Shade Paradox
нужные
активисты
#мистика #способности #18+

апрель-май 2010 года

Кем ты станешь в этот мрачный час: героем, который до последнего будет бороться за светлое будущее или монстром, что своими руками подтолкнет мир к гибели?

цитаты месяца:

Когда дерешься и мало того, делаешь это на регулярной основе, такая мелочь как «зубы» обычно не задерживаются в деснах и так норовят отправиться полетать.
(с) Adrian Raybeck

Вспоминая, как весь участок вешался от того, как работал Алекс в команде, то сразу же всем становилось от этого тошно. Ну, не командный он игрок. В одиночку ему проще работается, ведь никто не может угнаться за ним. Никто не может даже попытаться догнать его и достигнуть тех реакций, что существуют от природы. Для него все вокруг медленные и как бы он не старался замедлиться сам — все это выходило, мягко говоря, херово.
(с) Alex Mitchell

Однако, проследив за тем, как все начали представляться, тяжело вздохнул и протяжно ответил, — Мистер СамоеВремяПознакомиться. Но можно просто Тони.
(с) Anthony Crouch

И в данный момент смущали даже не рапунцель с таксистом, а мрачный хрен, стоявший впереди. Вот от кого точно отделаться будет сложно, если они сейчас куда-то пойдут.
(с) Anthony Crouch

Не бывает никаких команд. Бывает вынужденное сотрудничество, с которым ты миришься ради достижения какой-то цели.
(с) Anthony Crouch

– Да успокойся ты, жопу продует, будешь так пыжиться.
(с) Anthony Crouch

Когда живешь с чувством, что в любую минуту тебя могут найти, даже мелкое нарушение стабильности заставляет нервничать как первокруснику с застёжкой на лифчике.
(с) August Liebermann

Есть только одна преисподняя – и мы в ней живем.
(с) August Liebermann

Если спросить, человек он иль демон, Либерманн без промедления ответит – игрок.
(с) August Liebermann

Ты увидишь, поэтому смотри на меня в упор, не вздумай отводить взгляд и не поворачивайся спиной – удар туда наносят те, кого защищаешь грудью.
(с) August Liebermann

Говорить что-то и не требовалось, на его лице и так читалось бегущей строкой “спасибо, что рассказали”.
(с) Frank Edwards

– Извинения принимаю только в виде харакири.
(с) Hirai Kondo

В голове сразу всплыла фраза «пизда нам, но зато будет весело».
(с) Hirai Kondo

А уж на широко раскрытые глаза, которые вдруг забыли, что они азиатские, любо дорого было смотреть.
(с) Hirai Kondo

Джей всегда улыбается, потому что улыбка – это единственная самооборона, которая не позволяет отношению Алекса сломать её.
(с) Jay Brien

Это как прикоснуться к раскалённой звезде: слепнешь от света, плавишься от жара, зато находишься невообразимо близко с недосягаемым.
(с) Jay Brien

Потому что она не боялась и не стеснялась быть именно такой. Падшим ангелом, что стоял на защите добра. Пороком, оберегающим благодетель.
(с) Liliane Mort

В этот момент в гулкой тишине кофейни каждый мог отчетливо расслышать хруст безе. Однако это была не Мадам Павлова, а поясница китайца, которому не суждено было стать тяжелоатлетом.
(с) Liliane Mort

– Жениться или сесть за решетку? А есть другие варианты?
(с) Miguel Rosas

Мигель бы с радостью поменялся местами: у него, как и у многих преступников, была врожденная нелюбовь узы, оковы, путы, наручники – такой вот латентный шигарофоб.
(с) Miguel Rosas

И она бесилась от этого! Безумно, безудержно, настоящий ураган. Ведь ураганам неспроста дают женские имена. Их гнев настолько же разрушителен, как и женская любовь.
(с) Miguel Rosas

Умение разрывать связи и ставить точки над перевернутыми восклицательными знаками своеобразное негласное искусство, в котором пока недостаточно ценителей для того, чтобы оно, наконец, обрело мировую популярность.
(с) Miguel Rosas

– А вы точно доктор? Или вы не только дар речи потеряли, но и навыки?..
(с) Mirana Ailse

Тот безумный омут непонятных и чуждых ощущений, в который он ее окунул с головой, продолжая вырисовывать каждым своим прикосновением огненный узор на ледяном теле.
(с) Mirana Ailse

А она, словно беззащитный мотылек летела на этот огонь, уже совершенно не боясь спалить свои крылья без остатка…
(с) Mirana Ailse

У людей бывают разные призвания и нет ничего хуже ветеринара на роли финансиста, художника, который прозябает в Макдональдсе и гонщика, пытающегося отстаивать твои права в суде.
(с) Noel Robichaud

Глупцы остаются при жизнях лишь потому, что они умею приспосабливаться к ситуации и готовы служить кому угодно, чтобы достичь своей цели. Выходит, что я глупец.
(с) Olivia Nakamura

Дьявол восседал на нем, словно это был мирской трон, который символизировал полную его власть. Наивный. Король кучки бомжей, не иначе.
(с) Olivia Nakamura

Я хоть и девка, но какой-то стержень внутри имеется. И он явно будет больше его члена.
(с) Olivia Nakamura

Аргус, Аспир.. Игра в «у кого член длиннее» государственных масштабов. Боже, благослови конкуренцию!
(с) Oswald Rewera

только после трёх валидаций и пяти верификаций, чтобы не попадать в ситуации, как сейчас.
(с) Soma Essex

вот только даже если желание не просто достаточно, а чрезмерно, найти тут можно аж целое нихера.
(с) Soma Essex

он точно один из этих, двинутых, которые поползут вперёд даже со сломанными ногами и вывихнутыми руками. ну, эти, которые идейные и совершенно неконтролируемые. с ними всегда очень сложно и всё всегда идёт не так.
(с) Soma Essex

Нет суперсилы лучше, чем деньги. Какая вообще разница, как они достаются? Пусть и через узкое место в организме. Потерпит.
(с) Stanley Ipkiss

– Чертово геройское дерьмо угробило лапшичника Джу! Мэгги, ты только глянь что тут в Интернетах!
(с) Stanley Ipkiss

Прекрати меня спасать, умоляю! – не выдержав абсурда всей ситуации завопил на весь подвал Стэнли, опасаясь, что очередная порция заботы от госпожи Мор, окончательного его прикончит.
(с) Stanley Ipkiss

Ты можешь мило улыбаться человеку, приветливо разговаривать с ним, даже плясать или пританцовывать, но если в голове у тебя упоительная картина кишок этого человека, висящих на люстре, то знайте, в глазах будет отражение ваших мыслей.
(с) Wei Ksanling

…раз… два… три… — но парень не стал дожидаться счета “пять” от себя самого, и резким рывком вернул конечности подобающий вид, — неожиданность— лучшая подруга в данной ситуации
(с) Wei Ksanling

Но американцы — это совершенно другое дело. И совершенно другой уровень. Если нужна елка, то это будет титаническое дерево, украшенное настолько плотно, что убери дерево — а форма так и останется сияющим панцирем.
(с) Yoon Young Soo

Дорога заняла всего пол часа, что для Нью-Йорка абсолютно не время, и нахамили Юну в метро всего дважды. Возможно это был знак хорошего начала дня.
(с) Yoon Young Soo

– Без обид друг, но выглядишь так, словно пытался трахнуть бензопилу. Или кто-то пытался тебя трахнуть ей… и я не могу сказать, что у него нихрена не вышло!
(с) Adrian Raybeck

– Вы только посмотрите. По роже – чиновник, а по натуре гандон.
(с) Adrian Raybeck

– Не бесоебь и не отпускай.
(с) Alex Mitchell

Лень — это великая сила, особенно в руках мужчины.
(с) Altynbek Nasenov

Быть другим — это нормально. Даже лучше, чем быть обычным, потому что так его жизнь слабее. Так легче убивать других — когда ты ценнее, чем они..
(с) Altynbek Nasenov

¬ Её навыки социализации пробивают очередное дно, так и не забравшись даже на ступеньку выше, хотя психотерапевтка говорит: «Прогресс на лицо».
(с) Audrey Aoki

На языке божьем это значило «отъебись от меня и просто делай работу, за которую тебе платят».
(с) August Liebermann

– Ну, или можете приморозить его достоинством к лодке после всего. Я скажу, что ничего не видел и попрошу Бога отвернуться. Идет?
(с) August Liebermann

Из высоких мыслей его выдирает до боли знакомое «бля», он это «бля» из тысячи узнает, он за это «бля» еще не один подзатыльник отвесит кое-кому.
(с) Benassi Nox

Чтобы попытать свою удачу в лотерее, не жалко и жизни.
(с) Benassi Nox

Но что он мог сделать, что? Он был самым обычным человеком. А играл только теми картами, что сдала ему судьба.
(с) Eli Hughes

Настоящие демоны — это таксисты, а не кнарры
(с) Ener Joy

Меньше всего на свете она хочет стать причиной чьего-то страдания. Кого-то разумного, потому что курица — так, ерунда, хоть с телёнком и посложнее. У них такие добрые глаза. Прямо как у доктора Сола, судя по ресницам.
(с) Happy Hamilton

Всё ясно, красивый мальчик — городской сумасшедший на лёгких наркотиках. Крутое первое знакомство, мисс Гамильтон, папа и бабуля бы одобрили.
(с) Happy Hamilton

Первая затяжка — словно поцелуй самого Бога, невольные воспоминания о своих шестнадцати.
(с) Hella Orwou

Получалось что-то вроде того, что ему рады, но на расстоянии. Рядом радоваться его существованию не получается.
(с) Hitoshi Kondo

Обычая оставлять визитки перед тем, как кого-то отпиздить, или кричать напоследок: “Ищи меня там-то, сучара, моя фамилия Кондо!”, у него не было.
(с) Hitoshi Kondo

Если всё однажды пойдёт по пизде, то ему то точно будет весело.
(с) Hitoshi Kondo

Его пальцы рисуют на пыльной полке с консервированной кукурузой солнышко, тучку, а рядом елдак. Судя по размерам, тот явно достигал размеров космических светил.
(с) Jason Ables

При всей любви к героям, Джей иногда казалось, что в этой сфере нет больных – просто не до конца проверенные, без установленного диагноза.
(с) Jay Brien

Нет, кто-то правда надеялся, что она тупо скажет «мисс, я в деле, несите гранатомёт?».
(с) Jay Brien

К сожалению, на паническую атаку нельзя напасть первой.
(с) Jay Brien

Даже нельзя было сказать, что это существо, которое валяется в подворотне, словно какой-то перебухавший одеколона бомж — наследник империи химических лаборатории, мозг в области наук и просто богатый чел.
(с) Jeffrey Raiden

но кто бы мог подумать, что эта прокрастинирующая амёбная казахская морда, которая только то умеет, что лениться, даст стимул Каю быть ещё большей занозой в жопе
(с) Kai Dixon

Или у нее психологическая травма: и ей нравятся только калеки со сложной судьбой, типа мистера, который не верит в бога и жрет викодин вместо тик-така?
(с) Liliane Mort

Семейные праздники – Ад проклятых; танцы на голом стекле и углях.
(с) Lotta Orwou

…в конце концов, сегодня [возможно, впервые за всю свою жизнь] долбоёб — это он, маару.
(с) Maaru Orwou

В голову лезли красивые красавцы. Высокие. Статные. Ахуенные. У них еще скулы акулы и взгляд убийцы.
(с) Mao Lu

Жизнь оставалась говном, но в тёплой дружеской атмосфере говно жизни жрать как-то легче что-ли.
(с) Miguel Rosas

К причалу она, конечно, его не стала примораживать – слишком много мороки, но вот детородный орган явно уже не будет функционировать как прежде, даже если его таки спасут, что было маловероятным…
(с) Mirana Ailse

Как сам говорил этот склонный к фатализму мальчишка, завтра их может сбить машина или убить случайная пуля. Стоит ли из-за этого лишать себя веселья прямо сейчас?
(с) Noel Robichaud

Ведь добрая часть соклановцев являются носителями членов, а значит подобными делами точно не увлекались.
(с) Olivia Nakamura

Не забывай, что я не беспородная собака с улицы. Я — породистая сука, с хорошей родословной и прекрасным почившим отцом.
(с) Olivia Nakamura

– Так вот, анекдот! Убили как-то кнарры Пупа и Лупа человека. Первым отведал добычу Лупа. А Пупа стал есть человека за Лупой!
(с) Oswald Rewera

…всегда был рядом — но близко ещё никогда.
(с) Rhyys Orwou

Риис любит побеждать, ещё больше — избегать поражения.
(с) Rhyys Orwou

В теории она вполне вписывалась в антураж сомнительного района (ни капли расизма, да), но одета несколько не в такт этим обшарпанным строениям и грязному тротуару. Как увидеть лощёного королевского корги посреди мусорной свалки.
(с) Saul Kingdom

Не каждый день на твоих глазах загораются девочки (влюбленные медсёстры в больнице, конечно, не в счёт).
(с) Saul Kingdom

Его моральное и эмоциональное равновесия выдохнули, взялись за руки и поехали кататься на американских горках шаткой нервной системы…
(с) Soma Essex

Сома на детородном органе это всё вертел, откровенно говоря. Его социальный долг исполнен, по его скромному мнению — он даже человеку пульс померил.
(с) Soma Essex

Раздался долгий, протяжный выдох, за который Тиш успела припомнить всех святых. На всякий случай, чтобы время потом не терять на поминках.
(с) Tish Murphy

В любом случае, смерти во время мастурбации или секса — дело далеко не новое.
(с) Wei Ksanling

Пара, видимо, решила заняться сексом на коньке крутой металлической крыши, в результате чего скатилась, упала и разбилась. Как говорится “нахера, а главное зачем”?
(с) Wei Ksanling

Shade Paradox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shade Paradox » Брошенные » I know your secret [07.05.09]


I know your secret [07.05.09]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

I KNOW YOUR SECRET [07.05.09]

квартира Адама

Adam Morgan x Liliane Mort

https://i.pinimg.com/originals/f0/8d/17/f08d177a53b217fe3fc06cc04592177e.gif

ОПИСАНИЕ

ничто так быстро не снимает статус секретности, как бутылочка хорошего бурбона

+2

2

[indent] -Джимми, Джимми друг мой, но послушай! Джим? Бля, Джим какого хрена? – Адам отрывает телефон от собственного уха и с недоумением смотрит на экран телефона. В зубах небольшая и не слишком аккуратно скрученная самокрутка с тлеющим кончиком, и мужчина выпускает светлый дым из носа, наблюдая за тем, как индикатор сигнала сети в уголке экрана жалобно моргает красным цветом. И черт его знает, перебои только у оператора, с которым подписал договор Адам, или же проблемы были по всему Бруклину и у всех подряд. Может просто какой кнарр решил высунуть свою противную и склизкую морду из шейда прямо там, где располагается вышка сотовой связи.  Да может и такое быть, однако какое это имеет значение, когда твой желудок пуст и требует наполнения громко излагая свои мысли урчанием, а в холодильнике лежит уже трижды отживший свой срок годности стейк, который Морган по обыкновению, сегодня утром забыл вышвырнуть на помойку. Осторожно взяв косячок двумя пальцами, Адам сделал затяжку, и затушил окурок в переполненной пепельнице. Мозг напрягался в надежде выдумать способ получения еды, без вероятности быть обнаруженным случайным прохожим. Адам то и в обычном состоянии не горел желанием шататься по улицам, а после того как он усосал бутылку бурбона в одно лицо – прогулки ему точно были противопоказаны. Взгляд зацепился за телефонный аппарат на стене, но разум быстро среагировал, напомнив что тот не оплачивался уже добрых два года, с тех пор как Морган старший решился купить себе и жене по сотовому телефону. И только сейчас Адам таки подумал, что зря отказался от такой важно в экстренных ситуациях штуке. Он снова поднял телефон, и вновь тупо уставился в угол экрана, который за последние несколько минут ни капли не изменился и все так же выдавал сообщение о Пару раз ткнув в номер подписанный как «Джим-Доставка», и получив сигнал о том, что абонент недоступен, мужчина уже был готов согласиться съесть тот самый стейк. Правда перед этим его бы обжарить пару раз. Температура ведь убьет все вредные микробы, правда?

[indent]Мужчина в очередной раз окинул взглядом свое «скромное» жилище. Да, кавычки тут подходят, потому как жилище, купленное на последнем этаже высотки в престижном районе, таком как Бруклин явно не назовешь скромным. Он обошелся тогда Адаму в крупную сумму, но сейчас его можно было бы продать еще дороже, но в планах подобного не было. По крайней мере пока. Адам любил свой пентхаус. Изначально, оформленный дизайнером в стиле модерн, тот за годы проживания оброс множеством деталей, такими как куча флагов, развешанных тут да там, пара стоек с коллекцией оружия времен гражданской войны, и конечно же, куча ковбойской атрибутики. Морган любил свое логово. Свою цитадель одиночества. И она действительно олицетворяла его одиночество, ведь ее не видели даже родители. Для подобных целей он снимает квартирку на задворках Квинса. А по-другому никак, когда ты пристрастился к жизни, которую твои родители сочтут как минимум нехорошей.  Тяжко вздохнув, так и не найдя выхода из ситуации, мужчина поплелся на кухню и открыл свой мини бар. Едва только Адам откупорил вторую бутылку бурбона, как телефон в кармане завибрировал и из динамиков полилась песня старины Джонни Кэша. На экране высвечивались буквы, что складывались в незамысловатое «Джим-пожрать». Как можно скорее ответив на вызов, Морган прижал телефон к уху плечом, и сделав глоток из бутылки, заговорил:

- Исусья тряпка, Джим! Я думал ты меня уже кинул к херам. Да я уже готов был, бля, сожрать кусок просроченного мяса! Джим? – Связь прерывалась, и казалось, что хриплый голос Джима звучал все тише и неразборчивее. И в раззадоренной алкоголем голове героя родилась абсолютно идиотская идея, которую он в тот момент посчитал прекрасной. – Джим, дружище связь погибает как Жанна, мать ее, Д’Арк на костре, то есть медленно и мучительно. Хватай любую хавку из ресторана… Да похер какого! Главное поскорее! И как приедешь не звони! Просто настучи мне… Ну… - Взгляд упал на пустую коробку от диска с альбомом группы Queen – о, Another on bite the dust! Во! Фредди херни не делал! Че? Ты совсем что ли тупой? Ну вот эта… Пам-пам-пам… Парам-пам пам-парам… Да, вот оно! Да, прямо по двери, своим гребаным кулаком! Хорошо, все давай за дело я уже жду! – Услышал ли Джимми последнее слово – неизвестно, ведь связь обрубилась примерно в этот момент. Но в душе Адама успело поселиться некое подобие спокойствия, ведь Джим то его точно хоть немного, но услышал. Он же еще и отвечал!  Прокурсировав к дивану, Адам обнаружил на нем практически пустую пачку крекеров. Вот ведь сюрприз! Теперь, даже если Джим задержится, он сможет продержаться подольше.  Довольно улыбнувшись, икнув, а затем сделав еще один глоток из бутылки, которую он все еще таскал с собой, мужчина плюхнулся на диван, к вожделенным крекерам.

[indent]Знакомый мотив оторвал Моргана от занимательного метания крышечек в одну из собственных шляп. Услышав хит квинов, стуком выбиваемый по его входной двери, Адам подскочил и довольно пританцовывая направился к входной двери. Не прошло из десяти минут с момента звонка, а Джим уже тут! Ну молодца, ну красавец! Вот настоящий герой! И как после такого может быть плохое настроение? А может, на это повлияла и та травка, что он выкурил не так давно. Но хэй, черт его знает!  По дороге он ткнул кнопку «play» на большом музыкальном центре, и на весь пентхаус загремел «Pretty Fly» от The Offsprings. Как раз то что нужно под такое настроение! Уже подходя к двери, Адам решил начать сыпать похвалами.

[indent]- Джииииимиииии! – Протяжно завопил он, открывая защелку на замке – Ты чертов герой! Сколько тебе там платят? Братан, я тебе еще столько же сверху накину за такую скорость! Ты просто спаситель, ухххх и что ты там принес? Пиццу? Может китайского чего? Давай, выкладыва… - Адам не смог закончить так и оставшись стоять с отвисшей челюстью у открытой двери.  Неудивительно, ведь за ней не было никакого Джимми. Там стояла его сокомандница. В голове промелькнул с десяток мыслей, начиная от «какого хрена она тут делает» заканчивая «кто, нахрен, выдал ей мой адрес?». Хотя, думается что за те несколько секунд неловкого молчания, Лилит была поражена не меньше Адама, ведь вместо собранного и холодного восточного воина на неё из дверного проема смотрел растрепанный и лохматый азиат, с крошками от крекера в бороде, и бутылкой бурбона в руке. Благо, Морган хоть додумался одеться и сейчас стоял в простенькой футболке и шортах.

[indent]Миг молчания нарушил первым Адам. Но нарушил не словами, а хлопком двери прямо перед носом у Лилит.

[indent]- БЛЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯТЬ, КАКОГО ХРЕНА? – заорал он, пнув торшер у входа, который в свою очередь с грохотом завалился на пол. Это все, наверняка, услышала и Лилит, но Адама это уже не парило. Он уже переходил из гнева в смирение, а потому слегка отдышавшись, снова открыл дверь, и выглядел он уже чуток более спокойным.

[indent]- И что ты тут делаешь? Нет, не так, какой мудак тебе дал мой адрес? – Адам услышал какой-то треск. То ли это трещала по швам его карьера, после подобной встречи, то ли его терпение. Но правда была в том, что это был всего лишь бедный торшер.

+2

3

День дежурства подходил к концу… Сегодня было на удивление тихо. Ни тебе съемок в рекламе спортивной одежды и снаряжения. Ни автограф сессии, ни даже жалкого преступленьица. Все были, похоже, заняты делами поважнее. Поэтому Лили сидела в одиночестве в штабе «Крушителей», развалившись на отвратительно розовом бархатном диване, и попивала свой розовый джин прямо из кулера, предназначенного для воды. Адам был сегодня выходной, Девид тоже запропастился куда-то. Ску-ко-та… Лили пялила в потолок, пытаясь придумать, чем же занять себя в эти оставшиеся пару часов абсолютного безделья. Но все, что ей приходило в голову, это уставиться в телефон и продолжить листать смешные видео и картинки. Вот тебе и жизнь блистательного знаменитого героя… Сиди и жди у моря погоды, пока тебя позовут и займут каким-нибудь дельцем. А пока не вызвали –прокрастинируй. Пусть даже так пройдет целый день.

На столике зажужжал коммуникатор, который она сбросила с запястья, чтобы на руке не осталось от него отметин. Лили лениво повернула в его сторону голову, но не отреагировала. Двигаться уже совсем не хотелось. К вечеру она растеряла весь свой энтузиазм и запал… И все, чего она сейчас желала, это еще об одном стаканчике джина, но и для этого пришлось бы сесть, приняв вертикальное положение. Так или иначе, что-то заставило бы ее двигаться. И она выбрала вариант с прочтением сообщения, потому как дотянуться рукой до стола было куда менее энергозатратно, чем вставать и наливать себе алкашку.
Ее вызывали в административный офис. За два часа до конца рабочего дня. Твою же мать… Ну, кто так делает?! Почему весь этот чертов день я была вам не нужна, а сейчас вы решили меня отправить на задание, где я черт знает сколько времени провожусь, и хер его знает, чем это вообще все закончится?! А если там кнарр? Не светит ли мне отправка в больничку? И где хоть один из моих напарников сегодня?! Вы совсем охренели там, что ли?! Пошлете меня одну? Хотя… Если я сегодня одна, значит, вряд ли там что-то смертельное… Тогда почему это надо делать в конце рабочего дня?! Вот уроды…Ааа…
Превозмогая собственную лень и отсутствие желания двигаться, Лилиан села на диван, с остервенением стукнула стаканом о стол и поднялась на ноги, стряхивая с кожаного комбинезона розовые ворсинки… Настроение было хуже некуда. Она чувствовала себя сейчас спящим тигром, в которого потыкали палкой и нарушили мирное существование. Если ее побеспокоили зря, она тут же откусит голову администратору, что это сделал, или тому, кто спустил на него это задание для Лили. Чтобы не повадно было грузить ее перед самым уходом домой!

Покинув штаб, она неслась в офис, буквально вколачивая высокие узкие шпильки в кафель, яростно рассекая при этом воздух руками. Если бы не осанка, она бы напоминала разъяренную бухгалтершу, несущуюся раздавать своим младшеньким пиздюлей. Хотя, даже не сгорбившись, именно ее она и напоминала. С хлопком толкнув дверь, она ввалилась в офис и обвела раздраженным взглядом всех присутствующих…
-Ну? – вроде, всего две буквы, а гонора и гона в них было столько, что молодые девчонки с гарнитурой в ушах невольно вжались в свои стулья. Была среди них лишь одна, которая со стоическим спокойствием продолжала стучать по клавишам клавиатуры. Баба с яйцами и крепкими нервами – именно такая была прикреплена к их разношерстному отряду. Та, которая бы не испугалась ни угрюмого японского воителя, ни пацана с винтовкой, ни истеричную любительницу розового и себя.
-Для вас есть задание… - сухо и спокойно начала она, но была грубо прервана.
-Да я уж поняла, что ты меня не просто так сюда выдернула! Ты время видела? На кой черт я понадобилась то вдруг? Вы же на целый день забыли о моем существовании? Какая мразь о нем напомнила?!
Администратор вскинула бровь.
-Это мразь – ваше начальство, Лилит. Успокойтесь, там ненадолго. Отдадите письмо лично в руки и будете свободны…
Лилиан закипала…
-А с каких это пор у нас герои Аспира занимаются курьерской работой?! Или все так хренового, что денег на посыльного нет?!
В ответ ей была только тишина и протянутое письмо. Лилиан вырвала его и рук и покрутила.
-Что это?
-Это письмо для Шиноби. Послание с грифом совершенно секретно. Отдать лично в руки, не оставлять в почтовом ящике или на ресепшене… Поскольку он не отвечает на звонки и не может явиться сюда сам, вам поручен доставить ему его. Сегодня. Прямо сейчас. Это адрес – она показала ей бумажку с каракулями – Запомните и никому его не разглашайте. Это личный адрес, как вы понимаете.
Девушка поутихла и быстро сменила гнев на милость. Личный Адрес Адама… Охохо… Вот это удача! Подарок судьбы! Ей удастся разузнать хоть что-нибудь об этом молчаливом парне, с кислой миной с которым они вместе работают уже некоторое продолжительное время. А ведь даже будучи напарниками, она почти ничего о нем не знала, кроме того, что «надо уметь разделять работу и жизнь... бла-бла-бла» и что-то еще из его кратких суровых монологов. Она была взволнована и заинтригована, так что, напряжение, в котором, кажется, повис топорт, тут же исчезло.
-Что ж ты раньше, не сказала! Да я мигом! – весело щебеча Лил уже уносилась прочь, оставляя позади шумно выдыхающую с облегчением команду администраторов.

Теплый майский вечер радовал чуть прохладным ветерком и окутывал какими-то весенними надеждами. А надеялась она на то, что, может, в неформально обстановке Адам не будет таким сухарем, как это по обыкновению было на работе. Ей предстояло узнать что-то новое о человеке, разгадать которого ей никак не удавалось. Она не любила оставлять загадки нерешенными, ей непременно хотелось узнать, такой ли он на самом деле, каким является миру, или, все же, настоящая личина сокомандника отличалась от его образа Шиноби? Вдруг, он собирал коллекцию плюшевых мишек, или здорово вышивал крестиком? М? Или он скрывал ото всех свою страсть к боа и эксцентричным нарядам?! Она ожидала чего угодно! Даже увидеть его в чулках и на каблуках! В тихом омуте, говорят, черти водятся! Вот и она себе уже нафантазировала кучу всего по дороге в тайное жилище. Захватила кое-чего поживать из местного фастфуда, так как в гости с пустыми руками не ходят, и вот уже стояла на пороге пентхауса.

Удивляться здесь было нечему. Квартирка и у нее была не скромная, хотя, может быть, она думала, что ей придется ехать в какие-нибудь трущобы типа Нью-Джерси, ведь по поведению самого Шиноби можно было сделать вывод, что он ведет весьма аскетичный образ жизни. Но, видимо, ничто человеческое ему ни чуждо, и деньгами он распоряжаться умел. А не чах над златом, отказывая себе в простых удовольствиях.
Настроение было до того хорошее, что она решила не звонить, а постучаться в ритме какой-нибудь задорной песни. Например… тук-тук-тук… тук-тук-тук тук тук-тук! Почему бы не использовать такой милый способ оповестить о своем приходе?
Из-за двери послышался знакомый голос, а вот интонация таковой не казалась. Когда дверь с махом распахнулась, перед ней предстал… Ну, точно не Адам. Хоть, лицо и было похоже на человека, которого она знает, но этот мужчина был ей точно не знаком. Пьяный… Неопрятный… Мужлан… Божечки кошечки. Мягко сказать, Лили была удивлена и сначала было подумала, что ошиблась адресом, еще раз пыталась вынуть из памяти кривую надпись на бумажке… Может, она ошиблась? Или я не разобрала?! Дверь перед ее носом тут же закрылась. Девушка услышала крики и грохот. Когда дверь снова начала отворяться, она было подумала, что сейчас перед ней предстанет привычный ей Адам, но она ошиблась. Ничего не изменилось. С недоверием своим глазам, но все же решила, что он – это Адам. А Адам – это он… Лилиан улыбнулась, как обычно, приподняла пакетик с едой и залепетала:
- Ты пробовал шаурму? В двух кварталах отсюда делают какую-то шаурму. Не знаю, что это, но мне захотелось! Я и тебе принесла!
Она проскользнула мимо него в квартиру, у порога скинула шпильки и уже совсем по свойски прошла внутрь.
-Оу, а у тебя тут миленько! Кушать будешь?

Отредактировано Liliane Mort (2022-06-21 14:54:38)

+2

4

[indent]Ну что же, все пошло прахом. Все те долгие годы сокрытия истинной натуры. Все те меры предосторожности что он старался соблюдать, все его прикрытие просто рушилось на глазах. Хотелось просто закрыть дверь прямо перед лицом коллеги, затем закрыться в ванной и упорно делать вид что его существование прекратилось. Того и гляди, может когда он в следующий раз выйдет на работу все обернется лишь дурным сном под влиянием доброй порции алкоголя. Вот только это был бы один большой самообман. Не смотря на изрядное количество выпитого бурбона Адам осознавал, что все то что происходит здесь – происходит по-настоящему. Взаправду. Осознать это неплохо так помогала боль в мизинце ноги, которой он от души пнул ни в чем не повинный торшер. Ужасающее осознание конца всего что у него имелось медленно но верно проникало в его одурманенную алкоголем голову, и практически все моральные силы его уходили на то, чтобы подавить тревогу и панику. Так что, на банальное притворство и попытку поддерживания образа сил этих вовсе не оставалось. Да и желания как такового не было. Возможно, помимо тревоги и паники Адам почувствовал и некое подобие облегчения. Облегчения что он больше не должен скрывать свою личность, и носить чужую шкуру. Хоть он, конечно, и надеялся на то что всю эту ситуацию удастся замять, и Лилит сделает вид что событий сегодняшнего вечера не состоялось, но какая-то малая доля его сознания надеялась, что в этот день его существование как «шиноби» кончится, и он наконец снова станет Артуром Морганом. И зависело все это лишь от одной девушки, что оказалась не в то время и не в том месте. Какой ужас.

[indent]- Что? О чем ты? – Удивленно произнес Морган, когда вместо ответа на свой вопрос он получил такой же вопрос, но о некой шаурме в паре кварталов отсюда. Нет, он точно не знал ни о какой шаурме, и сейчас он больше хотел разразиться гневной тирадой по поводу того, что на вопрос вопросом отвечать как минимум некультурно, но в этот самый момент его желудок издал крайне печальную сонату, заставив Адама пересмотреть свои приоритеты. Он посмотрел на приподнятый пакет, и затем втянул носом воздух. Аромат был явно аппетитнее чем у того куска мяса в холодильнике, да даже тех крекеров, останки которых он сейчас носил в своей бороде. Долю секунды посомневавшись, Адам таки принял решение в пользу чего-то аппетитного в пакете. Еще неясно, когда сюда доберется Джим, а те два крекера едва ли заглушили тот голод, а запах из пакета уже провоцировал обильное слюноотделение. Шагнув в сторону, и оперевшись спиной о дверной косяк, Морган указал большим пальцем на вход квартиры мол, «давай проходи». Вот только девушке это приглашение явно было не нужно. Стоило лишь немного освободить проход, как Лилит юркнула в него, и как только мужчина повернул в ее сторону голову, та уже скидывала с себя обувь. В недоумении поведя бровью, Адам вспомнил с кем имеет дело, и примирившись с происходящим лишь покачал головой и тяжело вздохнул. Захлопнув за собой дверь, он почесал бороду, и заметив на руке крошки даже немного смутился. Но ненадолго, ведь чувство стыда у него практически атрофировалось после первых двух лет бытия шиноби. Вот в то время он буквально испытывал «испанский стыд» от каждой своей реплики, и от корявого английского который ему приходилось изображать. Вот это было стыдно. А какие-то крошки в бороде? Да ничего страшного, он же не голым к ней вышел, в конце то концов. Однако, не смотря на эти мысли Адам все же осторожно отряхнул растительность на лице стряхивая крошки на пол.

[indent]- Слушай, я тебя пустил сюда только потому что ты с едой! Конечно я буду! Сейчас подойду – Кинул он девушке уже устремившейся в гостиную. – Ты там устраивайся. Можешь на диван, на кресло, да хоть на пол. Падай куда нравится. – Проявив некое подобие гостеприимства, и бросив взгляд полный сожаления в сторону поломанного торшера Адам почесал затылок, и поплелся на кухню, чтобы проявить еще немного гостеприимства, но в своем стиле. Уже на кухне Морган поставил бутылку на стол, и взял пару чистых стаканов, и затем глянул на раковину, наполовину заполненную пустыми бутылками. Он редко что-то готовил, и питался в основном доставками, а если и пил, то пил прямо из бутылок, потому грязная посуда являлась редкостью в его доме. Но вот мусор скапливался крайне быстро, и это уже было проблемой. В голове пронеслась первая здравая мысль за сегодняшний вечер, а именно «Надо вызвать клининг», ведь не только в раковине, но и на столе, среди пакетов и коробок от доставочной еды красовались темные бутылки. Подойдя к холодильнику Адам пододвинул под раздатчик льда один стакан, и в тот с грохотом начали падать небольшие кубики. Наполнив первый стакан, он так же поступил и со вторым. Теперь осталось решить, что из запасов горячительного пойдет в эти стаканы. Початая бутылка уже не рассматривалась. Она была для Адама и точка, ведь он уже пару раз глотнул из нее. Открыв морозилку, он некоторое время простоял в раздумьях. Из множества бутылок в мини баре, ни одну он не мог бы назвать достойной для угощения гостей. Обычно там стоял бурбон или виски из не самых дорогих. А элитный же алкоголь Морган хранил в морозилке, и сейчас его выбор пал на ирландский виски, который судя по этикетке имел четырнадцатилетнюю выдержку. Адам как-то пробовал такой, и да, у него отличный дымный аромат, и прекрасное послевкусие, но когда заливаешься им только для того чтобы побыстрее забыться – то все это теряется. Именно потому мини-бар был заполнен более дешевым пойлом. Не из экономии, а из соображений скорости самозабвения. Взяв с собой стаканы и бутылку он не торопясь поплелся в гостиную.

- Так, а теперь давай еще разок. Кому я обязан тем, что ты явилась сюда?  -входя в комнату произнес Адам, затем поставив стаканы на небольшой журнальный столик, откупорил бутылку. – И почему мой менеджер не помешал тебе? Черт, столько вопросов. – продолжал он говорить, разливая янтарную жидкость по бокалам. Закончив, Морган поставил бутылку на стол, и подвинул один стакан в сторону Лилиан. Он даже и не предполагал, что та может отказаться от выпивки. Затем, он плюхнулся на диван, и уставился на пакет. Желудок снова заурчал, требуя, чтобы его наконец наполнили.

[indent] - Так и че ты там принесла? – небрежно кинул Адам, и нащупав где-то возле себя пульт управления музыкальным центром, сделал музыку немного тише, чтобы разговаривать было удобнее.

+2

5

Зрелище было… Ошеломительным. Назовем это так, чтобы опустить уйму неприличных эпитетов, что буквально в очередь выстроились в голове Лили и подталкивали друг друга к выходу изо рта, словно нетерпеливые бабки в автобусе, что тычут тебе прямо в спину своей кочергой! Да, конечно, существовало в этом мире понятие холостяцкой берлоги. И пусть даже смутно, но девушка представляла себе это… Как-то представляла, но точно не подобным образом. Ну, там, пустая обстановка, разбросанные носки, отсутствие посуды, какие-нибудь фигурки супергероев… Однако, жилище Адама больше напоминало последнее пристанище бомжа, что собирался помереть в первую субботу июня. Богатого, но все же бомжа. Да и видок у него был подходящий. Не знай она его точный адрес, и не поверь она собственным глазам, точно бы развернулась у порога и понеслась прочь от этой обители зла.

Знаете, вот эту историю про ожидание и реальность? Кем был Адам в ее глазах: строгий, угрюмый, степенный мужчина, что соотносилось с его национальной принадлежностью. Такой настоящий патриот, знающий свое дело, немножко зануда, и просто неисправимый молчун, из которого слова клещами не вытянешь. В соответствии с этим, Лили и выстроила свои ожидания на счет его квартиры. Что это должна быть какая-то аскетичная японская история с минимализмом, низкими столиками в темном дереве, кстати деревянными полами, подушечками вместо стульев, обязательно ширмами, расписанные живописными японскими сюжетами, куча атрибутики, какие-нибудь вазы, ароматические палочки, маленькие чашечки, каллиграфия на стенах, маски и все в этом духе… Но нет же, все здесь выглядело как-то не так! Какие-то флаги… Оружие… Что-то в стиле янки. Никак это концепция не вязалась у нее с четко устоявшимся образом шиноби… Она была согласна на плюшевых медведей и петплей в его исполнении, но почему-то не на это. С другой стороны, почему бы и нет?! В конце-то концов, он живет в Америке. Мог так проникнуться духом свободы и демократии, что а ж вон, ковбойских шляп понакупил. В этот момент Лили представила его в кожаных сапогах, джинсах с огромной пряжкой и жилетке с бахромой, и так это ее позабавило, что она даже посмеялась. Но тут же исправила свою ошибку, слегка откашлявшись. Да и дома выглядел он совсем иначе. Много эмоционировал, нецензурно выражался, не держался так холодно и отстраненно, как это обычно было на работе. Он даже вне рабочей обстановке так  себя не вел! Такое впечатление создавалось, что, переступая порог этой священной дыры, он не просто дверь открывал, а портал в другой мир, где становился абсолютно другим персонажем! Даже аватар менялся! Алиса, короче, которая явно съела не тот пирожок и не уменьшилась, а преобразилась до неузнаваемости.

Что ж… Ее ожидания – ее проблемы. Нечего было придумывать что-то из башки, чтобы потом оказаться вот в такой вот ситуации! Хотела разузнать, как живет идеальный Шиноби – ну, вот и узнала. Чего теперь говорить, что тебе не нравится реальность, которая никак не сопоставилась с личными представлениями. Это уже не его вина, что сейчас она чувствовала некоторое разочарование. Не в нем, а в том образе, что она сама додумала.

Пока Лили осматривала диван, кресло и пол, на которых ей предложено было разместиться, она краешком глаза поглядывала за Адамом. Кухня выглядела тоже плачевно. Сплошные пустые бутылки… Питался, видимо, святым духом… А, нет… Доставка еды, слава Будде, работала исправно и насыщала бедный уязвленный желудок хоть чем-то, помимо спиртосодержащей продукции. Лилиан хорошо знала, что такое гора опустошенной тары в доме. Ей эти признаки были знакомы по себе. Это такой вид лекарства. И если тело ты лечишь чем-то полезным, то душу – непременно чем-то губительным. Нельзя вылечить дерьмовое состояние таблеткой. Хотя, нет, можно, специалисты в области психотерапии продвинулись куда дальше, чем можно было бы вообразить. Но всегда было одно верное и проверенное средство, которое не требовало рецепта, кроме паспорта, – алкоголь. Это настолько универсальная микстура, что, фактически, снимает симптоматику, оставленную абсолютно всеми душевными травмами. Только время действия и побочные эффекты типа похмелья необходимо всегда брать в расчет, когда начинаешь очередной курс. Адам, похоже, лечился усердно… Плановые приемы не пропускал… Но все никак не мог вылечиться. Такими темпами, это могло вызвать привыкание. Алкоголизм – штука опасная. Глушит не только мозг, но и отправляет твою жизнь под откос… Мор тоже вечерами лечилась от одиночества. Теперь же ей стало интересно, какой диагноз у ее напарника… С ума сходят по одиночке, это только гриппом все вместе болеют. Вряд ли беда у них была одна на двоих… Так что, непременно захотелось узнать в этой очереди в поликлинике, что там у кого… Может, у меня тоже это обнаружится…

Лилит выбрала диван. Потому что разницы уже никакой не было. Адам принес им пойла получше, спасибо ему за это, вряд ли бы девушка стала пить нечто среднее между денатуратом и паленой бутылочкой Джека. Смешивать джин и виски тоже казалось ей не лучшей затеей. Но раз было так интересно, то она готова была оказать знак уважения, чтобы утолить жажду интереса. А вот подпитому и голодному мужчине, явно интереснее было то, что же находится в пакете, что она принесла с собой.
-А… Это ша-ур-ма! Тони говорит, что в этой забегаловке она просто невероятная! Никогда не ела такую дич, так что, если траванемся, то давай уж вместе! Кто-то же должен подержать мне волосы, в случае чего… - Лили отшутилась и положила ему на колени пакетик с двумя завернутыми роллами из лаваша и какого-то внутреннего наполнения. – Что до моего неожиданного явления… Возрадуйся! Тут ты сам виноват! – она взяла со столика предложенный ей бокал… Ледяные кубики зазвенели, ударившись о стенки стакана, а Лили сделала небольшой глоток крепкого алкоголя… Понеслось… тепло по трубам. – Ты же трубки не берешь… Менеджер пыталась с тобой связаться, похоже, весь день. Между прочим, по твоей вине меня дернули сюда за два часа до окончания моего рабочего дня. Ты можешь себе представить, как я… обрадовалась! Когда узнала, что иду к тебе в гости! Мы с тобой вместе работаем, а ты меня ни разу не приглашал! Вот ведь жук! – Лилиан тыкнула в него пальчиком и рассмеялась. В подобных ситуациях, ей не было равных. Давайте разрядим обстановку, посмеемся вместе, обрадуемся ее находчивости и веселому нраву, завяжем разговор, да и вообще, позабудем о печалях и горестях, ведь сама Лилит осветила вашу жизнь своим присутствием!

+2

6

[indent]Из колонок музыкального центра вырывалось что-то из панк-рока начала нулевых, на столе стоял алкоголь, а Адам был пьян и немного накурен. И вроде бы, типичный вечер в этой цитадели одиночества, однако одна… нет, две детали переворачивали все с ног на голову. Первой деталью была Лилиан что сидела напротив и даже пыталась шутить, от чего Морган начинал немного трезветь, ведь ничего так не накаляет ситуацию, как чье-то легкое отношение к ней. По крайней мере, так считал Адам. В очередной раз сглотнув слюну, он достал из пакета один ролл, и попытался тщательно его осмотреть. И пока это не выглядело похожим на ту еду, которой он обычно привык закидываться в перерывах между пьянством и геройством.

[indent]- Да уж, действительно явление Христа народу. – пробормотал мужчина все так же рассматривая свою пищу, словно она изменится после очередного оборота по своей оси. Лавашное нечто набитое неизвестно чем не слишком внушало доверие, но чувствующееся в запахе мясо и чеснок заставляло желудок урчать еще сильнее. Конечно же, возникал вопрос о свежести мяса в забегаловках, продающих подобные штуковины, и вполне вероятно, что тот стейк в холодильнике будет этому мясу ровесником. Но хотя бы по аромату, эта штуковина определенно выигрывала. –  А для чего мне тебя звать сюда? Чтобы вскрылось что я тут бухаю как не в себя?  - Взгляд Адама зацепился за пепельницу, заполненную окурками самокруток -  Или что я тут травкой балуюсь? Или, прости господи, что я не Японец? – Выдал Морган даже не думая, что выдает лишнее. В его голове уже сам факт того что он говорил с ней без малейшего акцента, выдавал в нем американца. Однако, этот факт мог ничего не значить для внезапно заявившейся коллеги, и конкретно сейчас Адам сам выдавал себя с потрохами. А с другой стороны – горит сарай гори и хата! Может даже повезет, и в окружение добавится человек, с которым можно будет не играть в благородного японского воина постоянно. Но этот вариант Морган уже отнес к практически невероятным. Учитывая что Морган практически ничего не знал о своей сокоманднице, ему охотнее верил что та растреплет его секрет своим ближайшим знакомым «по секрету», а там дальше пойдет-поедет. И все, и тогда уж точно никакой секретности. Но конкретно сейчас, Адам приходил к выводу, что думать об этом всем будет завтрашний Адам с дичайшим похмельем и миллиардом пропущенных вызовов. А сейчас, пьяный и накуренный, сегодняшний Адам отдастся на волю случая, и впервые за долгое время будет пить не в одно лицо. И осознавая это, все психологическое давление начинало сходить на нет. Он начинал чувствовать себя свободнее и комфортнее, и даже находил в этом плюсы.

[indent]- Да взял бы я трубку, и послал нахрен всех этих придурков из корпорации. – отмахнулся Морган от последнего вопроса, поднеся еду к носу и в очередной раз понюхав ее – поморщился. - Если у человека выходной – то оставьте его в покое. Но тут такое дело… - Адам одной рукой выудил телефон из кармана и разблокировав положил на стол. В углу экрана все так же мерцало оповещение об отсутствии сети.  – я тут с голоду помирал не просто потому что нелюдим до того, что стесняюсь девушек на приеме заказов. А вон та штука на стене - Он кивнул в сторону стационарного телефона - Тут вообще как часть интерьера, и функционала никакого не имеет. Слушай, а ты точно уверена, что это едят? – Адам ткнул пальцем в закрученное нечто, и не дождавшись ответа плюхнул оставшуюся шаурму на стол не глядя, и так получилось, что прямо на свой телефон. – А знаешь, будь что будет. Если я отброшу коньки, то пусть напишут в газетах что умер в неравной борьбе с… - он снова взглянул на лавашный сверток в руке, и почему-то ему подумалось что это произведение именно арабской кухни. – Арабским террористом, желающим взорвать какую-нибудь, ну не знаю там, монумент какой. – И уже поднеся изделие ко рту тихонько добавил – Хотя, единственное что взорвет эта штука – так это мою пятую точку через несколько часов.

[indent]Первый укус, и рот наполняет противный и кисловатый вкус, за которым тяжело различить что-то еще. О да, Адам помнит, что эта за штука. Этот противный кисло-соленый вкус маринованной моркови он ни с чем не спутает. И вот кажется, что какие-то еще вкусы пробиваются через этот маринованный ужас. Что-то мясное и какой-то непонятный соус, но конское количество этой моркови просто перебивает эти вкусы ко всем чертям. Боже, как же это было противно. Он бы мог просто выплюнуть все то что наполняло сейчас его рот, но, во-первых, некрасиво такое проворачивать перед дамой (хоть она и коллега, но все равно женщина, а они подобные выкрутасы не любят), а во-вторых – желудок требовал, чтобы его наконец-таки набили, и уже было неважно, будет это просроченное мясо или же эта гребаная морковь. С удвоенной скоростью попытавшись прожевать то безумное количество моркови Адам то и дело сомневался, что это стоит вообще глотать.  Но выбирать, увы, уже не приходилось, а потому одним глотком Адам отправил все дальше в свой организм, и схватив стакан что он принес для себя, осушил его залпом.  Но этих мер было недостаточно для того чтобы смыть злосчастный привкус, дымное послевкусие ирландского виски только раззадоривало морковь, создавая ощущение что после мариновки её еще и знатно прокоптили. Схватив бутылку, Адам хотел было приложиться к ее горлышку, но вновь вспомнив что у него гости, плеснул себе еще виски в стакан, и ловким движением опрокинул его в себя. Крепость алкоголя давно не являлась для Моргана хоть какой-то проблемой, ведь после первых нескольких глотков – остальное заходило так, будто это была вовсе вода. Громко хлопнув стаканом о стол, и удивившись что тот не разбился, мужчина громко выдохнул.

[indent]- Слушай, я не знаю что за обезьяна богохульная крутила эту штуковину, но у нее определенно какая-то нездоровая любовь к моркови!  - выдал он наконец, когда полость его рта уже меньше напоминала емкость для копчения моркови – Сдается мне, что если эту сраную морковь оттуда вынуть, то блюдо только выиграет! – Возможно, эту шаурму неудачно собрали, а потому вся морковь скопилась у одного конца, а возможно хитрый повар пожалел иных ингредиентов. А может и все заведение это называлось «Шаурма из одной моркови!», но это наверняка не так.  Не так ведь? Чтобы удостовериться в этом, мужчина посмотрел на пакет, пытаясь найти на нем хоть какой-то символ, указание на название заведения, но увы это был просто пакет без всяких надписей. Желудок требовал очередную порцию пищи, ну а Адам же сомневался, стоит ли делать очередной укус.

+2

7

Вброс новых входных данных спровоцировал полный завис системы… Что это такое он сейчас сказал?.. И как ?.. Голова перестала понимать происходящее, так как мужчина перед ней буквально вынул ее мозг, провернул в блендере и залили это гадкое смузи обратно, добавив щепотку пряностей в свой авторский коктейль. Смотрели когда-нибудь фильм в другой озвучке? Ну, то есть, вы уже двести раз пересмотрели любимую киноленту в определенном дубляже, а потом, при очередном приступе флешбеков решили еще раз глянуть, только перевод попался совсем другой. И непривычная озвучка уже никак не ложится на слух, она сложная и не приятная для восприятия… Даже фильм кажется не таким уж и любимым. Скорее, даже странноватым… Приходят мысли о том, а, собственно, почему это он мне так нравился? И главный герой разговаривает противно. И вот тут была фраза другая. А вот тут шутку пропустили, боже, что за чудо подпольной инженерии? Сейчас происходила та же ситуация… В голове Лили звучали потуги скрипящего модема при соединении… Она буксовала на месте при попытке докатить до осознания того, что только сказал ей Адам. Но залезла в колею не состыковок, да так там и осталась, зарываясь все глубже.

Опустим цитаты об алкоголизме и курении… Черт бы да с ними, каждый развлекается как может и позволяет себе то, что укладывается в его резиновые рамки морали. Кто не пил среди героев? Кто не пил, тот сидел на антидепрессантах, а особо буйные на транквилизаторах. А тот, что ничего не употреблял - вот тот то и был главным психом в этой корпорации. Не может у нормального человека после прокрутки в мясорубке не быть проблем, с которыми он мужественно (или не очень) справляется. Так что, пьянство до поросячьего визга и пара косячков – не такая уж и диковинка. А вот тот факт, что акцент у него и правда улетучивался по мере опьянения, в купе с признанием в том, что он не японец… Бытует мнение, что пьяные люди – очень искренние. Говорят и делают то, что думают. Хотя, это так только отчасти. Многие вещи нам диктует отсутствие подконтрольного органа, который начинает плавать в этиловой субстанции… Но, все же… Язык развязывается, статус секретности понижается, и, порой, самые интересные секреты выплывают наружу. Вот почему у Лилиан таковых не было. Даже первому встречному она могла вывалить все свои секреты: рассказать о семье, о гибели сестры, о том, какая она, Лили, пиздатая, да и вообще. Было одно табу – это тема собственного одиночества… Но запрет на произнесение этого слова был настолько сильно вбит в подкорку, что она просто забыла, как говорить его вслух. Получалось, что даже по пьяни Лилиан не могла сболтнуть лишнего. А вот Адам… Мужчина, что в принципе не распространялся о себе… Интересно, что бы он мог еще ей рассказать, если б эту дамбу словесного… потока прорвало сильнее?.. Посмотрим…

-Ну, да, если ты не японец, тогда я, пресвятая дева Мария! Кто тебе поверит? Несешь пьяный бред. Это что, игра такая? Угадай правду? Говорим три факта о себе и надо угадать, в каком из них скрыта правда, а какие два оказались ложными? Блин, а что! Давай поиграем! У меня серо-голубые глаза… Мне нравятся розовые шмотки и… Мой рост 170см! Где правда, Адам? А где я соврала? – девушка хохотнула, сделав очередной глоток крепкого дымного напитка, немножко поморщилась непривычному терпкому вкусу и тут же пригубила еще немного, чтобы закрепить эффект и быстрее привыкнуть. Ох уж эти мужские напитки…

Пока хозяин дома рассказывал ей незатейливую историю о том, как телефон подвел его к этому моменту, Лили взяла его мобильник, нажала кнопку выключения, вынула из волос маленькую золотистую невидимку, с помощью которой довольно шустро подцепила симку, поколдовала над ней, вставила обратно и включила телефон… Он секунд 10 подумал о том, что же она с ним сотворила, но тут же оклемался и засыпал экран горой из сообщений и оповещений о пропущенных звонках.
-Телефон у тебя снова рабочий. Но, наверное, лучше его сегодня отключить… - она еще раз нажала кнопку выключения и кинула его на столик.
-Господи боже, ты как ребенок… - она умилялась даже его протестам против морковки в шаурме! Так интересно было наблюдать за Адамом в сменившемся амплуа… Как будто ты все время смотрел на пасмурное небо через затонированное окно автомобиля. А когда опустил его, оказалось, что небо было голубым и чистым! Даже как-то радостнее становилось на душе. Теперь у нее появилась не призрачная надежда, а крепкая вера в то, что он не робот, способный выдавать только базовые заложенные фразы на ломаном английском, а вполне себе живой человек со своими чувствами и эмоциями. Да, немного не такой, каким можно было его представить. Но тем даже интереснее. Она искала ответы на свои вопросы, а когда нашла, то была поражена. Приятно удивлена – сказать было бы слишком нечестно. А вот охренела – куда более подходящее слово.

Его негодование от незатейливого уличного блюда было настолько сильным, что пробудило ребяческий интерес и у самой Лили. Что же то было такое, что так триггерило его? Девушка чуть-чуть наклонилась и откусила шаурмень прямо у него из рук. Вкус был… Странноватым… Вообще, эта штука оказалась слишком жирной для нее… Много какого-то соуса… Да какого уж там соуса?! Голимый майонез! Огурчиков, кусочки мяса в специях и пресловутая морковь. Хотя, она ее не раздражала, как подпитого мужчину, и уж явно не могла сподвигнуть на тираду о нелюбви к корнеплоду.
-Ну, знаешь, вообще-то не так уж и плохо. С похмелья – самое то, я думаю… Надо будет и правда попробовать эту штуку на утро… Мне кажется, ты посмотришь на это недооцененное блюдо с другой стороны! – весело прощебетала она, пока не почувствовала на уголке губ остатки соуса – ой… - прикрыла рот ладошкой и по ее личному ощущению убрала языком все, что портило ее привлекательный и вызывающий внешний вид.

Запивая все это дело холодным виски, Лили раз за разом мысленно возвращалась к полемике об истинности слов, что выпалил с пылу Адам. Этот процесс шел как бы параллельно с реальностью, и не выходил на рамки, что очертила себе Лили в голове. Где-то там она крутила и переворачивала неосторожно оброненные фразы, а с виду была, как всегда, жива и весела, ни единой морщинкой не выдавая сложной работы нейронных связей. Чтобы делать какие-то выводы из сказанного, ей необходимо было немного больше информации… Но выспрашивать в лоб было бы слишком рискованно. Судьба подкинула ей такую подачку, просить большего – было бы наглостью. Но не это ее останавливало. Можно было спугнуть зверя слишком сильным напором! Надо было сделать это как-то мягко, невзначай, мимоходом. В этот состояла женская мудрость: мягко направь мужчину, чтобы он решил, что это его собственное решение, это он так сказал (и топнул ножкой), это он придумал, значит, так оно и будет. Нельзя на мужчину давить. Нужно только нежно крутить его голову в нужном направлении, без принуждения… Посеять идейное зерно в сознании, а остальное он сделает сам… Ей же останется только пожинать плоды. Но трудно было подобрать нужные слова и действия, когда за пару лет работы с напарником, ты так и не понял, что он из себя представляет. Только сейчас на горизонте забрезжила смутная надежда на попытку понять его… Однако точного курса не было. А стрелять в молоко и упускать шанс ей не хотелось… Поэтому, Лили продолжала пить и слушать, пока не поймет, как лучше его разговорить…

+1

8

[indent]Адам едва слышно хихикнул от реплики Лилит. В голову пришла очередная дурацкая шутка, кои под выпивкой приходили тоннами, и периодически Морган даже думал, что если бы не геройство, то подался бы в комики. Вот только на самом деле шутки его были посредственными, и по утру он уже не мог вспомнить ни одной из них.  И с одной стороны, ему показалась что эта шутка может быть даже и оскорбительной для кого то, а с другой стороны, какого черта он должен сдерживать себя в собственном доме? Противоречивые мысли роились в голове пытаясь склонить Адама к одному из вариантов действия. И пока стрелочка весов склонялась все сильнее и сильнее в сторону «сказать уже, да будь что будет.». А вот насколько серьезным был бы этот выбор будучи Адам трезв? Да вообще несерьезным. Это просто дурацкая шутка, которая забудется через несколько минут. Он бы ни в жизнь ее не сказал, да даже бы и не задумался об этом. Но алкоголь все делает как минимум интереснее, а как максимум неоднозначнее. Пока он висел в состоянии размышлений, Лилиан умудрилась разобраться с его телефоном, и откусить кусок от его шаурмы. Кто-то бы мог счесть такое поведение вызывающим, но Морган видел в этом лишь образ Лилит, не более. Это то что ей вбил в голову Аспир, и в отличие от Адама, она похоже наслаждалась этим образом. И обычно, мужчины бы в ее компании оказывались будто легковоспламеняемая бумага на углях. Вспыхивали от любой мелочи. Но вспыхивал ли сейчас Адам? Абсолютно нет. Он смотрел на неё, и видел героя корпорации. Не личность, не женщину, а просто героя. Хмыкнув, и посмотрев на место укуса, мужчина понял, что ни разу за долгие годы не видел за Лилит Лилиан. Не знал, существует ли вторая. Но затем трухнув головой, и освободив голову от слишком сложных экзистенциальных мыслей, снова задумался о шутке. Она снова показалась ему смешной. Потому, плеснув на остатки льда в своем стакане еще виски и сделав очередной глоток Адам положил стрелку своих внутренних весов на бок, и аккуратно уложив шаурму, словно нежеланное дитя, на стол, откинулся на спинку дивана.

[indent]- Хе-хе, пресвятая дева Мария, да? – с ехидной ухмылкой начал Адам, нежась на подушке дивана, чувствуя, как после двух стаканов подряд картинка перед глазами начинает слегка плыть. – Если ты неожиданно залетела, то, по-моему, это неудачный способ признания. – Несмотря на то какой ужасной была эта шутка, подпитый мужчина считал ее крайне забавной. Не тот уровень, конечно, когда, прокручивая в голове шутку ты осознаешь, что «достиг комедии», но все равно недурственно. Но если в очередной раз вспомнить что Адам до этого вытянул в одно лицо бутылку бурбона и скурил пару «косячков», то можно осознать, что планка понятия «смешно» для него сильно занижена. – В наши то дни никто не захочет поверить в непорочное зачатие, так что будь я на твоем месте – придумал бы отмазку поубедительнее. Хотя, на твоем месте мне точно не быть.  – Закончил свою дурацкую шутку Морган ни на секунду, не убирая дурацкую ухмылку со своего лица. Наверное, именно сейчас можно было уловить максимальную разницу между образом шиноби и настоящим Адамом. И оставался вопрос, сможет ли Лилит принять его таким? Или же попросту будет использовать информацию себе в выгоду? Адам не хотел сейчас заморачиваться этими идеями, пускай иногда они болезненно отдавали в груди, объединяясь со старым страхом того, что единственным его другом до конца жизни останется бутылка. Удивительным было лишь то, как сам Морган не замечал, что его «будь что будет» это ни что иное как отголоски уже почти погибшей под тяжестью алкоголизма надежды. Надежды на то, что его одиночество лишь временно. Что у него может появиться настоящий друг, а не менеджер, который делает все только ради денег. И теперь, когда эта самая надежда подавала голос, Адам был слишком пьян чтобы это заметить.

[indent]- Не думаешь, что такая игра заведомо нечестная? Я тебя ни разу без линз и каблуков не видел.. А… - Адам наклонился и бросил взгляд на стройные ножки коллеги, и обратил внимание на то, что на них не было обуви. А потом в голове всплыла мысль о том, что она таки сбросила обувь в прихожей. Немного повисев в состоянии загрузки, он добавил – сегодня не в счет. Я слишком пьян чтобы считать чужие сантиметры. А про розовые шмотки… Ну, ты ведь тоже от меня «этого» - Адам раскинул руками показывая все вокруг себя – не ожидала. Так что черт его знает. Ну давай сделаю ставку на серые глаза. – Закончил он свою тираду отвечая, по сути, на риторический вопрос. Наврятли Лилит хотела действительно играть в игру. Это скорее было сказано, чтобы подчеркнуть всю абсурдность и невероятность ситуации.  Но куда уж пьяному до тонких намеков. – А верить мне или нет – дело уж твое. Итак лишнего сболтнул. -  Махнул рукой Адам, и снова откинулся на спинку дивана. Появилось желание выкурить еще немного травки, ибо он начинал снова чувствовать, как тяжесть двуличной жизни снова начинает на него давить. А он ненавидел это больше всего, и если на работе он как-то мог с этим справляться, то дома он это терпеть не намеревался. Прокрутив в голове последние несколько часов, пытаясь вспомнить где оставил пакетик с травкой, он остановился на тумбе у кровати. Вроде как, он должен быть там, но Адам был вовсе не уверен. Так же он был не уверен, оценит ли его гостья то, что ее собеседник намеревается знатно так попыхтеть в ближайшие пятнадцать минут. А потому, банально соблюдая этикет Адам буднично так задал вопрос.

[indent]- Ты кстати куришь? – Затем поняв, что вопрос можно воспринять будто он касался обычного табака, поспешил себя поправить – я про травку. Так, погоди.. – Оборвал фразу он, и подскочив с дивана направился в спальню. И да, там на тумбе лежал пакет и несколько листов специальной ароматизированной бумаги. Подхватив все нужное, он поплелся обратно. Сушеная штуковина в пакетике была крайне забористой, ибо другая попросту уже не особо помогала Адаму. Остановившись в дверном проеме, он потряс пакетиком – Я про эту штуковину. Если хочешь, закручу и тебе. Но если раньше не пробовала – то с этой штуки начинать не стоит – «слишком развезет» про себя добавил Адам, и снова плюхнувшись на диван, кинул свое «сокровище» на стол неподалеку от шаурмы, и вытянув желтоватый лист с лимонным запахом начал осторожно его распрямлять. Он не был уверен, что хочет, чтобы его кто-то видел за курением травки, но и помимо этого, было и желание хотя бы раз в жизни покурить в компании с кем-то. А потому он втайне надеялся, что девушка согласится.

+1

9

Похоже, понижался не только градус таинственности, но и уровень IQ человека, что сидел с ней рядом. Шутки за 300 неожиданно подкатили… Ну, по крайней мере становилось понятно, почему Адам был таким молчаливым на работе и не позволял себе даже ехидных шутеек в адрес других, а только замечания по делу – так или иначе, это звучало бы странно. Как и юромок про непорочное зачатие. А, нет, порочное. Если бы этот человек говорил нечто подобное в трезвом уме и памяти, то навсегда был бы заклеймен ярлыком ну просто очень плохого шутника. Знаете эти шутки, когда так не смешно, что уже смешно? Он пробивал сейчас даже это днище… Представьте только картинку, как серьезный герой Аспира стоит на маленьком пятачке сцены с микрофоном… Травит нечто подобное, и в него летят тухлые помидоры, а он стоически отбивается от них сюрикенами. Нет… В голове Лили тут же вспыхнула подобная картинка и уголок ее губ подернулся в какой-то печальной улыбке. Не вязалось, не вяжется и когда, наверное, не состыкуется такая история с образом человека, что прикрывал ее спину. Как, оказывается, просто упереться в стену несоответствия ожидания и реальности. Ей было гораздо проще думать, что Адам всегда Адам. Снимая костюм, он оставался все таким же черствым занудой с ломаным английским. А получалось все так, что, сбрасывая героическую личину… Из него вылезало нечто такое, что даже не проглядывалось сквозь плотную ткань костюма! А не волк ли он в овечьей шкуре… Сравнение подходило… Теоретически. Но пока что не ложилось на ее собственную реальность. Очень трудно изменить свои убеждения.

-Если б я решила оповестить всех о том, что залетела, солнышко, я бы непременно сказала, что ребенок от тебя! Не одной же мне идти ко дну?! За такие шуточки, я утащила бы тебя за собой в пучину скандалов и досконального разбора нашей личной жизни! – что ж, действительно… Раз пошла такая пьянка, почему она одна должна страдать?! Ничего подобного. – Тогда, правда за правду… - Лили левой рукой слегка оттянула нижнее веко, а указательным пальцем правой руки осторожно провела по глазному яблоку, стягивая маленькую цветную силиконовую линзу, стряхивая ее прямо на пол, не заботясь о том, что добавит мусора и без того в загаженную квартиру. Одна радужка была серо-голубой… А вторая осталась красной. Она посмотрела ему в глаза и усмехнулась – И ты угадал… Серо-голубые. Как у сестры… - ни единого намека на печаль или сожаление. Вроде, в такие моменты положено начать заводить слезливые разговоры о семье, об утратах, неудачах в жизни и начать соревнование неудачников, стараясь подбодрить другого и получить новую порцию жалости к самому себе. Но Лили этого не любила. Она просто констатировала факт. У Астер действительно были серо-голубые глаза и пшеничные волосы. У родителей был хороший генофонд. Лилиан обладала тем же оттенком радужки и невнятным цветом волос. Но никогда не была в своем естественном виде собой. Пожалуй, настоящей она была именно сейчас. Такой, какой она сама себя ощущала. Кричащие наряды, розоватый блонд, красные линзы и вызывающее поведение. Родители ожидали от нее обратного поведения. Она должна была стать подобием сестры. Но никогда не желала быть для кого-то заменой или колким напоминанием о смерти любимой дочери. Лили легко распрощалась со свои прошлым (почти), и была абсолютно удовлетворена тем, кем является по сути сейчас. Собой, а не чьим-то отголоском. – Но из ненастоящего у меня только цвет глаз и волос, а это… - она подхватила ладонями себя под грудью, слегка приподнимая ее, демонстрируя прелести – все свое родное! Если не веришь - сам проверь! – ну, куда он без таких вот выходок?! И это тоже часть ее реальной личности.

-А бывают честные игры? Я вот тоже сколько с тобой работаю, а ни разу не видела тебя, похоже, настоящего. И если бы не твоя маленькая оплошность с телефоном, так бы и продолжал вводить всех в заблуждение своей целомудренностью и занудством… - она обернулась и еще раз оглядела кухню, полную пустых бутылок из под спиртного – А раз уж ты топишь свою жизнь в дешевом пойле, вряд ли ты счастлив и тебе дико нравится то, чем ты занимаешь. Эй… Если все так дерьмово, что же ты не бросишь все это? – сделав очередной глоток хорошего виски, уже абсолютно привыкнув к его терпкости и обжигающему жару, она откинулась на диван и полностью расслабилась, задумавшись о том, почему же Адам все-таки ничего не делает с жизнью, что, по всей видимости, его абсолютно не устраивала. В Аргусе также платили хорошие деньги, занимались каким-то полезным для человечества занудством и не заботились об имидже своих пешек. Можно было бы оставаться тем, кто ты есть, но выполнять всю ту же работку без страха подхватить какую-нибудь психиатрию или цирроз печени, пытаясь справиться с биполяркой. Ни тебе классных прикидов, ни папарацци, ни выдумок по поводу твоей биографии и попыток советовать тому, чего в твоей жизни никогда не было. Хотела бы Лили так жить? Нет. Аспир на сто процентов совпадал с ее позицией и желаниями. Ей не приходилось достраивать в себе какие-то несуществующие мостики и здания. Ее образ был лишь на толику утрирован, но в целом не изменен. Да, ее костюм позволял ей какие-то моральные попущения, которые, будь она рядовым гражданином, не могла бы позволить себе в силу наказуемости законом. Но статус развязывал ей руки, и она перестала обращать внимание на неписанные правила морали и прочие социальные ограничения ее душевных порывов. Чего не сказать о ее напарнике…

Чем дальше в лес, тем толще партизаны… Пока Мор думала о нарушениях моральных законов, Адам, похоже, решил переступить через административный и уголовный кодекс разом. Вот что делает с человеком воздержание! Конечно, попробуй столько лет притворяться послушным пай-мальчиком! И не такое может случиться. Лилиан казалось это забавным. Она сравнивала его поведение с подростком в переходный период. Родители вечно тебе что-то запрещают: не худи туда, не тусуйся с тем, никакой ночевки у друзей. Сиди дома и учись. А запретный плод гораздо слаще того, что получаешь просто так, без сопротивления. Появляется идея сделать все наперекор, но заполучить желаемое любой ценой. Обмануть, не сказать, но сделать то, на что наложено табу. Вырваться на свободу и пойти вразнос!
Покурить травы? Да под хороший вискарик? Кто откажется от такого замечательного вечера?! Неожиданное, конечно, предложение. Но тут у всего вечера девиз «посмотри, че могу!». Обычно за такими фразами следовал какой-нибудь фееричный трэш. И Лил безумно хотела посмотреть, к чему же это приведет: окажутся ли они лучшим друзьями или их покажут в криминальных новостях. Может, этой ночью они станут Бони и Клайдом? Или парой утопленников в пруду на окраине города. И пока впереди не было ничего, кроме неизвестности, это было весело.
-Крутите барабан! – Лилиан рассмеялась и даже махнула рукой, очерчивая дугу в обратном направлении, делая вид, что сейчас эта медленна центрифуга закрутится, указав стрелочкой на сектор-приз. Алкогольное опьянение – одно… Расслабленное и блаженное состояние после марихуаны – совсем другое. И если уж и вывозить сегодня всю правду о некоем Адаме Моргане, то пусть это процесс пройдет максимально комфортно. Смазать шестеренки чем-то вроде травки, было весьма неплохой идеей, чтобы сделать новую информацию для себя более удобоваримой.
-Но ты должен мне пообещать, что никто, кроме нас с тобой об этом не узнает. У меня контрактом курение запрещено. Правда, там скорее про табак. Но кто их знает, вдруг заартачатся!

Отредактировано Liliane Mort (2022-07-05 12:18:21)

+2

10

[indent]Реакция на «искрометную» шутку осталась без ответа. Уж слишком в тот момент голова Адама была занята размышлениями о том, как его внезапная гостья отреагирует на предложение выкурить, так сказать, «трубку мира». Но то что он уловил вызвало у него не самые приятные ассоциации. Бедняга Барри, в очередной раз всплыл в его сознании. Наверное, его образ будет преследовать Адама до скончания его дней, как безмолвное предупреждение о том, что в нашем мире медийным личностям ни в коем случае нельзя заводить отношения или иметь хоть какие-то романтические связи. Все это будет обсасываться и обгладываться толпой, словно кость голодной собакой, во-первых, а во-вторых в конце концов останешься виноватым во всех смертных грехах. А потому, Адам считал, что хватит того что он обязан быть клоуном на полставки будучи героем Аспира, и давать корпорации еще один повод поиздеваться над собой он абсолютно не хотел.

[indent]Казалось бы, когда госпожа удача совсем покинула Адама подкинув ему под дверь коллегу-героя, как внезапно решила обернуться и одарить его своей улыбкой напоследок. Вот уж не думал он, что, ткнув пальцем в небо попадет именно туда куда нужно. Проблема была лишь в том, что эта информация сейчас была не то чтобы нужна. Да и наверняка он проснувшись завтра ее не вспомнит вовсе. Но вот излишне откровенное поведение Лилит он подметил. Однако, это не было что-то из ряда вон выходящего. Все ровно как и в офисе, а оттого не вызывает абсолютно никакой реакции, но Адам все же отвечает. Не слишком искренне, но скорее из вежливости. Слегка присвистнув, он сделал глоток из стакана и заговорил:
- Выглядишь то ты что надо, вот только если я проверю, да или вообще хоть пальцем трону, то где мои гарантии что на следующее утро мое имя не окажется на первой полосе какой желтой газетенки что любит обсасывать геройские романы? А потом еще и потащишь меня на одно из тех дурацких шоу с тестами ДНК, где мужчины пляшут узнав, что они не отцы.  – вечер искрометных шуток для Адама и не планировал заканчиваться, ведь выпитое давало о себе знать именно таким образом. Хотя, честности ради, уже эта шутка казалась Морагну не настолько смешной, но язык уже начал бесконтрольную пляску под действием спиртного. А потому хорошо хоть что он не начал подпевать музыкальному центру. Такой пытки Лилиан бы точно не выдержала, и выскочила бы как ошпаренная из пентхауса. Хотя, судя по тому, что она все еще тут, и терпит настоящего Адама, эту девицу так просто не напугать.

[indent]- Заметано. – Ответил Адам на просьбу о молчании, поступившую от уже слегка захмелевшей Лилиан. Контракты, это конечно жуткая вещь. Они обеспечивают тебя всем чего ты только можешь пожелать, но в ответ связывают тебя по рукам и ногам на добрый десяток лет, а то и больше. Как в случае Моргана. Тот попался на крючок так сильно, что слезть уже никак не мог. И кстати, его контракт тоже имел в себе кое-какие пункты, которые сегодня нарушались – Ты ведь понимаешь, что это касается и тебя тоже? Весь этот вечер, и все что ты видела – этого никогда не было, capiche?  Мне так-то нельзя показываться кому-либо кроме ограниченного круга лиц вне образа. Как понимаешь, ты в этот круг не входишь. Только без обид. В него вообще никто из команды не входит.  – Покрутив в руках ароматизированный лист бумаги, мужчина втянул воздух носом, и удовлетворенно улыбнулся. Он любил аромат цитруса в своей травке. Где-то в недрах спальни затесались небольшие упаковки бумаги с разными ароматами, но меньше всего осталось в пачках с грейпфрутовым, апельсиновым и, соответственно, лимонным ароматом. Со стороны его блаженная улыбка могла выглядеть крайне глупо, но что уж поделать, уже было наплевать.

[indent]Уложив два листика, Морган насыпал по доброй порции травки на каждый, и отложив пакетик в сторону, осторожно начал распределять курево.

[indent]- Аргус? Идея то отличная, и мне самому она в голову приходила, вот только у меня контракт с Аспиром на четверть века. – Хмыкнул Адам начиная закручивать первый косячок как можно плотнее.  – Я же с самого детства у них в обороте. Еще с тех пор как первые ручки дома начал плавить. Как жаль, что тогда я не знал на какое дерьмо подписываюсь. -  Адам лизнул край листа, и ловким движением закончил первый косячок. Ровный, плотный и приятно пахнущий цитрусом. Рука у Адама в этом деле была набита, и отложив свое творение в сторону, он принялся за второй лист. – Я думал о том, чтобы разорвать контракт. Денег то хватает, но потом… - Он на секунду замер. В голове всплыл образ родителей, которые с его денег наконец купили собственный большой дом. Вспомнил отца, которому не приходится вкалывать как проклятый и тот может больше времени посвятить своей жене и любимому занятию. Вспомнил как им гордится мать. Она то все еще считает, что ее сын следует зову совести и всегда прилагает максимум усилий для спасения людей. Сердце словно сжала чья-то невидимая рука. Да, это была одна из причин по которым он не стал разрывать контракт. Но о ней рассказывать не обязательно. Адам продолжил крутить косяк, и продолжил говорить – Я слишком уже привык к такой жизни. Как представлю, что придется свалить отсюда, жить где-то в квартирке, а то и в казарме. Слыхал я об Аргусе всякое, да. Так вот, не могу я так. Так что давай будем считать, что Аспир сделал меня рабом своих денег. – Отличное объяснение. Без лишней сентиментальности. Моргану оно нравилось. Он точно не хотел, чтобы его сейчас жалели, или проникались. Хватит и того что он не чувствует себя одиноким. Впервые за долгое время. Только поэтому он говорил. Возможно когда-нибудь он сможет стать более откровенным. Как с Лилиан, так и сам с собой. Ну а сейчас, он закончил второй косячок, так же лизнув край бумаги для того чтобы закрепить его, и протянул его своей собеседнице, а затем немного порывшись в кармане, достал большую металлическую зажигалку. Сказать, что ее дизайн был кричащим – ничего не сказать. Это была фирменная зажигалка с черепом, под которым красовались два перекрещенных револьвера.

[indent]Когда Адам уже подкуривал свой косячок, то за грохотом музыки услышал стук в дверь. Вернее, постукивание в ритме одной крайне знакомой песни. Он усмехнулся, и взяв пульт сделал музыку потише.

[indent]- Слышишь? – Сказал он, и сделал долгую первую затяжку, и затем медленно выпуская клубы серого дыма продолжил – вот почему ты и попала сюда. Там мне еду привезли. И надеюсь в этой еде нет этой дрянной моркови. Погоди немного. – Так с косяком в зубах он и поплелся к двери.

+2

11

Что ж… Если он желал продолжить этот спектакль одного актера – глупо было бы ему отказывать сегодня. В конце концов, она пришла послушать того, кто слишком долго молчал. Не было резона пытаться влезать в эти мини-монологи, по крупицам воссоздававшие настоящую личность напарника. Он и без того говорил неприлично мало, меньше, чем ей хотелось бы услышать. Но пока она готова была смириться и с тем, что он хотя бы говорил, а не бурчал себе что-то под нос в привычной манере. Он даже пустил ее в свою берлогу. Не без помощи шавухи, конечно, но уже результат. Могла ли она похвастаться этим еще вчера?

-Да, конечно, я же знатная интриганка и любительница эпатажа! Узнай кто, что ты проводишь вечер с девицей по имени Лилиан Мор, тебя тут же накроет волна популярности… Хоть она тебе и претит! – Лили подхватила его идею о том, что журналюги с особым восторгом заглотили бы эту историю, и уже к утру их птички на хвосте разнесли бы новости по всему свету, в самых интересных, но не очень правдоподобных подробностях описывая то, как два героя Аспира закрутили служебный роман и провели эту ночь вместе. Девушке казалось это забавным, чего не скажешь об Адаме. Беря в расчет тот факт, что человек просто спивался от того, как ему опротивела собственная популярность и неестественность, он и правда страдал бы от такой звездности, рухнувшей на него с неба на следующее утро. Чего не скажешь о Лил. Ей такие слухи жить не мешали. Скорее наоборот, чем больше шумихи было вокруг ее персоны, тем веселее и радостнее жилось диве. Каждый день видеть себя на первых полосах – было бы пределом мечтаний. Можно ли назвать ее жадной до славы? А почему бы и нет? По крайней мере, она никогда не скрывала, что все это ей нравилось и приносило удовольствие. Он так и осталась эгоцентричным ребенком, жаждущим внимания и любви. Кто может осудить ее за это? В конце концов, все ее выходки невинны. А новости о мужчинах, побывавших в ее постели, за частую не имели за собой никакой реальной подокплеки. Только если это не был кто-то действительно стоящий.  – Но… Мне не с руки крутить журнальные романчики с кем-то вроде тебя. Ибо романы на работе – это такая скукота… И потом… Котик, меня же обвинят в том, что я снизила планку… Пересела с мультимиллиардеров на обычных героев… М. Нет уж, прости, мечта о нашем совместном будущем несбыточна! Меня интересует рыбка покрупнее… - можно было бы воспринять это как оскорбление или раздутое эго размером с вселенную. Но… Пожалуй, в голове Мор это звучало, скорее, как акт утешения, или попытка успокоить и предложить ему не переживать на этот счет. Хотя, кто ж его знает, как тот человек вообще воспринимает ее поведение и слова. В его глазах она скорее кукла барби, чем живой человек. Может, потому он и рассказывает ей что-то о себе, что воспринимает ее больше как предмет мебели.

-Рабом своих денег… Чего ни говори, а не похож ты на того, кто продастся за пачку денег… Может, оттого ты так и мучаешься, что никак не договоришься с совестью? М?  - Лилиан чуть наклонила голову в бок, с живым детским интересом рассматривая дяденьку в отчаянии. Но ей не было его жаль. Даже наоборот – где-то внутри она его осуждала. Как же можно так измываться так над собой из-за хрустящих бумажек? Вряд ли он жил бы намного хуже того, что есть сейчас, подыскав он себе что-то более подходящее душевным порывам. Деньги, скорее, служили очередным прикрытием чего-то такого, что он бы ей не доверил… Ну и ладно. Не все сразу, да?..

Девушка приняла от него туго скорченную бумажку, плотно набитую травой, и прокатила несколько раз между пальчиками. Содержимое приятно похрустывало внутри. И Лили даже облизнула губы, предвкушая первую затяжку и ощущение расслабления после нее. Но закурить не торопилась. Она просто смотрела на нее и слушала, «нагуливая аппетит». Как давно ей не подворачивалось ничего подобного. Возможности были всегда, но она не спускала себя с поводка и не позволяла такой невинной шалости, как марихуана. Почему же сейчас не отказалась? Хотела втереться в доверие? Угодить? Расположить? Или просто было на кого переложить эту ответственность? Скорее, последнее. Ей предложили. Она же будет считать, что ей предложили настойчиво и в данных реалиях у нее просто не было выбора. Либо так, либо он больше ничего ей не расскажет, правда же? Это такое задание. А это небольшая жертва за информацию. И пока она выстраивала в голове линию защиты, зачарованно продолжала крутить меж пальцев косячок.

Когда в дверь постучали, Лили невольно дернулась. Ей вдруг пришла в голову идея, что ее застукали на месте притупления. Поймали с поличным! Вот так вот за руку! Ну, и бред… А почему же бред? Она вполне рисковала своей карьерой из-за такой маленькой оплошности, как марихуана. С другой стороны, обстановка в этой квартире до того пропиталась самоуничижением и похуизмом, что после секундного стресса, Мор решила послать все к черту. Надоело дергаться. Она сползла с дивана, уселась на пол, облокачиваясь спиной на сидение, забрала у него из рук зажигалку, и, проводив мужчину взглядом до двери, прикурила косяк.
Первая затяжка. Дым наполнил рот и легкие… Специфический запах ударил в нос, но приятно. Тело податливо принимало дозу пофигизма и расслабленности. Как будто скинуло с себя неподъемный груз повседневности и стало легче…
Вторая затяжка. Стало насрать на то, кто там пришел. Да хоть группа захвата. Ей уже абсолютно все равно. Она переступила черту и с этим ничего не поделаешь. Лили улыбнулась. Улыбка вышла кривой и дурацкой. Такой, слегка умственно отсталой. Она вытянула ноги под столиком и закинула голову на сиденье дивана. Еще минус 10кг с души и тела…

-А ты знаешь… - вот тут уже язык решил развязаться у нее – Мне тебя жалко… – ну, и правда, горит сарай, гори и хата – Строишь из себя хер знает кого… Страдаешь на нелюбимой работе… И затыкаешь собственные желания деньгами. Тебе самому то от себя не тошно, а, герой? Никто не мешает тебе соскочить с этой иглы. Вместо того, чтобы жить так, как тебе хочется, ты каждый день трясешься над свои образом и думаешь, не рассекретит ли кто-нибудь твое лицемерие… Адам… - она повернула голову к вернувшемуся с едой мужчина – Ты трус. – речь ее была расслаблена и спокойна… В ней звучал и легкий отголосок тоски… Немного сострадания, но в целом – абсолютное безразличие к человеку, что просто опустил руки и не хочет делать ничего для того, чтобы быть счастливым. А ведь у него есть даже такая возможность. Но он сдался и вдруг перестал представлять для нее интерес. Ей стало абсолютно все равно, отчего он так страдает. Потому что, видимо, хочет. А мазохисты не вызывают восторга. – Ты считаешь меня лицемерной дурой… А ведь я гораздо честнее тебя…

+2

12

[indent]Слова о том, что он – это понижение ставок ни в коей мере не оскорбляли достоинство Адама. Ему было абсолютно плевать.  Не раз за свою жизнь он сталкивался с отношениями, однако ни одна из попыток не заканчивалась хорошо. Наверное, руководствуясь именно этим знанием и опытом, мужчина попросту закрыл глубоко в себе все те чувства, которые могли ему навредить в дальнейшем. Это даже было не удивительно. В мире, в котором счастье даже детских сказках это жизнь со своей второй половинкой, выглядит преступлением пытаться найти счастье только для себя одного, и даже более - в самом себе. Когда-то эта идея показалась Адаму даже весьма интересной. Идея того что счастье в самом себе, и другие люди для этого не нужны была очень удобной для него. А потому он пользовался ей и по сей день. Вот только мог ли Адам сказать, что он счастлив? Точно нет. Но вот согласиться с тем, что это все проблемы одиночества он не мог ни в коем случае. Это его личные проблемы, и счастья тут явно быть не может скорее от внутренних конфликтов. Никак не от отсутствия внешней помощи. О нет, он в этом точно не признается. Да, сейчас ему было скучно и собеседник как нельзя кстати. Как и собутыльник и со… сокосячник? Морган не мог подобрать для этого подходящее слово, но смысл был понятен. Периодические контакты его настоящего с кем-то другим – это одно. А вот постоянный контакт с одной и той же личностью это уже звучит как угроза. Адам посмотрел на Лилит, и попытался хотя-бы представить подобие отношений, и у него это не вышло. Абсолютный ноль. Она, конечно, красивая, это бесспорно. Вот только за красотой Адам вообще ничего не мог рассмотреть. Возможно в этом вся она, но это лишь в очередной раз убеждает что ни о каких отношениях тут и речи быть не может.

[indent]- Вот уж спасибо, принцесса! Но знаешь, мне и в своем болоте хорошо. – Хмыкнул Адам перед тем как вошел в прихожую. Что правда то правда. Ему хорошо в его собственной грязи, и он точно не собирается выносить ее за пределы этого пентхауса. И очень надеялся, что девушка с косяком, которая так забавно сползла с дивана при стуке в дверь продержится его мнения, и не станет ничего отсюда выносить.  Тяжело вздохнув, Адам сделал плотную затяжку, и подошел к двери. В этот раз он не повторил свою ошибку, вероятно от того что появление гостьи слегка его отрезвило, и сначала посмотрел в глазок, и лишь увидев знакомую физиономию, выдохунл серый дым, и повернул ручку замка.

[indent]- Джимми, бог ты мой! Тебя же только за смертью посылать. – Выпалил Адам открывая дверь. Мужчина средних лет, слегка полноватый стоял с двумя под заявку набитыми пактами в одной руке, и двумя крупными коробками в другой. – Я уж думал ты совсем про меня забыл! – Адам сделал очередную затяжку.

- Но я ведь недолго… - начал было оправдываться Джим, но вовремя заметив недовольное выражение на лице героя Аспира, решил не продолжать. В прошлый раз, когда он решился поспорить с пьяным героем, ничего хорошего не произошло. А Джим был из тех людей, которые умели усвоить урок.  Потому немного замявшись, он приподнял руку с коробками – У меня тут пицца, взял несколько вкусов потому что… - И тут до ушей Джима донесся женский голос, а затем вздох Адама. Вот уж чего он точно не ожидал, так того что травка так ей развяжет язык, что она не побоится выдать себя в чужой квартире. И страшно представить, что бы случилось будь на месте Джима кто-то более ушлый.

[indent]- Это …. ? – Начал было свой вопрос мужчина с пакетами, но был резко прерван своим нанимателем, который был совсем уж недоволен этим голосом. Вообще, знаменитую Лилит вполне можно узнать по голосу, а если еще учитывать, что Джим еще и фанатеет по ней, то тут вообще шанс того что девушку не узнают был крайне мал.

[indent]- Нет, это телевизор. – Адам совсем не хотел, чтобы Джим узнал, что кто-то еще может быть в его пентхаусе. А потому в ход шли самые нелепые отмазки. Камеры в этом здании специально отключены, ради безопасности Адама, потому никаких доказательств и нет. И не было, если бы голос не назвал Шиноби по имени.

[indent]- Блять. – Только и смог проговорить Адам, смотря на вытягивающееся лицо доставщика. – Ты же понимаешь, что тебе это нужно забыть? Вот совсем забыть? Иначе все это кончится крайне плохо. – Джим замер глядя в глаза своего нанимателя. Сейчас тот был серьёзен как никогда. – Плохо конкретно для тебя. – Закончил Адам, и доставщик почувствовал себя крайне неуютно от такой угрозы, и сдержанно кивнул.

[indent]- Вот и отлично! – вся серьезность тут же слезла с лица Адама, и тот выхватив еду из рук Джима, поддел дверь ногой. – А теперь брысь отсюда! И если будешь держать язык за зубами – за мной не заржавеет. – последнее что услышал доставщик перед тем, как дверь хлопнула у его носа. Вот уж действительно странный вечерок. Подумалось Джиму, когда он подходил к лифту.

[indent]- А ты умеешь подставлять, отдаю тебе должное! – Произнес мужчина, ставя на стол пакеты и коробки.  После этого, он снова плюхнулся на диван, и сделал затяжку. Его косяк уже практически кончился, однако Морган так и не почувствовал желанного расслабления. Скорее какую-то меланхолию.

[indent]- А может и так. – Снова заговорил Адам, отвечая на тираду Лилиан. – может я и трус. Может мне действительно страшно что-то менять. Вот только что ты можешь в этом знать? Из того что знаю я, тебе никогда не приходилось тут ни о чем жалеть. Все сложилось в жизни и все отлично. Но ты даже не можешь попытаться понять, что все может быть гораздо сложнее. А знаешь что? Давай-ка и ты сыграешь. – Адам в очередной раз затянулся, и затушил свой косяк в переполненной пепельнице.  – Две лжи и одна правда. Угадаешь что правда – я расскажу все. А если промахнешься – то просто останемся при своем. Итак: Первый факт – я ненавижу героев Аргуса. Все эти милитаризированные отряды отвратительны, и от них тянет блевать. – Слегка запнувшись, Адам взял свой стакан, и промочил горло виски. – Второй факт – У меня есть секретное убежище для фантазий. С костюмом, который я сам себе придумал и всем сопутствующим. Ну и последний факт – в моей родословной нет японцев. Ну давай! – Адам откинулся на спинку дивана. – Что выберешь?

+1

13

Пока Лилиан изливала из себя тираду, уничижающую достоинство Адама, тот успел метнуться к двери, и провести интересный диалог с мужчиной, который, по всей видимости, уже не в первый раз посещает эту тайную берлогу и снабжает Моргана едой. А, может, и не только съестным, кто знает, что еще возят с собой курьеры по спецзаказам. В конце концов, Лили сомневалась в том, что напарник самостоятельно занимается покупкой травы. Это было бы… Как минимум не разумно. Да и не характерно для всегда осторожного Адама, привыкшего держать себя в руках. Хотя… сейчас такого о нем уже и не скажешь. У этого человека столько скелетов в шкафу скопилось, что даже перестаешь удивляться чему-то новому. А, может быть, это просто эффект от травки. По крайней мере, скажи он сейчас, что его страсть – скакать в балетных пуантах и обтягивающих трикошках по сцене – Мор даже и глазом бы не повела. Все уже было возможно… Но это не то, что она стала бы рассказывать другим. Знаете, в одном известном сериале была такая фишечка: члены спецотряда всегда носили при себе флешку с компроматом. И в случае предательства, могли бы слить всю инфу на иуду, что не умеет держать язык за зубами. Страховка. Пояс верности. Теперь и у них такой был. Взболтни она что-то лишнее о жизни этого человека – он расскажет всем, чем она тут занималась. И ее карьера, которой она дорожила больше всего на свете, в одночасье бы рухнула. Вот такое вот подкрепленное доверие. Как там поется?.. Скованные одной цепью?.. Что-то подобное. Между ними устанавливалась пусть и странная, но связь. А Лили радовала даже такая дружба по принуждению.

Когда мужчина вернулся обратно к дивану, в нее полетели предъявы о подставе. Видимо, женский голос из его квартиры доносится редко. Что ж, тогда понятно, отчего у некоего Джимми была такая реакция на присутствие существа женского пола в квартире заядлого холостяка. Если он и правда часто обслуживал этого клиента в бункере, то, пожалуй, видел и слышал побольше нее. Лилиан только коротко ухмыльнулась. Хотя, это все еще походило на дурацкую улыбочку – последствия курения, ничего не попишешь. Зато, она получила очередной кусочек пазла, что продолжал складываться в ее голове.
-Это не подстава, родной… Я ж без задней мысли. Не знала, что Цитадель одиночества оправдывает свое название. Хотя… теперь буду знать. Еще один факт в копилочку. Правда, я надеялась, что ты хоть и тайно, но проводишь время куда веселее, чем говоришь… Хм… Что ж… Видно, вечеринки – мой удел. – Лили сделала очередную затяжку и прикрыла глаза, приготовившись выслушать следующую порцию жизненной мудрости от мужчины.

Его слова как-то неприятно отдавались в ее голове. Он почему-то был уверен, что ей жилось куда легче. Но у соседей в саду то всегда трава зеленее. Знал ли он, приходилось ли ей на самом деле о чем-либо жалеть? Может быть, в прошлом… Но не сейчас. Сейчас и правда не о чем было горевать. А если такое когда-то и было, то Лили предпочитала оставить это в прошлом, надежно заперев неприятные воспоминания под семью замками. Что толку горевать о том, что ты не в силах изменить? Настоящая свобода заключается в том, чтобы оставить этот неподъемный груз печали и ответственности где-то позади себя. И не тащить за собой чемодан без ручки, который, пожалуй, только и делает, что тянет тебя вниз, не давай возможности двигаться вперед. Хотелось бы, что бы и Адам последовал по этому пути. Но, кажется, он настолько погряз в этой болотной трясине, что ему только и оставалось, что залечь на дно и поскуливать.

Внутри Лилиан зарождалось раздражение. Ей не нравились люди, не пытавшиеся что-то изменить в своей жизни. Те, что опустили руки и смирились с собственной участью. Поболее них ей не нравились только те, кто еще и упивался собственным горем и бессилием. Они становились ей отвратительны. Адам еще и признавался в своей неспособности что-то с этим сделать. Он оправдывал это ее непониманием. Да куда уж такой, как она, понять всю глубину и сложность его страданий?! Облик попрыгуньи стрекозы навечно приедался к людям, кто хоть раз видел ее. А Морган, что практически ежедневно находился с ней рядом, и вовсе перестал допускать мысль о том, что в ней есть нечто больше, чем пластик и глянцевый блеск. Если он и считал ее поверхностной, то только судя по себе… Ни у кого ничего не бывает так просто. Но сконцентрировавшись полностью на своей персоне и собственных проблемах, перестаешь замечать очевидные вещи, окружающие тебя. Жалеть себя… Взращивать вселенское сочувствие к собственной судьбе и купаться в этой отвратительной жиже из сожалений. Как же это было омерзительно…

-М… Тепленькая пошла… Ну, давай поиграем, раз уж ты смог разродиться хотя бы на такую невинную игру, мистер Печаль… - она задумчиво посмотрела на него, а потом добавила – да, тебе бы пошел голубой цвет, ага… - Мор улыбнулась и стала со скрипом приводить расслабленные мозги в рабочее состояние, рассуждая вслух – Что ж… Начнем с того, что отсутствие в твоей крови азиатов – очевидная ложь… Тебя выдают черты лица. И потом, если уж тебе подобрали образ японца, сомневаюсь, что пиарщики настолько дубовые, что стали бы примерять его на человека, даже отдаленно не смахивающего хотя бы на бурята. Так что… Это неправда. – Она сделала последнюю затяжку, слегка задержав дыхание, а потом шумно выдохнула, выпуская наружу клубы слабого дыма – Продолжим! Я бы предпочла, чтобы у тебя и правда была такая развратная темная сторона… Чтобы прям с убежищем, костюмами игрушками, зоной бдсм… Это было бы, по крайней мере, занятно… Чтобы круглосуточный зануда в душе был классным горячим парнем с грязными мыслишками. Но это настолько неправдоподобно, что даже больше похоже на игру в поддавки… Мог бы придумать менее эксцентричный факт, чтобы мне не было так легко. Это тоже ложь. Но… - она выдержала театральную многозначительную паузу и продолжила – Если б все же бункер существовал, то какой бы костюм ты себе там придумал? А? Мальчика с кошачьими ушками? Или японская школьница? – Она посмеялась, кладя дотлевающий бычок в пепельницу, и закинула руки за голову, по кошачьи вытягивая тело между полом и диваном. – Получается, что… - девушка слегка прищурила глазки и хитро посмотрела на Адама – Ты у нас Аргусоненавистник! Вот это новости… Ну, ставки сделаны, ставок больше нет. Права ли я? М?

Отредактировано Liliane Mort (2022-07-31 11:03:14)

+2

14

[indent]Мог ли он назвать все свое существование вне костюма чередой самобичевания и жалости? Скорее нет, чем да. Ему не нужна была чья-то жалость. Да и сам себя жалеть он не собирался. Все что происходило в этой берлоге – это заливание тоски по упущенным возможностям, и долгие ночи фантазий о том, что все могло пойти иначе. Суть лишь заключалась в том, что Адам Морган не мог жить как шиноби постоянно. Этот образ был словно паразит, что присосался к его сердцу, вытягивая все силы. Больнее становилось лишь от того, что Шиноби забирает всю любовь, оставляя Адаму лишь скучную серость. Как в одной песне с ясными и хмурыми днями. Адам никогда и ни от кого не скрывал, что хочет быть популярным. С самого детства мечтавший быть героем, и прошедший ради этого долгие годы академии личность Адама была заткнута за пояс, а на него натянули того самого Шиноби. И снова говоря о жалости – он не испытывал ее к себе. Он испытывал стыд. Стыд не только за потерянные годы, но и за свои испортившиеся идеалы. Подумать только, раньше то он этого не замечал! Но стоило лишь молодому и инициативному парнишке влиться в команду, как все стало очевидно. Все исказилось. Он исказился.

[indent]Но если он и дальше сейчас продолжит это делать, то скатится в состояние схожее в жижеобразной массой, для поднятия морального духа которой нужно будет что-то в разы сильнее чем травка или бухло. Адам окинул взглядом стол, на котором уже громоздились различные угощения. Правда все они были еще в упаковках и пакетах, а потому дразнить могли только нос мужчины. А так как он сделал всего один укус той жуткой штуковины, желудок его все еще требовал скорейшего наполнения. А потому, не дожидаясь ответа Лилиан, он поднял первую коробку, и поставив себе на колени, открыл крышку. Стоит отдать Джиму должное, он действительно был быстр, потому как Адам сейчас мог ощутить на своих коленях жар свежевыпеченного блюда, даже через картонную коробку. Под открытой крышкой оказалась большая пицца с двойными пепперони. Морган обожал эти пикантные колбаски, а когда они уложены на шикарное тесто пиццы, да еще и с томатным соусом, щепоткой базилика и тянущимся сыром – вот это действительно блаженство! Удовлетворенно хлопнув в ладоши, и потерев их, он схватил первый кусок, и тот словно нехотя отделился от основного полотна, оставляя шлейф из тянущегося сыра моцарелла. Вот оно, блаженство – подумалось мужчине, и он откусил добрый такой кусок. И на вкус эта пицца была так же хороша как на вид или запах. Прожевывая кусок Адам удовлетворенно замычал и откинулся на спинку дивана. Наконец то действительно вкусная пища.

[indent]- Вот это совсем другое дело! – произнес он, проглотив кусок. – куда лучше, чем это твое чудовище, завернутое трубочкой. Попробуй сама! – с этими словами Адам поставил коробку с пиццей на край стола, рядом с девушкой, а сам откусил еще один кусок вкуснейшей пиццы и наклонившись заглянул в пакет. И там все было отлично. Несколько бургеров, парочка салатов, и три супа. И ничего азиатского. Видно было, что Джим знал что нужно покупать. И сейчас Адам был им совсем не разочарован. Удовлетворённо кивнув, он снова откинулся на спинку дивана наслаждаясь любимой пищей, и рассуждениями Лилиан. А они были как минимум забавными. Ладно, рассуждения касательно первого факта были вполне себе логичными, но вот то что пошло раньше – уже было набором шуток. БДСМ берлогой его подвал на окраине Бронкса назвать было крайне тяжело. Он даже хихикнул немного, от того насколько далеки от истины были ее предположения.

[indent]- А то как же. Образы моей мечты. – Отшутился мужчина и закинул последний кусочек пиццы себе в рот. Да, она промахнется. И это одновременно и веселило, и удручало. Где-то глубоко Адам хотел, чтобы Лилиан сейчас угадала, и ему было бы на кого излить все то что копилось в нем долгие годы. А с другой стороны, лучше будет чтобы все осталось так, как остается сейчас. И вот этот спор с самим собой вызывал какое-то странное чувство. Чувство доселе неведанное, и разъедающее спокойствие разума, словно рой термитов табуретку. Это надо было заглушить. Просто необходимо. Адам потянулся к бутылке в которой была уже лишь на половину заполнена, и плеснул на остатки льда в своем стакане крепкий напиток.

[indent]- Ставки сделаны – ставок больше нет, действительно. – Морган улыбнулся, и прикрыв глаза принюхался к аромату виски. Легкий дымок словно перекрывал крепкий и навязчивый запах спирта. А где-то дальше чувствовались цветочные нотки. Да, он еще не растерял умение наслаждаться качественным алкоголем. И пока Лилиан была в ожидании, мужчина не торопясь отпил небольшое количество жидкости из бокала, и ненадолго задержал ее во рту, стараясь открыть все грани вкуса. И вот он проглотил виски, и открыл глаза. Нужно было раскрывать карты, что уж тут.

[indent]- Знаешь, Аргус ведь такая штука, что у них не жалуют индивидуальные особенности героев. – Неторопливо начал Адам. – Там все команды в одинаковых униформах и… Это даже неплохо. Создается впечатление эдакой официальной поддержки. И хоть я всегда и любил больше истории о героях одиночках, но определённое уважение к ребятам из Аргуса я все же питаю. Они классные. Просто немного не в моем вкусе вот и все. Никакой ненависти. – Адам поднял бокал ухмыляясь. – Так что, подруга, ты проиграла. И на этом ковыряния в моей гнусной душонке можно завершить! – Морган сказал это словно тост, сделал крупный глоток из бокала, и вернул его на стол.

[indent]- Хотя знаешь, что? Есть у меня для тебя утешительный приз. Раз я уже сказал об этом, то это больше и не секрет. – Адам взял со стола телефон, и снова включил его, не забыв после включения перевести в режим полета. Затем он нашел запароленную папку, и введя небольшую комбинацию цифр попал в папку в которой хранилось всего одно изображение. В прошлом году он показывал его своему менеджеру в надежде что его образ получится изменить. Но ответ был, естественно, «Нет» и в добавок было «избавься от этого». Это был болезненный удар. Адам вздохнул, и ткнув на изображение открыл его на полный экран, и развернул смартфон к Лилиан. На экране был манекен, наряженный в замысловатый костюм. На ногах высокие черные сапоги которым для полного образа не хватало лишь шпор, выше шли черные джинсы с двумя кобурами на бедрах. В этих кобурах уже красовались два крупных револьвера. Дальше шел пояс с крупной бляхой на которой была выгравирована стилизованная буква «V». На этом же поясе висели различные подсумки для патронов и прочего. Дальше уже было интереснее. Вычурную черную рубашку накрывало некое усовремененное подобие камзола. Оно чем-то напоминало форму солдат, воевавших на гражданской войне. Спереди оно особо не выделялось, а вот сзади камзол был до колен образуя эдакий хвост. Грудь была перекрещена несколькими ремнями на которых крепились так же две пары револьверов. Там, где у манекена должно было быть лицо – красовалась бордовая бандана, а остальное прикрывала самая ковбойская шляпа какую только Адам смог найти. И все это в черных цветах с бордовыми вкраплениями на рукавах, вороте и подкладке. Морган потратил кучу времени заказывая разных портных, разных ремесленников чтобы они не подразумевали о том, что из всего этого сложится после. И Адаму нравилось, что вышло. Конечно, это был не уровень костюмов Аспира.  Этому нужна была доработка. Но даже такой как сейчас он вызывал у Моргана благоговение.

- Что думаешь? – Чуть тише спросил мужчина – И да, сам придумал. Сшил не сам. Знает только менеджер. – Заранее ответил он на возможные вопросы. - Просто с самого начала мне казалось что раскаленные пули интереснее раскаленных сюрикенов.

+2

15

Знаете это чувство, когда ожидания, словно стекло, которое несли два грузчика, с треском разбиваются из-за незадачливого мудака, решившего, что парни, видимо, играют в пантомиму, и врезавшегося в этот самый прозрачный предмет, лишая его способности быть чем-то целостным? А потом, бросив куски, оставшиеся в руках, двое работяг бегут накостылять третьему за его слепоту и идиотизм?
Вот не случилось такого с Лили в этот момент. То ли ее ожидания резко снизились после того, как она попала в это пристанище одинокого алкоголика… То ли улетучились под действием косячка. Во всяком случае тот факт проигрыша, который бы в обычное время она переносила невообразимо болезненно, ибо этой девушке жизненно необходимо побеждать в любом случае, пусть даже это будет игра в «камень-ножницы-бумага», сейчас не играл такой уж важно роли для той, что расслабленно распласталась на полу и продолжала слушать человека, сидящего рядом с ней, поглощающего углеводную бомбу и абсолютно не задумывавшегося о своем желудке. Что ж… Выстрел в молоко не прокатил, как и слабо поддерживаемые полудохлой логикой рассуждения. Нет так нет, а что поделать. Может, игра была заведомо проигрышной. А Лили решила залезть в этот лохотрон неимоверной щедрости по незнанию и детской наивности. По крайней мере, она хотела бы с ним поиграть по правилам, а не это вот все. Но раз он с самого начала не намерен был рассказать ей что-либо дельное, так и не стоило начинать этот увлекательный аттракцион.

Лилиан запрокинула голову, уложила ее на сидушку дивана и стала пялить полуоткрытыми глазами в темный потолок, освещаемый слабыми тенями. Хорошо… Подумала она про себя. А что уж там было хорошо – не важно. Может, просто тело обмякло и спало, наконец, перманентное напряжение. А, может, свалился с души некий груз ответственности за тайну, которой она так и не узнала.
-А жаль… - вполголоса начала она – Жаль, что это не гаражик с бдсм примочками… Ну, знаешь там, 50 оттенков серого и все такое… Было бы куда веселее. Но, видать, тебе это офигеть как важно… Быть собой… И перестать прятаться за ненавистным образом степенного японца с ломанным английским. Вот бы просто послать все к черту, да? – на последней фразе она сладко потянулась, закинула руки за голову и повернула к нему лицо, расплываясь в простой и не заискивающей улыбке. Так как-то по-детски искреннее и незатейливо. В любом случае, частично маски сброшены, завеса тайны приоткрыта, а дальше давить смысла нет. Захочет – расскажет, а нет – так нет. По крайней мере, это не допрос с пристрастием, чтобы вынимать клещами из человека информацию, которую он не желает разглашать.

В этот момент Морган решил наградить ее за старания призом зрительских симпатий и ткнул в лицо экран телефона, слегка резанувший по привыкшим к сумраку глазам своей яркостью. На экране был… Такой, знаете, Шериф Вуди из Истории игрушек с примесью капитана Джека Воробья… Наличие камзола казалось ей странным, но на вкус и цвет фломастеры разные, так что… Нечего тут было обсуждать, хотя, кое-что все-таки требовало вызова пояснительной бригады.
-Так… А это что? – двумя пальцами она проскользила по экрану и увеличила картинку в районе ремня – V – значит Вендетта? Или что это? И какой бы псевдоним, по-твоему, подошел к данному образу? – Мор даже не сомневалась, что нечто подобное было отклонено Аспиром. В конце концов, в данном облачении Морган более походил на аниматора, чем на супер-героя… Хотя… Каких только образов ни было на счету доблестных сотрудников корпорации. Но этот, скорее, напоминал одно из первых поколений. Такое давно никто не носил. – Ты же понимаешь, что мода задает тренды. Даже в нашем мире стиль диктует свои правила. Можно переработать чутка твою задумку. Глядишь, что и получится… Вдруг и менеджеры согласятся, если дать твоей идее новое исполнение? М? Что скажешь? Я могла бы тебе помочь… Знаешь ли, я неплохо разбираюсь в этом! – девушка улыбнулась и в глазах сверкнул огонек. Правда, ей бы хотелось поучаствовать в создании костюма для героя. Почему бы и нет? Лилит привлекало все творческое: от режиссерской работы, до дизайна и моделирования. Она четко видела себя в будущем владелицей модного дома. А Аспир позволил бы ее бренду в одночасье стать нашумевшей сенсацией, носящим знаменитое имя героини и защитницы города. Но не деньги привлекали ее в данном случае. А возможность реализации творческого потенциала.
В голове тут же закружился ворох идей: она прикидывала так и сяк разные материалы, крои, аксессуары, обувь… Даже оружие автоматически примерялось к каждой детали костюма. Адам не давал ей разрешения на это, но мозг уже генерировал кучу вариантов…  А потом ее мысли резко переключились. Она подумала о том, кем хотела стать в детстве. Все, что у нее выходило сносно, и за что-таки отец удостаивал ее похвалы – было фехтование… В то время она думала, что станет олимпийской чемпионкой… Или хотя каким-нибудь знаменитым тренером. А, может, даже каскадером. Кто-то мечтал полететь в космос, кто-то стать борцом за справедливость, а Лили хотелось тыкать в людей. Не то чтобы на грезила этим, но если было в ее жизни что-то, из-за чего отец мог обратить на нее свое внимание, то она желала ухватиться за этот шанс всеми силами.

-С пятнадцати лет я живу без семьи, хотя, и до этого у меня ее особенно то и не было… - странным образом, вместо того, чтобы узнать что-то об Адаме, из Лил понеслись потоки лишней информации… - Смею предположить, что ты единственный и любимый ребенок… Хм… Не могу похвастаться тем же… - она снова перевела взгляд на потолок – Знал, что куклы тоже плачут? – вообще-то плачут богатые, но в данном контексте и судя по отношению напарника к ней, тот считал, что она живет в розовом мире Барби… Поэтому аналогия с куклой вписывалась как нельзя кстати. - Может, еще по одной?

+1

16

[indent] Глядя на эту фотографию Морган видел свою детскую фантазию, что частично воплотилась в жизнь. Жаль только, что этот костюм так и останется висеть на манекене тоскливым напоминанием о том, что Адам не хозяин своей собственной судьбе. Костюм уже практически два года висел в таком состоянии в его «тайном убежище», и если ранее у него хватало мотивации для того чтобы периодически вносить всяческие улучшения, то сейчас он лишь изредка косился на него фантазируя о том, как он в нем стреляет в здоровенного кнарра, и затем бросается эффектными фразами как герои его любимых вестернов. Вот только он не может. Не может и все тут. Он оглянуться не успел как оказался заперт в нынешнем образе, а за спиной остались те, кто на него надеются. Те, кто от него зависит. Хотел ли он из разочаровывать, делая опрометчивые поступки? Конечно же нет. А потому только и оставалось что разглядывать на мечтать, без единого возможного варианта. Самое странное в этом было то, что как только он встречался с этим манекеном и костюмом лично – то чувствовал такое истощение, будто реально провел в нем весь день патрулируя улицы Нью Йорка.  Вновь взглянув на фотографию, которую он показал Лилиан, в голове мужчины возник закономерный вопрос – когда он последний раз примерял костюм? Наверное, почти год назад. Но за туманной пеленой травы и алкоголя тяжело было разглядеть нужную дату.

[indent]Он чувствовал некую издевку в словах девушки. Злился он на нее или обижался? Вовсе нет, он сам заслужил подобного к себе отношения. Вот уж что-что, а здравомыслие у него какое-никакое имелось. Адам махнул рукой, и сделал еще небольшой глоток алкоголя. Жаль, что у него не хватило этого самого здравомыслия ранее. Вероятно – это как раз та штука что приходит с возрастом. В юности у него была куча самонадеянности и грез, и, наверное, ими он и расплатился за все то приобретенное здравомыслие.

[indent]- Как бы тебе смешно не было от этого, но да. И у меня даже есть один план на случай если станет совсем невыносимо плясать под дудку Аспира. Но об этом я не хочу распространяться. – Адам крутил в руках стакан глядя как лед практически растаял в виски. – Есть у меня такое поверье, что как только я рассказываю о своих планах – они попросту не сбываются. – Произнеся это он улыбнулся. Наверное, он уже окончательно потерял веру в то что когда-либо наденет свой костюм как герой, раз показал его Лилиан. Еще пару месяцев, и он наверняка решит, что вся эта затея является не более чем витанием в облаках. А если попытаться заглянуть во времени подальше, то Адам не мог исключить вероятности того, что он просто выкинет костюм в помойку в приступе ярости не то к костюму, не то к самому себе.

- А, это… - Морган пригляделся к месту, на которое указывал женский пальчик. – Verum… - Произнес он, слегка задумавшись, и вспоминая полную историю этого слова. – Это не то, что я выбирал долго и тщательно. Это что-то на уровне детской фантазии. Понимаешь, я когда совсем мелким был, мать моя изучала латынь, и это слово так сильно зацепилось за мой детский мозг – что я до сих пор его выкинуть не могу. А учитывая нынешнего меня – то как то даже стыдно становится за этот выбор – Адам слегка улыбнулся, осознавая глупость всего сказанного. Но раз уж сказал А, то нужно говорить и Б, и раз уж он показал этот костюм – то должен рассказать откуда он возник. – Правда, или же истина… Тут как переводить. Я в то время так впечатлился, что не переставая калякал в тетрадках героя с таким прозвищем. И то что у меня вышло – это собирательный образ всех тех рисунков. – Хмыкнул мужчина, и кинул телефон на стол.

[indent]Ощущения у него были двоякие. С одной стороны – некое чувство облегчения от того что ему больше не приходится держать все это только в своей голове, и можно будет уже хоть с кем-то это обсудить. А с другой стороны – ну это же испанский стыд! Взрослый детина, который до сих пор витает в облаках детских грез. Даже более того, вбухавший кучу денег и сил в создание какого-то дурацкого костюма. А все для чего? Чтобы смотреть на него да вздыхать? Да уж, хорош герой, ничего не скажешь. От этого хотелось провалиться до самого подземного уровня здания. Вот только когда он поднял взгляд, кое-что удержало его от самобичевания. За ее голосом который просто прошел мимо ушей, за всеми разглагольствованиями он разглядел одну маленькую искорку мелькнувшую в ее глазах. Морган был поражен что над ним не смеялись, а наоборот даже предложили помощь. Он был не готов к подобному повороту судьбы, а потому лишь откинулся на диван положив ладонь себе на лоб. И что сейчас делать? Возможно, он действительно ожидал только высмеивания, и гораздо проще было бы сейчас принять то унижение.

[indent]- Стой… Подожди… Не так сразу – Адам не мог до сих пор понять и принять произошедшего и услышанного. Каша в голове никак не хотела проясняться, и Адам залил ее сверху еще одним глотком виски. Так, она хочет помочь с костюмом. Но как почему и зачем? Наверное, надо бы спросить об этом. Но для начала надо бы еще закурить. Это поможет, да. Ну, или если не поможет – то отправит прямиком в состояние, когда будет уже абсолютно наплевать.

[indent]Следующая реплика Лилиан должна была заставить Моргана чувствовать себя как минимум неуютно, и даже постыдиться за свои ранее сказанные фразы. Однако, он еще не до конца пришел в себя, а потому сдержанно кивнул, услышав «еще по одной». Вот тут правда нужна еще одна сигаретка. Он сполз с дивана, его руки слегка тряслись от неожиданности услышанного, но даже при этом он смог скрутить два более-менее плотных косяка. Хотя, в этих травы было едва ли не в два раза больше, от чего они выглядели не аккуратными папиросочками, а именно косяками из гетто. И к моменту как он начал закручивать второй, все более-менее улеглось в его голове, и он заговорил:

- Меня тоже утянули от родителей рано. С двенадцати я был отправлен в академию Аспира. Но, с твоей историей, полагаю, это не сравнится. – Произнес он, и закурив свой косяк, протянул второй Лилиан, а затем толкнул зажигалку в ее сторону. – И этот костюм… Ладно я в облаках витаю, а тебе это зачем? – С неподдельным интересом спросил он. – Я сомневаюсь, что за этим может быть какое-либо будущее.  Для меня он уже стал напоминанием о собственной никчемности. – Разоткровенничался Адам выдыхая серый дым. Он все еще не был ни в чем уверен, но ощущалось бытие после затяжки чуток полегче.

+1

17

Правда… Или же истина… Как же смешно будет примерить такое имя человеку, который просто запутался в лжи и лицемерии собственной жизни. Вся его сущность была обманом, а призвание – лгать людям и самому себе. Или необходимость? Лгать о своем происхождении, о том, что такая жизнь ему по душе, о том, чего бы ему хотелось на самом деле. Сплошное притворство. Теперь уже собственная жизнь Лили не казалась таким уж и примитивным бразильским сериалом. Был рядом с ней человек, чьи жизненные перипетии, пожалуй, так схлестнулись и наложились друг на друга, что он вряд ли сможет выпутаться из этих дьявольских силков, даже если будет точно знать, как с ними справиться и какое заклинание использовать. Все слишком сложно. Договорная кабала… Мнение окружающих его людей… И собственные переживания на данный счет не позволят ему просто так встать и выйти. По крайней мере, без катастрофических последствий.

-Мне вовсе не смешно… - начала она тихо и расслаблено, будто все еще погруженная в омут памяти с еле слышными воспоминаниями человека, который ими и не делился… Она ощущала его переживания только на каком-то очень тонком духовном уровне, скорее, догадываясь о них, чем имея возможность действительно наблюдать за ними – Что смешного в том, чтобы иметь мечту? Пусть чаяния твои довольно наивны. Но… Человек без мечты. Пустой человек. Я рада, что у тебя осталось хотя бы это… В остальном… Ты потерян, Адам. – Лилиан замолчала и прислушалась к собственному голосу. Он напоминал ей спокойное течение воды. Интересно, почему она сравнила его именно с этим? Потому что лила слишком много пустых и ненужных вещей? Вроде, нет… Или потому, что ей предстояло похоронить все то, о чем они сегодня говорят, под плотным слоем речного ила? Может, и так… Кто бы знал. По крайней мере, не смотря на выпитое и выкуренное, журчание пока все еще было размеренным и связным. – Удивительно, насколько ты суеверен, раз считаешь, что что-то может не сбыться только потому, что ты этим поделился. Слова - это просто слова. Исполнение зависит только от действий. А ты пока стоишь на месте, пребывая в страхе от собственных желаний… Интересно… Может быть, ты уже сделаешь что-то? Поборешься за собственные представления о жизни? А не будешь заколачивать в гроб надежды, ради которых еще пока и пальцем не пошевелил, м? Что думаешь? Раз ты потерян, то все еще можешь найтись. Или позволишь кому-нибудь тебя отыскать.

Лил не давила, она, скорее, все еще не понимала его. Если душа его так рвалась к свободе и реализации жизни по собственному плану, чего же он, тогда, бездействовал? Надо рваться вперед, сокрушать преграды, не смотря на последствия и трудности. Что же пугало Адама до состояния столбняка? Что скажут люди? Насколько его оштрафует Аспир? Разочаруются ли в нем родители? Или он сам?.. Это всегда сложно – быть первопроходцем. Но в конце-то концов, он же не материк собрался открывать! А жить по-своему. Что может быть важнее этого?..
-Чего же ты так боишься?.. – вопрос этот был скорее риторическим. И не требовал ответа от мужчины. Мор и так, и эдак прикидывала в голове причины такого поведения. Но пока еще ни одно из его объяснений не заставило ее поверить то, что основание вести себя так – действительно веское. Казалось, что ей бы это ни коим образом не помешало быть тем, кем бы она захотела: ни обстоятельства, ни общество. Все, что могло ее остановить – она сама. Поэтому и примеряла эти планки на самого Адама. – Но ты ответишь, что все сложно… И вообще, что я могу об этом знать, да да… - она прикрыла глаза улыбнулась и чуть заметно выдавила из себя пару смешков. Ей до чертиков надоело, что каждый второй (да нет, первый) встречает ее по одежке, да там на пороге и останавливается, сделав заключение о том, что смазливой мордашки вполне достаточно для того, чтобы все о ней понять. По больше части ее это не заботит: пусть думаю, что хотят, какая ей разница вообще на чужое мнение? С другой стороны – будь в этом мире хоть один человек, реально задавшийся вопросом, а почему, собственно, кроме как красоткой без мозгов ее никто и не воспринимает, капни он чуть глубже, может, и отношение самой Лили к этому всему кардинально бы сменилось. Или нет… Привычка, все же, дело трудное… Просто так от нее не избавишься… Чего далеко ходить? Адам тому живое доказательство.

Настало время для очередной порции травы в лимонной бумаге. Девушка аккуратно взяла запрещенку из рук Адама, зажала между указательным и большим пальцем, прикурила и затянулась, оставив на заднем плане его новые изречения. Что-то про семью… Потом про костюм… Но она уже как будто погрузилась под воду с головой… Нужно было бы собраться и продолжить отвечать. Но еще минутку… Еще всего одну минуточку в состоянии невесомости… Так хорошо… Так плавно… Затхлый воздух комнаты обтекал ее, словно водная толща… И она лежала… Лежала в этой «воде», как поплавок, только чуть-чуть вздымаясь над поверхностью, сообщая о том, что все еще частично находится в реальности.
Снова перевела взгляд на собеседника и коротко затянулась.
-Утянули от родителей… Или оторвали от мамкиного вымени?.. В любом случае, это прекрасно… - прервалась на тяжелый вдох и выдох - Использовать такие слова замечательно… Гораздо лучше, чем говорить, что родители отослали тебя с глаз долой за неимением желания и сил видеть тебя в собственном доме… - Ее губы тронула мягкая ласковая улыбка, будто воспоминание, что она только что огласила вслух, носило какой-то счастливый оттенок. Все потому, что теперь оно так и было… Давно таким стало. Трансформировалось и стало счастливым. Но никак не трагическим. Но это со временем… Со временем она пришла к осознанию того, что это лучшее, что они могли бы для нее сделать - А по поводу того… Зачем оно мне надо… - Она вспомнила, что на столике ее все еще ждал бокал терпкого обжигающего виски. Так что, дотянувшись до влажного стакана, окутанного конденсатом, и подхватив его пальцами, чуть поморщившись сделала мелкий глоток и приставила стакан к поверхности бедра, а затем продолжила – Посмотри на меня… Кто я, по-твоему? Первая модница Нью-Йорка… Сногсшибательная героиня комиксов… И бездушная тварь?.. Ну, хотя бы представь такую возможность, что во мне есть что-то живое и человеческое… Мне не чужды переживания за коллег, какими бы нудными они мне ни казались. У меня все-таки есть, как и у любого человека, чувства, представляешь? Я могу радоваться, злиться, сопереживать… И это норма. Забудь про то, что тебе кажется, что я отлита из пластика. Я хочу тебе помочь. И такое чувство, что тебе пора бы уже попробовать мне довериться… У меня отлично со вкусом… И я могла бы подсобить напарнику в его непростом деле с исполнением мечты. Почему нет? Ты что, уже приписал мне все самые плохие качества?..  Хотя по факту, не видел ничего, кроме моей блестящей обертки… Немного даже обижает тот факт, что ты даже не хотел попытаться рассмотреть, что там за ней. Но… Это, конечно, дело твое… - Она сделала еще один глоток и поставила стакан на столик. После чего смачно затянулась и растянулась в блаженной улыбке. – Просто предложила тебе дружескую помощь. Выключай этого цепного пса. Подумай… Мое дело предложить… А ты уж там сам решай.

0


Вы здесь » Shade Paradox » Брошенные » I know your secret [07.05.09]