение. Смирился ли Писгуд с тем, что его кинули с должностью, хотя ему никто ничего не обещал, получится ли у Сэвиджа при сложных обстоятельствах сохранить группу в адеквате, не передерутся ли парни и так далее. Помимо парней в группу так же входят О'Брайен, на него заявка будет чуть позже, и Эммилин Вэнс, она пришла в нашу группу последней по личному желанию Боунс, так что тут возможно как ревность, так и попытки в слабую дедовщину. И именно Вэнс стала тем самым аврором, которого обвиняют в убийстве.
Короткая хронологическая справка:
в 76 году группа переходит под руководство Боунс, в декабре 81 года Амелия получает повышение до замглавы ДОМП, начинаются подвижки с повышением Сэвиджа, и через пару дней после этого Вэнс арестовывают за убийство Эвана Розье.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

стучитесь в гостевую, дальше спишемся!


Пример поста

Это странное чувство собственной поломки, которая починке подлежит, но кто знает как. Амелия все время чувствует себя в полете, но болтаться в небе без возможности приземлиться — сомнительное удовольствие. Ей ведь, вопреки многим мнениями, в войну хорошо: работы много, времени нет, и не приходится думать о том, сколько упреков ей выдают наперед собственные родители и пустая квартира, в которой опять что-то сломалось в отоплении. Амелия еще три года назад решительно перебралась из Косого переулка, в котором ощущала себя слишком уныло в шумном потоке чужой радости и общительности. Впрочем, и это все обманчиво, о чем приходится думать, осматривая наутро разбитые витрины и ловя отчетливый запах чужой смерти.
Она слышит шаги среди шороха пролетающих записок-самолетиков и ворчания старого домовика, который шкребет треклятой шваброй, которую хочется отобрать и сломать. Чтоб не действовал на нервы. Поднимает глаза — Эммилин стоит перед ней с чашкой в руках, и аромат чая приятно щекочет нос, внося свое успокоительное действие расшатанным нервным клеткам. Амелия руки протягивает, принимая чай, делает глоток. Голос Эммилин вещает обычные вещи, от которых должно стать спокойно, рутина всегда путь к спокойствию, но проблема одна — Боунс не понимает, о чем вообще идет речь.
— Спасибо, — благодарит за чай.
Не смотря на то, что Боунс славится цельнометаллическим упрямством, помноженным на занудство в определенных вещах, через синяки и неудачи она пришла к пониманию, что группа — основа результата. А когда поняла, начала работать в этом направлении. И вот оно — совершенно разные по характерам и навыкам авроры, объединённые одним стремлением, спорящие, упрямые, несдержанные, но умеющие быть единым организмом, в котором все так слаженно, что раз за разом завершенные дела уходят в Визенгамот для последней точки.
И Вэнс. Нет, никаких в ней сомнений, но все то время, что Эммилин входит в ее группу, Боунс присматривается к ней, подбираясь к самой сути. Амелия никогда не стеснялась хотеть конкретных людей в свою группу. Сэвиджа потащила с собой, когда получила должность старшего аврора, Писгуда вообще переманила еще тогда, когда он выбирал между Авроратом и хит-визардами, О'Брайен ей вообще в наследство достался. Вэнс Амелия хотела. Вот как увидела, как девочка работает, так захотела переманить ее к себе. Что там, как там, взаимоуважение, поддержка коллег, аврорская солидарность, нет, ей была нужна Эммилин и она упрямо точила и точила водой камень, добиваясь своего.
Свое получила.
И не жалела.
— Прости, что там о сестричке Бэрри? Все из головы вылетело, так много информации, что, порой, путаюсь.
Попытка обмана, не только Эммилин, но и самой себя. Амелия Боунс не путается в информации, сколько бы ее ни было. Знает все дела побуквенно, всех подозреваемых едва ли не с полным досье, в ее голове помещается все — и ничего сейчас. Сколько Амелия ни пытается, она не может вспомнить, кто такая Бэрри, как она ускользает из ловушек Эммилин, и как вообще выглядит. Дракл. Она украдкой снова трет висок, понимая, что сейчас все развалится, все прикрытие превратится в прах, и с этим нужно что-то делать. Помощь Амелия просить не любила, да и не умела толком, она надеется, что может быть получится как-то добраться до света в конце туннеля, по пути не сломав ничего, и собственную карьеру в том числе.
Страх все-таки прорывается звенящим колокольчиком:
— Я не помню. Ничего не помню из твоего расследования.
Что там, она уже не может вспомнить, с чего началось утро, куда положила ключи от квартиры и почему надела новые туфли. Странно, что помнит из покупку, но спроси ее, в каком магазине — не скажет, внутренний взор ничего не рисует, и в солнечном сплетении все льдом покрывается, ухает пустой желудок и становится очень-очень страшно. Есть ли такая болезнь, при которой память сжирается так мгновенно? Какие-то паразиты?

0

13

Любовь всей жизни


Druella Black (née Rosier)  |  Друэлла Блэк (в дев. Розье)
Любовь - это прожить больше тридцати лет в браке и ни разу не попытаться друг друга убить.
https://i.ibb.co/YbqKWzk/1db52d61ac4e0f4dd31279413100f28b.gif https://i.ibb.co/8df81XC/Cc17a8402c370bd38eeedbf9c99430c3.gif https://i.ibb.co/mJVCr12/56650bc7ede2d4421c2d27ba10eaec64.gif
чистокровная, 49-50, светская дама, меценат |Michelle Pfeiffer


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Ты была невероятно красива. Мерлин свидетель, Друэлла Розье была самой красивой женщиной Англии. Таковой и осталась по сей день. Один взгляд на тебя доставляет невероятное удовольствие всем мужчинам и рождает болезненную зависть у женщин. Ты знаешь об этом, ты научилась пользоваться этим. Но не за красоту тебя полюбил твой муж. И не красотой лишь одной ты добилась всего в своей жизни. Ты умна. Чертовски, неприлично умна. В тебе есть та сила, скрывается под нежностью женского обаяния. Ты одна из самых сильных и стойких людей в этом мире. Ты знаешь, что такое горе, ты даешь ему право на существование. Но ты знаешь, когда необходимо перейти от горя к жизни, как дальше делать шаги в этом мире. В тебе это было всегда - стойкость принимать судьбоносные решения.
Ты была любимицей в своей семье. Тебя ждали, твоего рождения хотели. В этой истории нет деспотичных отцов и холодных матерей. Строгость родители слихвой компенсировали тем, что могли дать: воспитание, знания, опыт. Они сумели подготовить тебя к жизни, сумели научить тому, как выстоять в, казалось бы, нечеловеческих условиях. Они сделали тебя такой. Тебя выдали замуж в довольно юном возрасте за младшего из семьи Блэк. Что может младший? Что достается младшим? Но в тебе всегда была мудрость и умение ждать. Этот брак был по договору, вы практически не знали друг друга, но это послужило поводом начать знакомство. И дело пошло. Любовь не рождалась внезапно и сразу. На это ушло много труда, твоего труда. Ты создала эту ветвь семьи, ты добилась того, что ваш брак оказался нерушим и крепок. Ты быстро поняла, как вести себя в новой для тебя семье, поняла, что за человек твой новый муж и сумела полюбить его таким. Но не любовью единой держится брак. Иногда тебе казалось, что ты ненавидишь своего мужа. Когда в тебе кипела юность и жар страстей, а рядом с тобой был полностью лишенный эмоций человек. Все постепенно пришло в норму. Ты стала спокойнее, а в твоем муже зародились чувства.
Ты хищница. Та, что до последнего вздоха будет бороться за свое потомство, прыгая на стрелы охотников. Та, что хранит свой дом и детенышей. Та, что лишь мудростью сдерживает матриархат. Ты награждена отличным умом, ты могла бы стать политиком. Но тебе это было ненужно. Тебе нужен сильный муж, которому ты будешь верна. Сила - вот, что ты ценишь, но ум - то, что ты всегда выберешь. В этом мире есть лишь два порока, которые вызывают в тебе ненависть - слабость и глупость.
Иногда тебе кажется, что рядом с Сигнусом и ты лишаешься "лишних" чувств, но ты не такая. Тебе живы эмоции, чувства. Все понемногу они полезны. Ты выбрала мягкую лапу вместо острых обнаженных когтей. Когти постепенно стачиваются, переставая защищать, а в мягкой лапе они всегда острые и готовы впиться в глотку каждому, кто посягнет на твою семью. Ты тиха и спокойна, мягка и женственна. Но Мерлин спаси того, кто решит считать тебя слабой.
"Пока мужчины воюют, нам необходимо сохранить мир вокруг" - девиз всей твоей жизни. Ты подписываешь тонну чеков и векселей, даешь один званный ужин за другим, что бы собрать золото в помощь очередным сиротам или мало обеспеченным семьям волшебников. Волшебная кровь - это рад, который нужно оберегать. Великий дар, которым награждены все вы. И который у вас пытаются украсть. Ты умеешь быть жесткой, когда это нужно. Ты умеешь обрубать связи и забывать людей. Ты отрезала часть своего сердца и научилась жить с вечно кровоточащей раной от потери дочери. Твоего ребенка. Ты принимаешь всю жестокость реальности вокруг, но твердо стоишь на ногах, обеспечивая стабильность для тех, кто рядом с тобой. Ты куда сильнее, чем принято считать. Твоя сила в мягкостью, доброте, воспитании. Твоя опасность в том, что у женщины твоего статуса всегда множество лиц. И все их не видел никто.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Семья Блэк в полном сборе, не хватает лишь удивительной и потрясающей Друэллы. Свет сердца Сигнуса и мать трех невероятных дочерей. Игра не заставит себя ждать, планов очень много, а крутые повороты сюжета непредсказуемы и опасны.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

всегда тут


Пример поста

Эта женщина... Эта женщина всегда была нерушимым оплотом стойкости и воли в жизни Сигнуса. Хрупкая, но лишь внешне, она всегда была для младшего брата примером и маяком в бушующем море непонятого. Именно Вальбурга была тем человеком, что стояла между ним и безумием всю его жизнь. Сестра всегда была ближе всех в рода, она всегда была лучшим другом, нечто большим чем просто родственница, что помогала его воспитывать. Сигнус не так хорошо помнил родителей, но все свое детство он помнил ее. Ее стойкость, ее силу, ее непреклонность. Никогда за всю свою жизнь Блэк не видел ни ее слез, но боли в этих глазах. Она казалась ему чем-то нереальным, чем-то, что достойно описания самых знаменитых поэтому. Боудика, что собрав верных воинов, пошла в поход на римскую империю, не страшась ничего, лишь оплакивая сыновей. Женщина, достойная самых громких легенд. Женщина из приданий.
Вот уже месяц прошел с того момента, когда этой женщине разбили сердце. Младший брат, как никто знал, каково терять ребенка, пусть даже оставшегося в живых. Тем больнее была утрата. Вот он, живой и здоровый, ходит по миру, но он больше не твое дитя и никогда им не будет. Если вещи страшнее смерти. Оплакивая свое чадо, ты носишь траур, твое сердце разрывается от боли, но постепенно, год за годом ты успокаиваешься. Ты свыкаешься с мыслью, что в твоей жизни больше нет дитя. Но когда этот ребенок ушел из твоей жизни, при этом оставшись в живых. Когда каждый шаг напоминает тебе, что где-то там, живет часть самого тебя, это наносит новые и новые раны, не давая утихнуть твоему горю день ото дня. Рана продолжает кровоточить. Непостижима человеческая душа. Непостижимо то, как много боли мы способны вынести, оставаясь самими собой.
Сигнус знал, что случилось в доме его сестры. Он знал о том горе, что постигло Вальбургу. Знал, как тяжело она переносит произошедшее. Впервые услышав о том, что племянник сбежал из дома, Сигнус ощутил сильнейшую волну воспоминаний. Тот же поступок, почти те же мотивы... Те же громкие слова обвинения из еще детских уст, не знавших самой жизни. Обвинения детей опасны. Тебе кажется, что это лишь слова, пустые, несерьезные, изменчивые. Но что, если стержень, что живет во всем вашему роду столь же крепок и в них? Или еще крепче. Они твердо стоят на своих убеждениях, которые идут вразрез с тем, чему их учили.
Прежде чем посетить свою сестру, Сигнус отправил к ней Друэллу. Уж кто бы мог понять чувства матери, так это мать, так же потерявшая ребенка. Сам же Блэк направился прямиком к этой стороне этого неумелого детского спектакля. К его главному актеру... Уже имея некоторый опыт разговора с беглецами из собственного дома, Сигнус хотел скорее убедиться в том, что все вышло точно так же, нежели вернуть мальчишку в семью. После прошлого раза мужчина понимал, что это бесполезно. Этому поколению невозможно противостоять традиционными понятиями, они слишком далеко ушли вперед. За ними уже не угнаться.
Разговор, как и предполагал мужчина, не увенчался успехом, но щедро наградил мужчину пониманием всего произошедшего. Самые страшные опасения Сигнуса подтвердились. Он не желал называть детей предателями, но обязательства перед родом требовали от него определенных поступков. На стене дома на Гриммо будет новый выжженный портрет. На древо станет смотреть еще больнее, но кто бы хоть раз показал свои истинные эмоции в этом доме, в этой семье. Уж точно не тот, кто возвел сдержанность в абсолют.
Сигнус прибывает в знакомый ему с самого детства дом. Теперь же он кажется, укутанным мраком. Все в этом доме кричит в мертвой тишине. Все портреты их предков на стенах готовы вопить о той боли, что парализовала дом. Так же было и с Блэк-холлом, когда фамильное гнездо навсегда лишилось Андромеды. Это кричит сама магия, та родовая магия, на которой держится все. Не останется никого из рода, и дома рухнут, обратившись в прах. Это живая материя, пусть и не осязаемая, но ощутимая. И от нее оторвали кусок. В ней прожгли дыру размером человека, что рискнул собственной семьей. Эта магия стала слабее ровно на одного несколько лет назад, а теперь и на двух... Дома волшебников, пропитаны ею, она держит, она защищает, она спрочает этот целостный организм, который сейчас лишился серьезной своей части. Это не может не быть заметным.
Эта женщина... Она открывает ему дверь, словно ничего не произошло. Но произошло и это видно, читается на той маске, что надевает Вальбурга, прежде чем принять родного ей человека. Ему ненужно приглядываться, что бы заглянуть за деланную беспечность. Уж кто-кто, а сестра и ее привычки ему отлично знакомы. Даже те, на которые она не обращает внимание.
— Доброго дня, Вальбурга... Прибывать без предупреждение не в моих правилах... Ты же знаешь... — в этом доме стало тихо. Так, что голос сам собой понижается, будто дом опустился в траур похорон. На одного человека он стал мертвее, на один голос тише. Сигнус направляется с сестрой наверх, не дело им говорить в коридоре или же там, где их могут услышать. Не Орион, нет. Он в курсе приезда брата. С ним у Сигнуса будет отдельный разговор в этой ситуации. Отцы лишь внешне кажутся безучастными, холодными, равнодушными. Все это — лишь игра стереотипов, не более. Способ держать себя перед обществом. Притворяйся, пока твоя ложь не станет правдой в случае, если ничего не можешь изменить. Сигнус не любил действовать этим путем, но иногда лишь он один и оставался, как обезболивающее при тяжелом недуге.
Он старается быть тише, внимательнее к Вальбурге. Приказывает Кричеру принести чай в покои хозяйки. Ей необходимо беречь себя. Странно, что миссис Блэк сама вышла встретить гостя. Лишнее в данной ситуации.
— Как ты, сестра? — скинув плащ по дороге в руки домовика не глядя, Сигнус закрывает за собой дверь, входя в спальню сестры. У стен в старых домах есть не только уши, но и глаза. А еще они говорят, и иногда ужасные вещи, словно впитали всех призраков рода. И последнее, что стоит делать — это их слушать, — Мне следовало прийти раньше, прости... Я оставил тебя наедине с этим. Думал, Друэлла сможет тебя поддержать.

0

14

ИЩУ ПРАКТИЧЕСКИ СЫНА


Charles Parkinson|  Чарльз Паркинсон
"Манеры - лицо мужчины."
https://i.ibb.co/SdsV4Nt/Ezgif-4-5b3bd531ce.gif https://i.ibb.co/S5KvB72/Ezgif-5-504e135d27.gif

pb, 23-25, секретарь и личный помощник главы департамента регулирования магических популяций и контроля над ними |taron egerton


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Чарльз - пример молодого аристократа наших дней. Он воспитан, умен. Он безупречен. В то время, как многие его ровесники предпочитают грубую силу, Чарльз выбирает путь куда более искусный и не менее опасный - интеллектуальный. Этот молодой человек - прирожденный политик. Младший из своего поколения, Чарльз довольно быстро усвоил, что в этой жизни, не смотря на свой статус крови и положение в обществе, путь себе необходимо выгрызать. И у мальчишки довольно быстро обнаружился талант. Еще в школе он показал себя как умелый дипломат, что позволило ему стать старостой факультета. Целеустремленный, Чарльз никогда не прибегал открытой агрессии. Сложно припомнить хоть один момент, когда бы Паркинсон пошел в открытое противостояние. Парень был награжден природным даром в виде обаяния и железной нервной системы. Возможно тому причина - атмосфера в семье, никогда не прибегавшая к грубости или же давлению. С самого рождения в парня вбивали уверенность, что он может добиться всего, если знать подход. Контролировать эмоции - вот главное умение Чарльзя, выработанное им в собственной семье и за время учебы в школе.
По окончании Хогвартса с прекрасными результатами, Паркинсон не без знакомств и положения своей семьи в обществе получает прекрасную возможность для старта в своей будущей политической карьере. Он становится секретарем, а позже и личным помощником главы департамента регулирования магических популяций. Всегда невероятно вежливый, обходительный, но очень злопамятный, Чарльз пропускает мимо ушей все слухи о причине своего назначения на эту должность. Главное для Паркинсона - будущая карьера и то, что он может вынести для себя на данной должности. То, чему он может научиться у своего начальника - Сигнуса Блэка. Шанс, который выпадает далеко не каждому. И его Чарльз уж точно не упустит.
Тут и пригодились молодому специалисту все, что он воспитывал в себе и взращивал с самого детства. Работая над эмоциями и контролем над ними, Чарльз получил перед собой самый яркий пример подобного контроля в лице шефа. И все старания принесли свои плоды в самый необходимый для этого момент - решающую фазу войны. Оказавшись в твердых стенах Министерства Чарльз наблюдал за происходящим с большой долей интереса, кто победит. Очень быстро наладив отношения с руководителем, молодой человек усвоил главное правило в этой жизни - репутация для мужчины - его залог на будущее. Репутация Паркинсона была чиста словно слеза младенца, он по-прежнему оставался простым секретарем в глазах окружающих, но чем дальше разворачиваясь политическая паутина, тем все большие тайны открывались молодому человеку. Тем более интересные задания он получал. Чарльз довольно смело проявил себя как человек, которому можно доверять, доказав свою преданность начальнику. Первое трудное время на его месте работы постепенно позволило войти в колею. Сейчас Чарльз - это кладезь самых невероятных подробностей и тайн не только департамента и Сигнуса Блэка, но и многих тайн министерства. Паркинсон воочию ощутил себя в своей стихии. Все всегда готово в срок, в голове парня - всегда необходимая информация. Сроки, документы, встречи. Обладая прекрасной памятью, он всегда и везде вовремя. Чарльз будто понимает своего шефа без слов. Не смотря на свой юный возраст, этот молодой человек - профессионал.
Его девизом является "Манеры, дисциплина, профессионализм." Его долг и его задача - служба Министерству. Мир меняется - политика всегда остается. И нынешняя политика - самый опасный зверь, с которым молодой человек учится справляться. Он безжалостен настолько же, насколько и обаятелен. Он жесток, но скрывает это под первоклассным воспитанием. Такие как Чарльз Паркинсон - будущее Министерства Магии Великобритании. Ощущая поддержку со стороны шефа молодой человек без зазрения совести идет на крайние меры, просчитывая каждый шаг до последнего хода, который всегда должен быть за ним.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Сигнус Блэк до конца не верил в разумность собственного обещания дать работу вчерашнему выпускнику. Однако увидев молодого человека в деле позволил себе такое чувство, как надежда. И она мужчину не обманула. Для Сигнуса Чарльз непросто правая рука. Он близок к мужчине практически как родной сын, что ставит молодого человека в опасное положение. Если кто-то хочет подобраться к Блэку - первая мишень - Паркинсон. Однако своей службой парень доказывает свою верность и преданность. Со своей стороны Блэк платит парню не только знаниями, что всегда дорогого стоят, но и имеет виды на парня в его будущей политической карьере, на которую Блэк готов повлиять, как только Чарльз будет готов к самостоятельным решениям без прикрытия свыше. Если бы судьба даровала Сигнусу сына, мужчина желал бы видеть его таким как Чарльз - человеком, ставящим свою репутацию и репутацию своей семьи выше личных переживаний, человеком, имеющим стойкие и высокие цели, и готовым работать на них. Человеком, на которого можно положиться в самый опасный момент.
Политические игры, министерские козни, скрытое от глаз посторонних участие в войне и будущее чистокровного общества.
В заявке не указана лояльность персонажа, отдаю это на откуп игрока. Так же я постарался обойти момент, имеет ли Чарльз жену или же является дядей каноничной Пенси Паркинсон. Здесь все по желанию. Все обсуждаемо. Главный костяк персонажа и отношений Сигнуса и Чарльза, я надеюсь, виден. Всегда могу предложить игру как в чисто профессиональной сфере, так, быть может, и в случаях личного общения, которые, разумеется, не приветствуются, но имеют место быть.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

тг, почта, лс, гостевая.


Пример поста

Сигнус Блэк всегда недолюбливал вмешательство личных связей в рабочий процесс. Как бы там ни было, мужчина весьма четко разграничивал личные и рабочие отношения. Даже с родственниками на работе он предпочитал общаться лишь в официальной манере и никак иначе кроме "Миссис Блэк" и "Мистер Блэк" по отношению к своим родственникам. Для семейного и личного было место вне стен Министерства Магии Британии. В границах же этих стен существовали свои внутренние правила. Сигнус всегда слыл человеком принципиальным и дотошным в части межличностных отношений на работе. Этого он в равной степени требовал как от самого себя, так и от всех своих подчиненных в департаменте. А потому получив сообщение от мужа своей младшей дочери, мужчина едва сдержался, что бы не отправить мистера Малфоя далеко и надолго в путешествие за самим Мерлином. Но... Особенности выстраиваемых рабочих отношений в современном обществе так или иначе не могли существовать без некоторых личных просьб. Это заставило Сигнуса прислушаться к просьбе родственника, вникнуть в ситуацию и подумать о том, возможно ли как-то повлиять на произошедшее.
Узнав, что речь шла о некоем оборотне, который, по всей видимости, оказывал определенные услуги для семьи Малфой, Сигнус решил для себя одно, он не желает знать, что именно включали в себя данные услуги.
- Прошу, избавь меня от подробностей. Мне это не интересно! - разумеется, имя Фенрира Грейбека было хорошо знакомо Сигнусу Блэку в рамках его профессиональной деятельности. И мужчина понимал, что место оборотня в отлове в ближайшую облаву. Но и отказать Малфою было не так уж просто. Как ни крути, с этой семьей Сигнуса связывали не только деловые отношения.
Мужчина не торопился исполнить просьбу по содействию в вызволении Грейбека. Будь его воля, он с радостью отдал бы оборотня в руки аврората, у тех был не один зуб на Сивого, поделом ему. Одним оборотнем в этом мире будет меньше, а дышать станет свободнее. Глава департамента магических популяций и контроля над ними славился своим жестким отношением к оборотням. Законы, принимающиеся с его подачи, с каждым разом становились все жестче, крепким ошейником сковывая данный магический вид существ. По мнению Сигнуса, место им было в резервациях под строгим надзором, но пока данную идею он не стремился продавить. Как оказалось, иногда эти существа были кое на что способны.

- Мистер Блэк, вы просили сводку по оборотню, - в кабинет Блэка вошел секретарь, неся документ в руках, - сейчас он вызван на допрос в аврорат. Я сообщил, как вы и приказали, о том, что бы с его делом не спешили, но... Сами понимаете, это аврорат. Они не будут долго мешкать.
Чарльз был прав. Уж с кем-с кем, а с авроратом разговор был короткий, не смотря на то, что те были не против подождать. Это заставляло мужчину перейти к решительным действиям. Взяв в руки разрешение на допрос, подписанное главой департамента, Сигнус прочитал фамилии, заметив там одну знакомую. Что ж...
- Что с запросом на изъятие оборотня из аврората? - отложив документ обратно на стол, Блэк откинулся на спинку своего кресла, сложив руки перед собой и смотря на молодого человека, извлекающего из папки новую бумагу. Вот, на что было потрачено время. Вот, почему аврорат был оповещен о том, что необходимо подождать с допросами. Получить разрешение на выемку подследственного было непростой задачей. Самое сложное в выполнении этой просьбы. Документ за подписью министра магии лег на стол чиновника поверх предыдущего листа.
- Только что забрал, сэр, - Сигнус искренне гордился своим секретарем. Он никогда не заставлял ждать, никогда не задавал лишних вопросов и схватывал все быстрее, чем могло показаться. Поданный с арестом оборотня запрос, спустя пару дней вернулся с полученной подписью. Как ни крути, не смотря на всю принципиальность Блэка, некоторые связи все же были ему крайне полезны. Политика - очень грязная штука. Потянув за несколько нитей, подключив знакомства, Блэк получил необходимое разрешение.
- Я сделаю все, что смогу... - неохотно два дня назад произнес Сигнус, глядя на своего зятя, тем самым сообщая, что разговор окончен. Что ж, он сделал...
- Ну что ж... Пойдем вызволять нашу девицу из темницы... - произнес Сигнус, вставая из-за стола и выходя из кабинета. Секретарь молча поспешил убрать документы и последовать за шефом. Путь их лежать несколькими этажами выше в департамент обеспечения магического правопорядка. Сигнус до зубного скрежета не выносил сокращения названий департаментов никаким образом, тем более в речи. Это звучало отвратительной издевкой над тем, где они трудились.
Лифт остановился на необходимом этаже. Черная мраморная плитка, облицовывающая все министерство и здесь имела опасный зеркальный отблеск, должно быть служила напоминанием серьезности всего происходящего в стенах департамента. Первой остановкой мистера Блэка был кабинет старшего аврора. Сигнус мало говорил с другими, предпочитая беречь вес собственных слов в рабочем пространстве. У него будет еще сегодня время для бесед. А пока молодой секретарь донес всю информацию до старшего аврора в необходимом ее количестве. Мужчина озадаченно помолчал, затем сообщил, что допрос выше упомянутого субъекта уже начался. Как бы там ни было, сотрудник аврората поднялся и пошел вместе с Сигнусом и его секретарем в стороны допросных кабинетов. Блэк никогда прежде не бывал в этом месте, от которого веяло принуждением, трудоголизмом и идейностью работающих здесь фанатиков. Запах мужского пота в коридорах спешивался с тонким ощущением страха, доносившимся из допросных. Всех, кроме одной... Той, где остановилась группа.
Когда из кабинета вышел аврор, ведущий дело Грейбека, Сигнус впервые увидел этого человека. Все верно, память не обманула мужчину, фамилия, оказанная в постановлении о допросе, принадлежала другому его зятю. Тому, чье присутствие в жизни рода Блэк наносило непоправимый удар и обрекало семью на позор. Впервые увидев этого человека Сигнус уже осознал, с кем жила его дочь все эти годы. И... Остался крайне разочарован выбором Андромеды. Это разочарование лишь подтвердилось, спустя столько лет. Не желая выслушивать эту перебранку, мужчина посмотрел на своего секретаря и вошел в допросную.
Мистер Блэк. Какая честь! Чем обязан?
Взглянув на Грейбека, Сигнус не выказал никаких изменений в мимике на своем лице. Холодный и равнодушный взгляд мужчины мельком скользнул сперва по оборотню, а затем по двум испуганным аврорам, оставшимся наедине с этим существом.
- Вы свободны, господа. Дальнейший разговор будет проходить между мной и мистером Грейбеком... - в голосе Сигнуса звучало равнодушие к возможным возражениям авроров. Они что-то начали говорить о безопасности, о том, что по правилам допрос оборотня должен проходить в ином составе, но встретившись со взглядом главы департамента магических популяций, оба парня покинули кабинет.
Обойдя стол, полных стопок увесистых томов, Блэк опустился на стул напротив оборотня, расстегнув нижнюю пуговицу своего пиджака. Секретарь достал из принесенной папки два документа и положил перед мужчиной на серую поверхность металлического стола. Убрав папки дел, молодой человек занял свое место за небольшим дополнительным столом и достав чистый лист пергамента, приготовился к заполнению протокола.
Сигнус не торопился начинать допрос, чистую формальность. Не сводя взгляда черных глаз с оборотня, мужчина был совершенно спокоен. Ему было плевать на то, по какой причине Сивый оказался в этом месте. Но просто так выпустить его Блэк был не намерен.
- Фенрир Грейбек. Возраст сорок восемь лет. Дата рождения двенадцатое февраля тысяча девятьсот тридцать четвертого года. Оборотень. Обращен своим отцом после войны. Не зарегистрирован. - Сигнус не отрывал взгляда от подследственного, диктуя сухую информацию из личного дела Грейбека своему секретарю, - Все верно, мистер Грейбек? - вновь взглянув на отложенные кипы дел, мужчина чуть помолчал, - У вас весьма богатая биография. Разве это разумно, быть столь неосмотрительным в наше неспокойное время? Так легко попасться аврорату.

0

15

...а журналюги в своих газетенках напишут: "Пьяный попал под лошадь".


ТОЛЬКО В ДЕКАБРЕ
упрощенный шаблон анкет для всех
работников прессы, мастеров слова и пера

https://i.imgur.com/C8nCo4B.gif https://i.imgur.com/vwSYe8o.gif

0

16

ИЩУ ДРУГА И ГОЛОВНУЮ БОЛЬ (НЕ ТОЛЬКО МОЮ)


Alastor Moody  |  Аластор Муди
Мы убиваем людей, которые убивают людей, потому что убивать людей - это плохо.
https://img3.fonwall.ru/o/dn/tom-hardy-male-celebrities-black-and-white-monochrome.jpeg?route=thumb&h=350
чистокровный, 40-45 лет, старший аврор | Tom Hardy


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Что тут говорить, все знают Аластора Муди. Характер - уже скверный. Паранойя - еще не взяла верх над здравым смыслом, но уже почти. Комплектность глаз, ног и носа - на усмотрение автора.
Был, состоял, участвовал, но не привлекался. Начальство хоть и догадывалось (а потом и знало) про Орден Феникса, обошлось без резких движений.
Воевал войну, терял друзей. До сих пор воюет, хотя с момента исчезновения Волдеморта прошел уже год. А как не воевать, когда Пожиратели Смерти сбегают из Азкабана и творится прочая чертовщина? Магической Британии нет покоя, и Аластору тоже нет.

Аластор и Юнис познакомились в далеком семидесятом, когда ему очень нужна была кое-какая информация из головы раненого напарника, а она очень не хотела ему ее добывать, но пришлось. Знакомство, начавшееся с прогулки в чужой голове, обречено на успех, вы не находите?
По достоинству оценив необычный дар Юнис (связывать людей в телепатическую сеть, в которой они смогут общаться мысленно), Аластор решил, что такой талант пригодится в его - их - борьбе, и познакомил ее со своими друзьями, Уолтером и Кристофером, вместе с которыми (а еще и некоторыми другими) он занимался некоторой не вполне законной деятельностью. Орденом Феникса, в общем.
В семьдесят шестом Уолт и Крис погибли, сам Аластор чудом выжил и долгое время провел в Мунго, а Юнис выжила только потому, что ее не было с ними на том задании. Потеря лучших друзей сильно ударила по ним обоим.
Это была первая, но далеко не последняя потеря Ордена - война разгоралась всё сильнее и набирала обороты.
Война шла долгие годы, но и после того, как все отпраздновали победу, для врората она не закончилась.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Приходите, будем играть всё.
Хочу всё знать про то, как мы учились ладить друг с другом в начале, и про совместные задания, и про то, как я так и не научилась боевой магии, и про то, какой Аластор отвратительный пациент, и про то, как мы пережили потери, и про то, как жил Орден в войну, и про то, как мы всё-таки находили силы жить.
Я пишу посты по 2-3к, могу быстро, могу, правда, и выпадать на две-три недели, умею ждать, буду рада, если вы ворветесь в сюжет и будете играть всё со всеми, потому что персонаж не столько для меня, сколько для всего форума.
У нас совершенно потрясающая верхушка ДОМП вся в сборе и классные ПС (особенно один, тут такая история, я вам расскажу!).

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

приходите в гостевую или в лс


Пример поста

Сегодня у Юнис был выходной.
Выходной имел все признаки выходного.

В шесть утра она проснулась от патронуса Аластора, который хоть и был бестелесным, зато имел такой голос, такой тон и даже такое выражение.. э-эм.. морды?.. когда требовал её «всё бросить и явиться в штаб», что она бросила, для начала, умываться и расчесывать волосы, и рванула на зов, едва вспомнив, что надо сменить пижаму на платье. В конце концов, нечасто её будили вот так.
В штабе ей на руки красиво и в некотором роде даже драматично осел Флетчер, который был где-то ранен, потом лечился огневиски наружно и внутрь, потом дополз сюда, потом еще лечился, и вот теперь он твой, Юнис, прости, что разбудил.
Примиряло с действительностью в этом только то, что сам Муди имел точно такой же сонный вид и ругался на Флетчера на понятном Флетчеру языке. Она не то чтобы узнала для себя много нового, но в очередной раз поразилась умению авроров находить общий язык со всеми категориями жителей Британии.
С этим конкретным жителем она провозилась довольно долго, а когда закончила — ложиться спать было уже бессмысленно.

Выходной имел все признаки выходного и тогда, когда она, чертыхаясь, блуждала задворками Лютного в поисках нужного адреса.
Долгих полчаса Юнис ворчала что-то о том, что неплохо было бы снабжать подробной картой некоторые радостные сообщения о том, что кое-кто, мол, нашел нам нового поставщика, смотри, какие качественные ингредиенты, наведайся к нему сама на днях.
Ингредиенты и правда оказались хороши, но когда ей удалось выбраться из лабиринтов подворотен после того, как нужный подвал был найден и переговоры проведены, она больше радовалась не им, а тому, что осталась жива и невредима. Даже ясным днем Лютный не был хорошим местом для прогулок одиноких женщин.

Выходной был восхитительно выходным, когда Юнис забежала в Мунго на пять минут, потому что должна была приглядеть за одним тяжелым пациентом, ведение которого никому не могла перепоручить и на сутки, после чего вышла из Мунго через три часа совершенно измученная, несчастная и уставшая настолько, будто провела там не три часа, а полные рабочие сутки.
Настроение было на редкость паршивое.

Но выходной продолжался, а это значило, что еще нужно приготовить какой-нибудь еды, чтобы хватило до следующего нормального и беспечного выходного. И купить каких-нибудь продуктов. Всегда, возвращаясь из магазина с тяжелой сумкой на плече, Юнис ругала себя за то, что никак не переедет из маггловского района в какое-нибудь место, где можно будет перемещать тяжелые сумки по воздуху, и ничего ей за это не будет. Беда заключалась в том, что между тяжелыми сумками ее все устраивало, и так продолжалось уже десять лет.

Как это обычно и бывает в выходной, дома она устало повалилась в кресло, бросив сумку с продуктами в коридоре, и сил ей не хватило даже на то, чтобы включить проигрыватель — Юнис включила его палочкой из кресла.
...A memory from your lonesome past
Keeps us so far apart
Why can't I free your doubtful mind
And melt your cold, cold heart?...
Размеренный, тягучий, немного хрипловатый и такой... как будто бы мурлыкающий голос Луи Армстронга заполнил комнату. Юнис улыбнулась и закрыла глаза. Ей снова припомнилась та дурацкая шутка, финала которой она ждала с нетерпением.
Ведь она всё-таки отправила мистеру Урхарту приглашение на две персоны в маленький джаз-клуб «606» на Кингс-роуд. Среди ее знакомых, сведущих в музыке, он в итоге занял первое место, когда она просила у них что-нибудь не слишком известное, но достаточно хорошее. «Подвальчик всего на тридцать мест, открылся года три назад, держит марку, местечко достать сложно, но для тебя-я»... Юнис улыбалась и кивала, обещая не остаться в долгу. В конце концов три дня назад приглашение оказалось у нее в руках, и она, недолго думая, отправила его мистеру Урхурту на тот адрес, который он ей дал, не сопроводив никакими дополнительными комментариями.
Даже если человеку нравится быть ледяной глыбой, это еще не повод не посылать ему приглашений на джазовый вечер.

Армстронг пел. Она наконец-то чувствовала этот чертов выходной, пусть он и подходил к концу.

0

17

It's important to remember that we all have magic inside us. ©


ТОЛЬКО В ЯНВАРЕ
упрощенный шаблон анкет для всех
магов-предпринимателей магического квартала
https://i.imgur.com/E1YjtnJ.gif https://i.imgur.com/thwz1vj.gif

0

18

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЛУЧШИЙ ДРУГ
И БУДУЩИЙ ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР "ЕЖЕДНЕВНОГО ПРОРОКА"


Barnabas Cuffe | Барнабас Кафф
I am I, and I wish I weren’t
https://i.imgur.com/HiwuSRW.gif   https://i.imgur.com/EVGgpO1.gif

полукровный, 26, репортёр в газете "Ежедневный пророк" | Harry Lloyd


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Берни поднимается на рассвете. Впереди столько дел, если слишком долго валяться в постели, и половины не успеешь. В его распоряжении огромный дом, сад — регулярный у дома и ещё один, буйно разросшийся сад с лабиринтами роз и огромными липами, принадлежавший бабушке Мод, за кованой калиткой в кованом заборе. В бабушкином саду флигель и пруд в кружевах кувшинок, качели, каменный мост, а дальше лес и река. Все это требует изучения, каждый уголок таит истории, все они жаждут быть рассказанными. Берни изучает Линден Дейл с живым и внимательным любопытством, он все фиксирует, все записывает, важна каждая деталь, ведь однажды все это будет принадлежать ему, когда-то в портретной гостиной на втором этаже появится и его, Барнабаса, портрет. Но это нескоро, а пока он в самом начале пути, путь будет непременно широк и светел, и уже очень скоро миру заявит о себе его магия, ведь он, Барнабас Кафф — волшебник.

Барнабас поднимается на рассвете. Вчера он снова шатался на опушке Запретного леса, на берегу Чёрного озера, за теплицами, в совятне, у ворот, на вершине Астрономической Башни, в библиотеке... или где угодно ещё, где можно найти истории, которые жаждут быть рассказаны. Или опять до поздней ночи торчал с Джастином, Хизер и Эммилин в редакции, готовя к выходу свежий номер газеты. А ведь эссе по истории магии само себя не напишет. Контрольная по зельеварению сама себя не подготовит. Доклад по трансфигурации сам не составится. Барнабас Кафф учится на «Превосходно», у него большое будущее. Весь мир будет знать его имя, ведь он — будущий великий волшебник.

Барнабас поднимается на рассвете. За окном его простой комнаты в простом доме дышит свободой лето, но Барнабасу не до праздных прогулок, не до отдыха, не до беспечности. Барнабас должен работать, чтобы помочь родителям свести концы с концами. У них больше нет огромного дома, нет сада, и второго сада тоже нет, нет флигеля и моста и липовый аллей, а старый лабиринт роз новый владелец выкорчевал, чтоб устроить на его месте фонтан. Вчера Барнабас встретил Хизер Гамп, когда был на работе. Он пытался спрятаться, пытался остаться незамеченным, но не получилось: Хизер подошла, и пришлось признаться, что на каникулах Барнабас подрабатывает. Он чуть со стыда не сгорел.
Теперь вся школа может и не узнает, но узнают Вэнс и Нотт, и отец Нотта, наверное, тоже. А Кафф так старался произвести на него впечатление... и на Гампа, и на Вэнса, но больше всего на Нотта. Кафф должен восстановить имя, он должен вернуть дом, и флигель, и сад бабушки. И он уже понял, что получается у него лучше всего: рассказывать истории. Те, что жаждут быть рассказанными.

Барнабас Кафф поднимается на рассвете. Страна охвачена войной и он — на незримом уровне передовой этой войны. Он сражается на невидимом фронте в битве тех, кто на самом деле владеет миром. Миром владеют те, у кого в руках информация?
Нет, миром владеют те, кто несёт информацию людям. Нет оружия, более недооцененного, чем истории, жаждущие быть рассказанными. Главное — верно выбрать, которую рассказать, а которую похоронить в тишине навсегда. У Барнабаса столько дел, если валяться в постели, и половины не успеешь. Он должен быть лучшим в редакции, он должен быть на виду, ему должны верить, его должны слышать. Он, Барнабас, должен соответствовать ожиданиям Веритуса Нотта, ведь именно он сядет однажды вместо Нотта в кресло главного редактора. Барнабас станет великим волшебником. Его будут знать все. И у него будет огромный дом. И сад. И ещё один сад, и липы, и розы, и пруд, и каменный мост, и флигель.
За окном, на горизонте, небо охвачено пожаром. Мир волшебников охвачен пожаром. Великобритания корчится в очищающем огне. Кто-то сгорит и ничего не останется. Кто-то восстанет из пепла. За окном Барнабаса полыхает заря.
Барнабас Кафф поднимается на рассвете.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Берни и Джастин сдружились в Хогвартсе практически сразу, хоть и были распределены на разные факультеты (Джастин оканчивал Хаффлпафф, Барнабас - рейвенкловец). Укрепил их дружбу похожий взгляд на мир и то, что они вместе положили начало школьной газете, отыскав и починив магический печатный станок. Вскорости к ним присоединились Хизер Гамп и Эммилин Вэнс.

Дед Барнабаса владел очень хорошим и прибыльным бизнесом, который сам развил почти с нуля, но он был слишком принципиален и честен, потому прогорел, а всё, что он успел построить, растащили по камешку конкуренты. Берни вырос в большом богатом доме, но к тому времени, как он поступил в Хогвартс, имение пришло в упадок, а затем, когда он учился на шестом курсе, его пришлось продать, поскольку семья уже не имела средств на то, чтобы содержать большое поместье.
Берни был вынужден работать летом, чтобы помочь родным свести концы с концами.

Семейная ситуация наложила серьёзный отпечаток на его характер и ко времени выпуска из школы они с Джастином, Хизер и Эммилин уже далеко не единомышленники. Берни всегда старался произвести хорошее впечатление на "правильных", "нужных" взрослых, в частности, на отца Джастина - Веритуса Нотта, который в настоящее время является главным редактором "Ежедневного Пророка". Берни твёрдо намерен занять его место, когда Нотт уйдёт в отставку, и всё для этого делает (согласно канону, ко времени основных событий истории Гарри Поттера, Барнабас Кафф - главный редактор "Ежедневного Пророка"). Его цель - восстановить доброе имя семьи и вернуть потерянное состояние.

Барнабас - вкусный, сложный типаж, человек с ворохом противоречий в душе, по сути неплохой, но способный вести себя как форменный засранец (и нередко так себя и ведущий). Если вы видели Гарри Ллойда в сериале "Дивный Новый Мир", то хорошо представляете, какого персонажа мы видим. Мы считаем, Гарри просто создан для такой роли. Если ещё не смотрели - посмотрите, хотя бы для того, чтоб им полюбоваться и втюриться вдребезги.

Мы уже понапридумывали вам тонну хэдканонов, несложившиеся романы, моральные дилеммы, привычки, семейные традиции, невесту и кучу всего разного и классного. Приходите, просто приходите, скорее, будем обожать, играть, жечь и пепелить.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

начнём в гостевой а там понесётся)


Пример поста (Берни здесь упоминается)

О да, слезы Барнабаса Джастин тоже не добыл бы ни за что, если б не подсуетился сразу же, как друга постигла незавидная участь: даже вообразить, что Помфри позволит нечто подобное, было невозможно. Было нечто циничное, очень холодное и даже отдающее злом в том, что, узнав о болезни друга, Джастин сразу подумал, что надо запастись светящимися слезами. Но самому Джастину это странное чувство даже нравилось, оно возбуждало и гораздо больше напоминало ему отвагу и доблесть, чем злой цинизм. Барнабас, к слову, считал так же, он совершенно не обиделся, напротив, был, похоже, даже немного расстроен тем, что Джастину эта идея пришла в голову раньше, чем ему.
Акцио банка Джастина, - Хизер, воспользовавшись его недолгой задумчивостью, совершает обманный маневр и ловко ловит банку - на зависть любому ловцу.
Джастин точно знает: он сам - ловец.
- А я говорил, что не только Мэтту достался талант ловца! - заявляет он не впервые, хоть и знает, что Хизер терпеть не может подобные разговоры и в квиддич все равно не пойдёт.
Ох уж эти рейвенкловские заучки, - нередко добавляет он, но не в этот раз: все-таки повестка дня куда занимательнее, чем талант ловца, зарытый Хизер в землю. У рейвенкловцев и так неплохой ловец, что уж там, а квиддичную карьеру после школы не собирается продолжать и сам Джастин. А вот Мэтт вроде да, так что тут как посмотреть: конкурент в лице брата не самый удобный нюанс для карьеры.
Это что… - тянет Хизер, разглядывая добычу Джастина, - дракон?
- Эээ... - мычит тот, наклоняясь к банке и заглядывая внутрь с противоположной Хизер стороны, - Ну выглядит как дракон, хотя, конечно, очень маленький. Вроде тех элементалей, которых используют для жарки каштанов, даже ещё меньше.
Хизер обзывает дракончика насекомым, на что тот как будто даже обижается, хотя нет уверенности, что он понимает человеческую речь.
В принципе для пойманного и запертого в банке существа, тем более крылатого, гнев и возмущение вполне естественны.
- Где достал? - спрашивает Хизер, возвращая банку.
- Нашёл, - ответ звучит исключительно глупо, хотя это чистая правда.
Джастин отмечает про себя этот парадокс - ему важно все, что сопутствует правде, все ощущения, которые она вызывает, - Хизер брезгливо морщится, стряхивая руку.
Руки её испачканы следами светящихся слез: Джастин не очень-то аккуратно их выливал. Опустив глаза, он обнаруживает, что и его собственные ладони поблескивают.
- Без него ничего не может быть сделано, - скрипит ворон на дверном молотке.
В который раз Джастин думает, что, попади он в Рейвенкло, ночевал бы на этой площадке каждый день. Построил бы тут себе шалаш, книжек натаскал...
- Время, - походя бросает Хизер и входит в открывшуюся дверь.
- Ох уж эти рейвенкловские заучки... - вздыхает Джастин, проходя следом.
Он же должен был это сказать.
Пока подруга переодевается, гость рейвенкловской гостиной вспоминает нужное заклинание, а затем собирает оставшиеся на его ладонях слезы привидений в пустую чернильницу, реквизированную с книжной полки, и запечатывает её свечным воском, присев у камина на корточки. Вряд ли чернильница зачарованная, стоит тут для нужд студентов. Рядом с пятью такими же.
Одной больше - одной меньше. В Рейвенкло вообще запас чернильниц, перьев и пергамента наверняка неисчерпаемый.
Я что подумала, - возвещает вернувшаяся Хизер, - подумала, что дракончик похож на привидение.
Джастин, поднимаясь на ноги, многозначительно демонстрирует ей чернильницу со слезами, встряхивая в руке, затем прячет в сумку.
Хизер верно подметила: привидение прошло бы сквозь стекло. Банка обычная, не зачарованная, из гостиной Хаффлпаффа: чернильниц там может и не так много, зато банки и корзинки для печенья точно всегда есть.
- ...надо спросить у кого-то кто в курсе насчёт слёз у привидений. Нужно поговорить с кем-нибудь из них. Мало ли.
- Запомнить: не плакать перед смертью! - заявляет Джастин, поднимая указательный палец, - Да, я как раз попытался разговорить Толстого Монаха на этот счёт, заодно выяснил, что ему почти не довелось отведать поросёнка, поскольку духовенству в средневековой Англии разрешалось есть только двуногих животных. Монах говорит, что привидения не плачут, но насчёт Серой Дамы он не уверен. Она же живёт где-то тут, у вас? Ты давно её видела?

0

19

ЖДУ КРИМИНАЛЬНУЮ СЕМЬЮ


Carlo Augusto Cavalcanti |  Карло Август Кавальканти
https://i.imgur.com/QsrqRWU.gif
чистокровный, 59 лет, дон семьи, артефактолог|Johnny Depp


ПОДРОБНОСТИ

Карло Август Кавальканти (родился в 1923) — наследник своей семьи, почтенной, достаточно древней и именитой, известной своими зельеварами, сильными волшебниками, людьми с часто редкими или доведёнными до предела возможного способностями. Говаривают до сих пор, что среди Кавальканти веке в 15 были некроманты. Были действительно Карло знает об этом прекрасно из семейных книг да родового древа, в котором указаны разные детали, о которых посторонним лучше не знать. У семьи всегда был достаток, всегда им сопутствовала удача, они были баловнями судьбы, собирая богатый урожай способностей как магических, так и умственных. Слухи сообщают ещё больше: о тёмных магах, которых боялись, о связях с «отравителями» Медичи и многое-многое. Но что имел наследник такой истории по факту? Ничего. Карло ждал лишь разорённый дом, в котором от былого величия осталась лишь мебель да убранство. Былых денег у семьи уже не было, отец средний волшебник с средним же достатком и не понятно даже, то ли его так обучали ужасно, то ли он тот самый «урод» в семье. Но Карло, выросший на историях о своих же предках, понять семейного упадка не мог, а потому старался как мог, делал всё, лишь бы не быть похожим на бесхарактерного, слабого отца, позволившего их семье скатиться в такую пропасть. Он упорно занимался, думал без конца о том, как сделать себе имя, как вернуть имя семьи. Среди них были сильнейшие, а сейчас?
А сейчас он начинает практически с нуля, норовом и умом забирая управление семьёй из рук отца, открывает сначала лавку, затем расширяет её до магазина, а затем и сети магазинов в разных странах, создаёт артефакты повседневного пользования, понемногу начинает зарабатывать, находит сам достойную партию. Сицилия и Италия места сугубо семейственных, это возможность, это статус, это связи. И любовь, чего уж греха таить, но приходит она далеко не сразу и не легко, но в выборе спутницы жизни он уверен. И уже в двадцать пять обзаводится наследником, которого воспитает в лучших традициях их семьи. Военные годы пришлись на последние годы его учёбы и из них он вынес многое, а в последствии ещё и заработал. Мир был полностью разрушен для всех, а на этом можно было поживиться: мелкая контрабанда, опасные артефакты, в создании которых он поднаторел, покровительство другим, менее защищённым, поиск полезных знакомств и связей. И в короткие сроки он поднялся буквально с самых низов до того, что он имеет сейчас: деньги, влияние, сила, семья. И пускай его и его людей зовут мафией сколько угодно. Они Семья, им знакома Омерта, но когда речь идёт о репутации, о кровных родственниках, о союзниках и друзьях, которые долгими годами доказали свою преданность, разве это будет играть роль?

Marcella Maria Cavalcanti |  Марселла Мария Кавальканти
https://i.imgur.com/U2XDuzj.gif
чистокровная, 54 года, донна семьи, возможно есть свой небольшой бизнес |Rachel Weisz


ПОДРОБНОСТИ

Марселла Мария Кавальканти (в девичестве Буджардини 1928 года рождения) — урождённая чистокровная неаполитанка, выросшая в богатстве и уважении. Её отец, занимавший пост в правительстве, мог обеспечить и дочь и жену всем, что бы они ни попросили. И Марселла росла той, кому доступно всё, той, что получает желаемое любым возможным способом, а если ей этого не дают, то берёт сама. Ей нравилось положение её семьи, ей нравилось управлять и не сказать, что она, учащаяся у своего отца, была в этом плоха. Она с детства научилась быть выше «недостойных», но мило и скромно улыбаться при необходимости, быть хитрой и обходительной, но опасно-острой при желании. И в отличие от своей матери, прекрасной светской сеньоры, но никакущего лидера, Марселла готова была управлять даже собственным мужем, лишь бы всё было так, как хочет она. Волшебница не капризна, не истерична, но обладает высочайшими требованиями комфорта. И уже в свои двадцать лет она думала о том, что найдёт какого-нибудь мужа-политика, из которого будет верёвки вить, может «бизнесмена» из числа первых, но жизнь свела её с начинающим Карло, который цеплялся за былую славу рода. Это смешило рассудительно-холодную девушку, но она лишь улыбалась и кивала. У него был потенциал и под её лёгкой рукой Кавальканти точно добьётся всего и даже большего. Марселла вынашивала этот план несколько месяцев, общаясь с ним по переписке, вежливо флиртуя, тонко намекая.
И она не знает, понимал ли он, но когда она взяла его фамилию, когда она переступила порог чужого дома, всё изменилось. Буквально. Нет, у неё по прежнему было всё, что нужно конкретно ей для комфорта, но управлять мужем не вышло. Впервые в жизни она потерпела крах полнейший. Карло оказался ловчее её и справился со своим родом сам, сделал её своей Донной, хозяйкой, главой семьи, второй после него казалось бы. Но это было не то, чего ждала женщина. Она-то думала, что у неё в руках будут все карты, а ей достались лишь огрызки, как она думала. А тайны, неполноту информации она любила ещё меньше, чем своего мужа как оказалось. Была ли любовь? Возможно, но не сразу для обоих и не так уж долго для неё.
Их общий сын стал для неё какой-никакой отдушиной, возможностью воспитать верного лично ей мальчишку, который будет рассказывать ей всё сам, но нет. Он упорно слушал отца и ни в какую не думал менять ориентиры. Дочь уж должна быть более покладистой, да? Нет. Ни разу. Норовом в своего упрямого, целеустремлённого, железобетонного отца... она бесила. Она не желала понимать того, что внушала ей Марселла. Важнее её, матери, и жизни самой девушки нет ничего, но та упиралась в отцовские догматы. Катарина знала больше, знала лучше. И даже страх и насилие не помогали вразумить нахалку. Ничто не помогало.

Gianluca Pietro Cavalcanti |  Джанлука Пьетро Кавальканти
https://i.imgur.com/UOh6hoX.gif
чистокровный, 34 года, капо семьи, владелец кофейни «Giorno de Luna» |Matthew Daddario


ПОДРОБНОСТИ

Джанлука Пьетро Кавальканти (родился в 1948) — старший ребёнок в семье Кавальканти, наследник и опора отца. У Карло может быть сколько угодно капо, консильери, людей, думающих, что их место за ними навечно, но никого ближе и посвящённей в тайны Семьи, чем его сын, не будет никогда. Именно Джан знает всё о делах семьи от и до, именно его отец с детства натаскивал по законам, экономике, магии, готовил из него достойного сына достойного отца, что не поступит как его дед, безжалостно просрав весь потенциал семьи и спустив созданное огромным трудом наследие.
Понимал ли это маленький Джанлука? Хотел ли он всех этих уроков и правил? Нет, он и не думал о наследии семьи, о роде, об обязанностях, будучи ребёнком, желающим просто игр и веселья. Не сказать, что у него не было друзей, времени на игры, но хотелось больше. И он долго не понимал, почему отец так трясёт его со всем этим, делает из него губку, впитывающую любую полезную информацию. Понял, когда стукнуло пятнадцать, когда уже была маленькая сестрёнка, когда отец рассказал о том, чем была известна их семья, чем занимается он сам. Без прикрас, без замалчивания. Некромантия? Было дело. Зельевары? Полно. Кажется, даже метаморф водился колене эдак в десятом, а то и дальше. «Хочешь, чтоб тебя помнили, сын? Тогда стань тем, кого можно запомнить, кого достойно было бы помнить». И Джан пытался, поняв, почему отец так держится за своё дело, за свою «мафию». Чтоб сохранить род и память о нём, чтоб защитить семью, чтоб обеспечить им возможность жить. Хотел ли Джан становиться во главе всего этого? Он не думал, что да. Он хотел бы простой семьи, детей может, бытового счастья, строящегося из мелочей. Встанет ли он на место отца, если и когда придёт его время? Без всяких сомнений.
И уже Катарина, смотрящая на него, с уверенностью кивает, зная, что он справится. Ну или поубивает всех нахрен, водится за ним такой грешок. При всей выдержке и рассудительности, Джан далеко не всегда и не так хорошо контролирует свой гнев. Но для этого у него есть сестра, которая и остановит и скалкой отхреначит сама так, что мать родную не вспомнишь. Поначалу, подрастающая Кати думала о том, что брату будет сложно с его, казалось бы, благородством и желанием спокойной жизни, но он вливается в отцовское дело так легко и естественно, что сомнений в породе не остаётся. Да и с отцом у них одно общее заметно сразу — веет от них и силой, и властью, и умом. Смотришь и чувствуешь, что перед тобой порода. И пока остальные видят примерного, послушного сына, гордость для родителей и пример для всех, недотягивающих до идеала, Джан холодно ухмыляется, отдавая приказ на устранение. Выпускает звериный гнев, щурится, заставляя других в страхе глаза отводить и трепетно молчать, иначе тут нельзя: жёсткую иерархию здесь уважают, а за малейшее нарушение дисциплины могут и штрафное заклятие отправить. И шепотки гулом в полупустом зале стоят: сын своего отца, кремень, сталь, которую не погнуть. Их лидер уже. Со своим кодексом, выпестованным отцом, своими принципами, бесконечной верностью своим людям. Лидер, которому верили и за которым готовы были рвануть хоть в Преисподнюю. И пускай их там ждёт Дантев Люцифер.

Michele Bugiardini |  Микеле Буджардини
https://i.imgur.com/lnv4TwM.gif
чистокровный, 43 года, политик |Al Pacino


ПОДРОБНОСТИ

Микеле Буджардини (родился в 1939) – младший сын в семье видного политика Неаполя казался на фоне яркой и властной старшей сестры серым, пресным, ужасным наследником отца. Отец-то всегда был на сотню шагов впереди, всегда умел получить выгоду и добиться желаемого поста, особенно с покровительством мафии. В конце концов в политике положение высокое с чистыми руками не занять – всё пишется кровью конкурентов. И Микеле всегда казался слишком мягким, выросшим в хороших условиях, не знающим жестокости жизни, хотя и похожим нравом на отца. Он окружающим казался более уступчивым, а значит слабым.
Катарина за не таким уж дальним родственником наблюдала со стороны – он никогда в Кавальканти родню не видел, разорвав все связи с сестрой после её помолвки. И верно, Марселла и сама не горела желанием общаться с братом, которым, как думала, сможет легко управлять всегда. Подарки ежегодные с припиской «Buona Natale» и не более. Марселла думала, что терпеливый, мягкий и покладистый брат побежит за любым её словом, стоит лишь в глазах блеснуть слезам, ведь она член семьи, единственная и несомненно любимая старшая сестра, которая, пусть и нехотя, но всегда была рядом и поддерживала. Фальшиво, неискренне, безразлично, но поддерживала. Семья же.
Холодный, рассудительный и самое главное жёсткий нрав Микеле проявился тогда, когда он окончил Шармбатон и посвятил себя политике. Он во всём поддерживал отца, стал ему союзником и преемником, с такой же лёгкостью влился в дела «тёмные», будто это частью его жизни было всегда. Он оказался не по зубам всем тем, кто звал его слабаком и мальчишкой с золотой ложкой в заднице. Руки по локоть в кровь окунуть он не боялся, но словом мог сделать ещё больше, чем оружием. И слишком быстро стал зваться достойнейшим сыном своего отца, его продолжением, его наследием, слишком быстро заработал уважение и почёт.
Никто не понимал, разумеется, откуда такая жёсткость в едва ли не пацифисте Микеле, который на капризы старшей сестры смотрел, глаза закатывая. Никто и не понимал, когда яркая Марселла оказалась не настолько волевой и сильной, как её брат, когда о нём говорить начали гораздо больше, нежели о теперь уже сеньоре Кавальканти. А Буджардини и объясняться не спешил никогда и ни с кем, лишь отшучиваясь и отмахиваясь от неудобных вопросов.
И разумеется Марселла не упустила этого, когда у неё не осталось ниточек влияния на собственную семью. Ведь нет ничего превыше крови, да? И она пошла к Микеле со своей историей, просьбой спасти её от деспотичных родственников. Ну а кто Микеле, чтоб отказать? Тем более иметь под пятой столь сильную Семью выгодно. Семья ведь превыше всего.

ИЗ ИСТОРИИ РОДА

Если верить семейной легенде, род Кавальканти происходит от древнего некроманта. Он был уважаем в первых веках этой эры, он и его пугающие исследования долго отзывались шепотками на улицах, среди прочих волшебников, на семью Виталиса косо смотрели все, а те не менее одарённые волшебники, дети своих родителей (супруга некроманта приходилась превосходным зельеваром древних времён), продолжали дело своего отца. Каждый из его потомков обладал не дюжей силой и овладевал не меньшими знаниями. Люди говорят, что у каждого из четверых детей Виталиса был свой особый дар: один из сыновей читал чужие мысли по глазам, другой над мёртвыми ворожил, подобно отцу, а дочери-прелестницы, будто вейлы притягательны были, старшая обличье по воле мысли меняла, а младшая от смерти верным словом уберечь могла. И пока вчерашняя провинция Рима день ото дня сюзерена меняла, каждый из них своей семьёй обзавёлся и род продолжил.

И на протяжении веков они передавали знания, накопленные десятилетиями жизни, устанавливали связи с другими семьями разрозненной Италии, что дробилась non maghi на мелкие владения, выходцы с зернового придатка государства, они пользовались уважением у других, а их силы и знания пугали прочих магов. Ныне зовущиеся Средними Веками и Возрождением времена казались расцветом рода, когда их услуги, товары и способности пользовались огромным интересом. А они сами роднились с владетелями Флоренции родом Медичи, чья немагическая ветвь угасла в восемнадцатом веке, а волшебники и потомственные зельевары по сей день хранят славу о себе как о великих отравителях. И Кавальканти бы тоже множить и хранить свою славу, свои многочисленные таланты. Жаль лишь что-то пошло не так. Положение в Италии не менялось существенно долгие столетия, оставляя страну разбитой ненароком тарелкой, но отношения в магическом мире менялись едва ли не каждый день. И сияние звёзд над родом Кавальканти начало постепенно затухать.

На дворе вторая половина восемнадцатого века, а в роду практически не осталось действительно уникальных волшебников, старшие члены семьи негодуют, смотря на бунтующих детей, что отказываются передавать «зверские» практики наследникам, вдохновляются магловскими идеями гуманизма и уходят от жёстких рамок рода, в которых некромантия была нормальной, а предсказание кому-то смерти не шептали напугано, боясь расправы. Они смотрели на внуков и молились мирозданию, магии, Мерлину и даже магловскому Богу, чтоб хоть достоинство крови не запятнали эти вольнодумцы. Кто-то ещё помнил о закрытых в родовом домусе фолиантах, что хранили в себе всё накопленное поколениями волшебников, но уже к первой половине двадцатого века от этих скудных остатков были лишь легенды и сказки, в которые с трудом верили, смотря на действующего главу рода, в котором из «волевых черт, холодного взгляда и цепкой хватки» разве что лицо было.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Эта семья самая настоящая катастрофа, скрытая за прекрасной внешней картинкой. И если жёсткое воспитание отца дети понять могут и особых обид у них как у наследников отца нет, то безразличие и холодность матери Джан воспринимает с трудом, особенно на фоне всегда весёлой и тёплой сестры, умеющей и к отцу ключик найти и к брату, а Катарина последствия физ.насилия скрывает старательно от всех. Она на постоянном контроле со всеми, чтоб не узнали и не сломали. И всё вот это стекольно-сложно-семейное безумно хотелось бы отыграть. Тем более, что кроме личных отношений их связывает и Семья.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

лс, гостевая, тг - @MichelleBernard


Пример поста

Ты уверена, что стоит идти одной, — Абель останавливает её, надавливая ладонью на грудь.
Катарина удерживает себя от закатывания глаз усилием воли, сжимает её ладонь в своей, легко отводя руку наёмницы в сторону. Эти вопросы не были чем-то необычным для них, иногда Кавальканти готова была звать Абель «мамочкой», а в половине случаев сама более походила на наседку, оговариваясь исключительно ценностью кадров. Так было проще, легче жить и не думать о лишних привязанностях, которые могут потянуть на дно в любой момент камнем, к коему привязаны ноги. Семья превыше всего, честь превыше всего. Да. Только говорить об этом направо и налево — практически самоубийство, причём медленное и мучительное с уклоном в мазохизм.
Да, — жёстко отрезает волшебница. — Мне нужно лишь передать информацию о месте. Всё.
Послали бы кого помельче, ты нам живой нужна, — Деби головой кивает в сторону, мол людей мало что ли?
Это крупная сделка, решили, что должен идти кто-то из капо, — Кавальканти отпускает всё же её руку, убедившись, что Абель не повторит попытку остановить её. — В крайнем случае я свяжусь с тобой, — Катарина тряхнула рукой, на которой звякнул браслет, связанный с таким же на руке наёмницы. Итог ужасной до смешного истории, после которой у обеих нервной системы раздражаться хоть чему-то, кажется, не осталось совершенно.
Стоило ли говорить, что Белладонна лгала? Стоило ли говорить, что Абель это прекрасно знала? Знала и молчала, ведь отговорить собственного лидера, когда та всё для себя решила, практически невозможно. И опасно для остатков нервной системы и без того готовой использовать нецензурную брань вместо любых слов и махать ручкой на прощание.
Катарина тем временем берёт со стола колдографию мужчины, которую получила заранее и уже изучила вдоль и поперёк, запоминая не самое примечательное лицо. Наиболее подходящий вариант для подобных встреч, главное, чтоб никто не вмешался. Кавальканти уж слишком хорошо знает, как могут подставить другие Семьи и какую награду могут предложить за сдачу хоть кого-то из членов Семьи. В конце концов хватает законников, что хотят очистить мир от «гнили». «Посмотрели б хоть в зеркало для начала» — всегда думает волшебница перед подобными встречами, припрятав в ридикюле кинжал с парочкой действенных ядов, так, на всякий случай. Она всматривается, вглядывается в последний раз в  простенькую колдографию и сжигает кусок бумаги. Пламя в уголке фото вспыхивает на несколько секунд и тухнет, лизнув едва пальцы, отблесками поиграв в коньячных глазах.
Знаешь, можно будет после этого дельца смотаться куда, — Катарина солнечно улыбается, подходя к зеркалу в полный рост. Чуть подбородок приподнимает, голову поворачивает в одну сторону, в другую, оценивает. — Пляж, море и блаженный отдых, — она оглядывается на Абель с лукаво-хитрым блеском в глазах, точно у ребёнка, задумавшего очередную шалость.
Угу, толпы туристов, среди которых могут быть подосланные ублюдки, громкие дети и ворчащая Донна в придачу, — услужливо напоминает наёмница, коротко кивнув. Кавальканти морщит нос обиженно, передразнивая Деби. Но с тяжёлым вздохом соглашается. Нужно найти тихий, уединённый закуток, где их даже дражайшая матушка не достанет. И желательно как можно быстрее, постоянные попытки вернуть контроль со стороны Донны доводят до трясучки, и девушка буквально кожей чувствует подступающий нервный срыв, холодком проходящийся по спине. И он появится ой как не вовремя как, впрочем, и всегда.
Белладонна спешно возвращается к зеркалу взглядом, собирает волосы в высокий хвост, затягивая его потуже. И наблюдает как постепенно под беззвучное заклинание меняются черты её лица. На самом деле не кардинально: форма лица, носа и губ, разрез глаз едва и их оттенок становится больше зелёно-карим, чем коньячным, но всего этого вполне достаточно, чтоб её не узнал никто. Нужна лишь концентрация для поддержания чар и никаких сомнительных фляг с оборотным и ненужных побочных эффектов и артефактов, которые можно заметить и сорвать.
Она накидывает утеплённое пальто, всё же февраль в Париже месяц непредсказуемый из её воспоминаний об учебных годах, приглаживает ворот и достаёт старенький, времён учёбы же портключ, с помощью которого она летом «сбегала» в Париж к однокурсницам от «убийственной домашней скуки», иными словами от матушки подальше, когда даже за учебниками и тренировками от неё было не скрыться. Тогда они целыми стуками бродили по улочкам города, местные рассказывали различные истории о городе и жителях, показывали занятные места и заведения, о которых никто другой не знает. А сейчас Катарина вспоминает с колкой усмешкой историю о том, как младшекурсники пытались купить алкоголь в «одном из старейших заведений Парижа», а их турнули ко всем чертям. Она качает головой, толкая несильно входную дверь, тут же оглядывая непринуждённо зал, будто ищет местечко получше. Замечает нужную фигуру через пару мгновений и неторопливо подходит к стойке.
Виски, пожалуйста, — она на французский переходит инстинктивно, чуть улыбаясь подошедшему бармену. На неё смотрят с несколько большей теплотой, чем на прочих захожих случайных туристов, можно даже сказать одобрительно, а она мысленно лишь глаза закатывает, пытаясь не хохотнуть тому, как на самом деле серьёзно люди относятся к отграничению «свой-чужой». Хотя, стоит признать, Катарина сама когда-то провела жёсткую черту, отделив одно от другого. Правда в итоге получила фактическое недоверие к очень многим вещам и задатки паранойи, но с другой стороны этим же во многом обезопасила себя. Увы, криминальный мир, а тем более магический не добрая сказка о простых выборах и решениях.
Bonjour, — она спокойно улыбается мужчине, будто старому знакомому, окидывая при этом его внимательно-цепким взглядом. — Странно, должно быть, сидеть битых сколько-то там часов в баре, будучи при этом истинным трезвенником, — она легко переходит на английский, кинув смешливо-понимающий взгляд сначала на стакан, а затем и на бутылку. Делает глоток из своего стакана и устраивается на стуле удобно настолько, насколько вообще это возможно.

0

20

ГЛАВУ АВРОРАТА


Rufus Scrimgeour  |  Руфус Скримджер
Порой достаточно обратить взор на невозможное, чтобы обнаружить правду.
https://64.media.tumblr.com/03d378950aff0efe6e7e9f127cdcea42/46ed42164af2bb31-b7/s500x750/ab6cbc7c50a1fb96a9ccfa7363abcae99d62eaea.gif
чистокровный, 42-45, глава Аврората |Toby Stephens


ПОДРОБНОСТИ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent]Оглядываясь назад, Руфус точно знает, почему именно он в конце 81 года стал главой Аврората. Впрочем, он знал, что так будет, весь последний год, когда его предшественник собирался на пенсию. Очень многих держала на своих должностях война, а стоило ей закончиться, отзвенеть последними приговорам Пожирателям, как в ДОМП начались перемены. Странные, непривычные, но ожидаемые.
[indent]Война была частью жизни последние лет десять, венчая привычный образ. Нет, обычных преступлений не стало меньше, вот жестокости в них стало больше. Человеку, которому нет дела ни до своего статуса крови, ни до чужого, было не понять тех, кто вышел на тропу войну в попытке доказать свое право на то, чтобы мир строился вокруг них. Руфус же точно знал, какую позицию в этой войне должно занимать Министерство магии, и какое счастье, что по большей степени она совпадала с его собственной.
[indent]Он всегда хорошо знал Устав и протоколы действий. Чего требовал и от желторотиков, которые только вступали в эту рабочую и опасную жизнь. Уверенный, честный - человек-загадка для большинства: все, что было в его жизни вне стен Аврората, скрывалось очень тщательно от всех, кто не входил в узкий круг его друзей. За улыбкой Руфуса трудно было что-то угадать, не зная смысл этой улыбкой, и для большинства коллег он так и остался таинственным старшим коллегой, но уж точно никто не сомневается, что повышение Скримджер заслужил, и что Аврорат только выиграет при таком начальстве.
[indent]Для Амелии Руфус тоже был определенной загадкой. Но в начале 81 года, Руфус получил в расследование дело гибели ее семьи - убили родителей и младшего брата. Долгий разговор ранним утром в Аврорате закончился своеобразной договоренностью, Амелия тогда впервые поняла, что все-таки не один Орден борется с Пожирателями, как и Министерство достойно шанса на лучшее, не прогнило оно до конца. Через девять месяцев они со Скримджером уже поминали Лонгботтомов, одновременно отмечая окончание войны. Как, порой, странно бывает: люди могут работать годами бок о бок, но узнать друг друга ближе только тогда, когда происходит что-то, как правило, грустное.
[indent]Это как раз такой случай.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent]Первые полгода 82 выдались нелегкими, хотя о чем вообще речь в этом мире? Одним из первых приказов Руфуса на новой должности стал арест Эммелин Вэнс за убийство Эвана Розье. Странно звучит? Оно не только странно звучит, оно вообще все очень странно. Когда показалось, что сюрпризов не будет, в середине июня был разрушен Азкабан, в результате чего сбежали некоторые заключенные, среди них очень опасные. В общем, это только начало, а дальше будет веселее.
[indent]Что касается отношений, то в конце года между Руфусом и Амелией завязалось нечто похожее на дружбу, но тут подкатили повышения, перемена мест слагаемых в уравнении, рабочие вопросы, и так далее. Думаю, что их ждет интересное развитие, но настаивать я точно буду на сохранении дружбы и шуток от Амелии из разряда: "у меня есть низзл и я планирую навести порядок в Британии из кресла министра магии". Но в частном порядке мы можем обсудить еще варианты.
[indent]Ну и главное: у нас замечательные игроки, как в Аврорате, так и вне его, у нас прекрасный глава ДОМП, в общем, я уверена, вам скучно не будет, ни со мной, ни с остальными нашими котиками.

СПОСОБ СВЯЗИ С АВТОРОМ

тг, почта, лс, гостевая.


Пример поста

[indent]Разрушение Азкабана и Мунго были отвратительным подарком; одно за другим ложится неприятностями, вынуждающими нервно дергаться, проседая от усталости. Те, кого они так старательно садили за решетку на корм дементорам, оказались на свободе, сводя всю войну к нулю. Оставалось надеяться, что они берега растеряли, не найдут пути обратно, но куда там - одно за другим накатывается, вынуждая нервничать до дрожи в пальцах.
[indent]Домой Боунс добирается поздно, аппарирует на задний дворик между малинником и неухоженным цветником. Амелии все некогда навести хоть какой-то порядок, чтобы не запутаться, не убиться, юбку не гробить. Мамин мирок все тленом отдает, по большому счету выкорчевать все, дать новый шанс на жизнь этому месту. Но некогда, все время некогда, и если маменька с облака смотрит, она, наверное, искренне зла.
[indent]- Мелли!
[indent]Голос миссис Сэвидж звучит как гром среди ясного неба, Амелия даже голову поднимает, но там ни одной тучки. Она чуть прикрывает глаза, натягивает улыбку на лицо:
[indent]- Да, миссис Сэвидж.
[indent]Добропорядочное соседское отношение, еще и дети в школе вместе учились; после смерти родителей Амелии миссис Сэвидж решительно взяла женщину под опеку, ну и что, что еще четыре года, и Боунс сорок лет стукнет. Может быть, она надеялась, что Дункан решит жениться на Амелии, но у этой надежды не было ни единого шанса ко исполнению.
[indent]Миссис Сэвидж с тарелкой в руках, обтянутой фольгой - еда. Амелия такая худенькая, что жердь, и все переживать за себя заставляет, что ни говори, а бывает. Но между слов на светлой кухне с разноцветными салфетками и ажурными занавесочками звучит и то, что может дать пищу для размышления:
[indent]- А у Алисы есть родственники? Слухи ходят...
[indent]Слухи - дело беспокойное, особенно сейчас, особенно после побега заключенных из Азкабана, мнящих маленького мальчика виновным в смерти их дражайшего идеолога. Амелия все еще улыбается, отмахивается: да нет, все глупость, а нервные окончания натянуты до предела, и шла бы уже миссис Сэвидж прочь. Но любезность - лучшее качество, которому Амелию мама научила, и она думает о том, что ссориться с мамой своего друга, такое себе дело. И пирог в ревенем вкусный, и радости от общения масса, но очень хочется в душ и спать, и миссис Сэвидж это понимает, правда, все еще сыплет фразочками смешными, звонкими, ласковыми.
[indent]Когда миссис Сэвидж уходит, Амелия тоже дома не остается. Где искать этого странного "родственника" Алисы, неизвестного природе и следствию? Будь Боунс на месте этого товарища, возможно, акзабанского сидельца, она бы установила слежку за домом, и гостиница недалеко. Маленькая, аккуратная, всякое видавшая за пять десятков лет, что за забором живой изгороди прячется. Семейное дело, звенящее ароматами пирогов и вкусного кофе, Амелия бы в такой гостинице провела пару дней без головной боли, но у нее и дом для этого есть.
[indent]Приветливая девушка на маленьком ресепшене верит в сказочные байки из разряда "ну очень надо". Да и Амелию она много раз видела, в свое время даже с Невиллом. Да, племянник, да, живет сейчас с бабушкой, вот, говорят, что его дядя по линии матери объявился. Заселенцев новых не так уж много, Кесвик хоть и туристический город, но на окраине селиться дело странное. Амелия улыбается все еще, когда идет к номеру: дверь зеленая, с цифрой четыре на нем, а окнами этот номер выходит на дом Боунс на другой стороне улицы.
[indent]Интересно, конечно. Зачем такие тщательные предосторожности?
[indent]По хорошему следовало бы сообщить в Аврорат, Руфусу или Теду или Сэвиджу. Наверное, Сэвиджу было бы лучше всего, взял бы группу, отвели бы глаза магглам иииии... но на это все уйдет время, а, как водится, у таких людей, которые идут мстить невесть за что, обычно чуйка очень хорошая. Настолько хорошая, что через час его тут может не быть. Вот и идет Амелия в одиночку, беспокойная, но уверенная - ее навыки боевой магии могут защитить лучшим образом, в этом сомнений нет.
[indent]Она стучит жестом, которым выдает аврора. Слышит шорох за дверью, решается подать голос:
[indent]- Добрый день. Это Амелия Боунс, я невестка Алисы Лонгботтом.
[indent]Ну же, давай, либо туда, либо сюда. И попробуем решить вопрос.

0


Вы здесь » Shade Paradox » Друзья » Marauders: Aftershocks