Shade Paradox
нужные
активисты
#мистика #способности #18+

апрель-май 2010 года

Кем ты станешь в этот мрачный час: героем, который до последнего будет бороться за светлое будущее или монстром, что своими руками подтолкнет мир к гибели?

цитаты месяца:

Когда дерешься и мало того, делаешь это на регулярной основе, такая мелочь как «зубы» обычно не задерживаются в деснах и так норовят отправиться полетать.
(с) Adrian Raybeck

Вспоминая, как весь участок вешался от того, как работал Алекс в команде, то сразу же всем становилось от этого тошно. Ну, не командный он игрок. В одиночку ему проще работается, ведь никто не может угнаться за ним. Никто не может даже попытаться догнать его и достигнуть тех реакций, что существуют от природы. Для него все вокруг медленные и как бы он не старался замедлиться сам — все это выходило, мягко говоря, херово.
(с) Alex Mitchell

Однако, проследив за тем, как все начали представляться, тяжело вздохнул и протяжно ответил, — Мистер СамоеВремяПознакомиться. Но можно просто Тони.
(с) Anthony Crouch

И в данный момент смущали даже не рапунцель с таксистом, а мрачный хрен, стоявший впереди. Вот от кого точно отделаться будет сложно, если они сейчас куда-то пойдут.
(с) Anthony Crouch

Не бывает никаких команд. Бывает вынужденное сотрудничество, с которым ты миришься ради достижения какой-то цели.
(с) Anthony Crouch

– Да успокойся ты, жопу продует, будешь так пыжиться.
(с) Anthony Crouch

Когда живешь с чувством, что в любую минуту тебя могут найти, даже мелкое нарушение стабильности заставляет нервничать как первокруснику с застёжкой на лифчике.
(с) August Liebermann

Есть только одна преисподняя – и мы в ней живем.
(с) August Liebermann

Если спросить, человек он иль демон, Либерманн без промедления ответит – игрок.
(с) August Liebermann

Ты увидишь, поэтому смотри на меня в упор, не вздумай отводить взгляд и не поворачивайся спиной – удар туда наносят те, кого защищаешь грудью.
(с) August Liebermann

Говорить что-то и не требовалось, на его лице и так читалось бегущей строкой “спасибо, что рассказали”.
(с) Frank Edwards

– Извинения принимаю только в виде харакири.
(с) Hirai Kondo

В голове сразу всплыла фраза «пизда нам, но зато будет весело».
(с) Hirai Kondo

А уж на широко раскрытые глаза, которые вдруг забыли, что они азиатские, любо дорого было смотреть.
(с) Hirai Kondo

Джей всегда улыбается, потому что улыбка – это единственная самооборона, которая не позволяет отношению Алекса сломать её.
(с) Jay Brien

Это как прикоснуться к раскалённой звезде: слепнешь от света, плавишься от жара, зато находишься невообразимо близко с недосягаемым.
(с) Jay Brien

Потому что она не боялась и не стеснялась быть именно такой. Падшим ангелом, что стоял на защите добра. Пороком, оберегающим благодетель.
(с) Liliane Mort

В этот момент в гулкой тишине кофейни каждый мог отчетливо расслышать хруст безе. Однако это была не Мадам Павлова, а поясница китайца, которому не суждено было стать тяжелоатлетом.
(с) Liliane Mort

– Жениться или сесть за решетку? А есть другие варианты?
(с) Miguel Rosas

Мигель бы с радостью поменялся местами: у него, как и у многих преступников, была врожденная нелюбовь узы, оковы, путы, наручники – такой вот латентный шигарофоб.
(с) Miguel Rosas

И она бесилась от этого! Безумно, безудержно, настоящий ураган. Ведь ураганам неспроста дают женские имена. Их гнев настолько же разрушителен, как и женская любовь.
(с) Miguel Rosas

Умение разрывать связи и ставить точки над перевернутыми восклицательными знаками своеобразное негласное искусство, в котором пока недостаточно ценителей для того, чтобы оно, наконец, обрело мировую популярность.
(с) Miguel Rosas

– А вы точно доктор? Или вы не только дар речи потеряли, но и навыки?..
(с) Mirana Ailse

Тот безумный омут непонятных и чуждых ощущений, в который он ее окунул с головой, продолжая вырисовывать каждым своим прикосновением огненный узор на ледяном теле.
(с) Mirana Ailse

А она, словно беззащитный мотылек летела на этот огонь, уже совершенно не боясь спалить свои крылья без остатка…
(с) Mirana Ailse

У людей бывают разные призвания и нет ничего хуже ветеринара на роли финансиста, художника, который прозябает в Макдональдсе и гонщика, пытающегося отстаивать твои права в суде.
(с) Noel Robichaud

Глупцы остаются при жизнях лишь потому, что они умею приспосабливаться к ситуации и готовы служить кому угодно, чтобы достичь своей цели. Выходит, что я глупец.
(с) Olivia Nakamura

Дьявол восседал на нем, словно это был мирской трон, который символизировал полную его власть. Наивный. Король кучки бомжей, не иначе.
(с) Olivia Nakamura

Я хоть и девка, но какой-то стержень внутри имеется. И он явно будет больше его члена.
(с) Olivia Nakamura

Аргус, Аспир.. Игра в «у кого член длиннее» государственных масштабов. Боже, благослови конкуренцию!
(с) Oswald Rewera

только после трёх валидаций и пяти верификаций, чтобы не попадать в ситуации, как сейчас.
(с) Soma Essex

вот только даже если желание не просто достаточно, а чрезмерно, найти тут можно аж целое нихера.
(с) Soma Essex

он точно один из этих, двинутых, которые поползут вперёд даже со сломанными ногами и вывихнутыми руками. ну, эти, которые идейные и совершенно неконтролируемые. с ними всегда очень сложно и всё всегда идёт не так.
(с) Soma Essex

Нет суперсилы лучше, чем деньги. Какая вообще разница, как они достаются? Пусть и через узкое место в организме. Потерпит.
(с) Stanley Ipkiss

– Чертово геройское дерьмо угробило лапшичника Джу! Мэгги, ты только глянь что тут в Интернетах!
(с) Stanley Ipkiss

Прекрати меня спасать, умоляю! – не выдержав абсурда всей ситуации завопил на весь подвал Стэнли, опасаясь, что очередная порция заботы от госпожи Мор, окончательного его прикончит.
(с) Stanley Ipkiss

Ты можешь мило улыбаться человеку, приветливо разговаривать с ним, даже плясать или пританцовывать, но если в голове у тебя упоительная картина кишок этого человека, висящих на люстре, то знайте, в глазах будет отражение ваших мыслей.
(с) Wei Ksanling

…раз… два… три… — но парень не стал дожидаться счета “пять” от себя самого, и резким рывком вернул конечности подобающий вид, — неожиданность— лучшая подруга в данной ситуации
(с) Wei Ksanling

Но американцы — это совершенно другое дело. И совершенно другой уровень. Если нужна елка, то это будет титаническое дерево, украшенное настолько плотно, что убери дерево — а форма так и останется сияющим панцирем.
(с) Yoon Young Soo

Дорога заняла всего пол часа, что для Нью-Йорка абсолютно не время, и нахамили Юну в метро всего дважды. Возможно это был знак хорошего начала дня.
(с) Yoon Young Soo

– Без обид друг, но выглядишь так, словно пытался трахнуть бензопилу. Или кто-то пытался тебя трахнуть ей… и я не могу сказать, что у него нихрена не вышло!
(с) Adrian Raybeck

– Вы только посмотрите. По роже – чиновник, а по натуре гандон.
(с) Adrian Raybeck

– Не бесоебь и не отпускай.
(с) Alex Mitchell

Лень — это великая сила, особенно в руках мужчины.
(с) Altynbek Nasenov

Быть другим — это нормально. Даже лучше, чем быть обычным, потому что так его жизнь слабее. Так легче убивать других — когда ты ценнее, чем они..
(с) Altynbek Nasenov

¬ Её навыки социализации пробивают очередное дно, так и не забравшись даже на ступеньку выше, хотя психотерапевтка говорит: «Прогресс на лицо».
(с) Audrey Aoki

На языке божьем это значило «отъебись от меня и просто делай работу, за которую тебе платят».
(с) August Liebermann

– Ну, или можете приморозить его достоинством к лодке после всего. Я скажу, что ничего не видел и попрошу Бога отвернуться. Идет?
(с) August Liebermann

Из высоких мыслей его выдирает до боли знакомое «бля», он это «бля» из тысячи узнает, он за это «бля» еще не один подзатыльник отвесит кое-кому.
(с) Benassi Nox

Чтобы попытать свою удачу в лотерее, не жалко и жизни.
(с) Benassi Nox

Но что он мог сделать, что? Он был самым обычным человеком. А играл только теми картами, что сдала ему судьба.
(с) Eli Hughes

Настоящие демоны — это таксисты, а не кнарры
(с) Ener Joy

Меньше всего на свете она хочет стать причиной чьего-то страдания. Кого-то разумного, потому что курица — так, ерунда, хоть с телёнком и посложнее. У них такие добрые глаза. Прямо как у доктора Сола, судя по ресницам.
(с) Happy Hamilton

Всё ясно, красивый мальчик — городской сумасшедший на лёгких наркотиках. Крутое первое знакомство, мисс Гамильтон, папа и бабуля бы одобрили.
(с) Happy Hamilton

Первая затяжка — словно поцелуй самого Бога, невольные воспоминания о своих шестнадцати.
(с) Hella Orwou

Получалось что-то вроде того, что ему рады, но на расстоянии. Рядом радоваться его существованию не получается.
(с) Hitoshi Kondo

Обычая оставлять визитки перед тем, как кого-то отпиздить, или кричать напоследок: “Ищи меня там-то, сучара, моя фамилия Кондо!”, у него не было.
(с) Hitoshi Kondo

Если всё однажды пойдёт по пизде, то ему то точно будет весело.
(с) Hitoshi Kondo

Его пальцы рисуют на пыльной полке с консервированной кукурузой солнышко, тучку, а рядом елдак. Судя по размерам, тот явно достигал размеров космических светил.
(с) Jason Ables

При всей любви к героям, Джей иногда казалось, что в этой сфере нет больных – просто не до конца проверенные, без установленного диагноза.
(с) Jay Brien

Нет, кто-то правда надеялся, что она тупо скажет «мисс, я в деле, несите гранатомёт?».
(с) Jay Brien

К сожалению, на паническую атаку нельзя напасть первой.
(с) Jay Brien

Даже нельзя было сказать, что это существо, которое валяется в подворотне, словно какой-то перебухавший одеколона бомж — наследник империи химических лаборатории, мозг в области наук и просто богатый чел.
(с) Jeffrey Raiden

но кто бы мог подумать, что эта прокрастинирующая амёбная казахская морда, которая только то умеет, что лениться, даст стимул Каю быть ещё большей занозой в жопе
(с) Kai Dixon

Или у нее психологическая травма: и ей нравятся только калеки со сложной судьбой, типа мистера, который не верит в бога и жрет викодин вместо тик-така?
(с) Liliane Mort

Семейные праздники – Ад проклятых; танцы на голом стекле и углях.
(с) Lotta Orwou

…в конце концов, сегодня [возможно, впервые за всю свою жизнь] долбоёб — это он, маару.
(с) Maaru Orwou

В голову лезли красивые красавцы. Высокие. Статные. Ахуенные. У них еще скулы акулы и взгляд убийцы.
(с) Mao Lu

Жизнь оставалась говном, но в тёплой дружеской атмосфере говно жизни жрать как-то легче что-ли.
(с) Miguel Rosas

К причалу она, конечно, его не стала примораживать – слишком много мороки, но вот детородный орган явно уже не будет функционировать как прежде, даже если его таки спасут, что было маловероятным…
(с) Mirana Ailse

Как сам говорил этот склонный к фатализму мальчишка, завтра их может сбить машина или убить случайная пуля. Стоит ли из-за этого лишать себя веселья прямо сейчас?
(с) Noel Robichaud

Ведь добрая часть соклановцев являются носителями членов, а значит подобными делами точно не увлекались.
(с) Olivia Nakamura

Не забывай, что я не беспородная собака с улицы. Я — породистая сука, с хорошей родословной и прекрасным почившим отцом.
(с) Olivia Nakamura

– Так вот, анекдот! Убили как-то кнарры Пупа и Лупа человека. Первым отведал добычу Лупа. А Пупа стал есть человека за Лупой!
(с) Oswald Rewera

…всегда был рядом — но близко ещё никогда.
(с) Rhyys Orwou

Риис любит побеждать, ещё больше — избегать поражения.
(с) Rhyys Orwou

В теории она вполне вписывалась в антураж сомнительного района (ни капли расизма, да), но одета несколько не в такт этим обшарпанным строениям и грязному тротуару. Как увидеть лощёного королевского корги посреди мусорной свалки.
(с) Saul Kingdom

Не каждый день на твоих глазах загораются девочки (влюбленные медсёстры в больнице, конечно, не в счёт).
(с) Saul Kingdom

Его моральное и эмоциональное равновесия выдохнули, взялись за руки и поехали кататься на американских горках шаткой нервной системы…
(с) Soma Essex

Сома на детородном органе это всё вертел, откровенно говоря. Его социальный долг исполнен, по его скромному мнению — он даже человеку пульс померил.
(с) Soma Essex

Раздался долгий, протяжный выдох, за который Тиш успела припомнить всех святых. На всякий случай, чтобы время потом не терять на поминках.
(с) Tish Murphy

В любом случае, смерти во время мастурбации или секса — дело далеко не новое.
(с) Wei Ksanling

Пара, видимо, решила заняться сексом на коньке крутой металлической крыши, в результате чего скатилась, упала и разбилась. Как говорится “нахера, а главное зачем”?
(с) Wei Ksanling

Shade Paradox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shade Paradox » Брошенные » Поступиться гордостью ради ... [25.02.2010]


Поступиться гордостью ради ... [25.02.2010]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Поступиться гордостью ради ... [25.02.2010]

Нью Йорк, Стейтен-айленд, Тату салон  "Mosquito"

Alice Hudson & Liliane Mort

https://animesher.com/orig/1/165/1652/16525/animesher.com_black-dark-kawaii-1652571.gif

ОПИСАНИЕ

Ты - привык к всеобщему обожанию и восхищению, для тебя все двери открыты, и ты почти никогда не знаешь проблем. Геройский мандат творит чудеса, но стоит тебе уйти за пределы светлых улочек Нью Йорка, ты становишься таким же простым человеком, как и все.

Я напишу первый пост, чтобы ввести в курс дела

Отредактировано Alice Hudson (2022-06-02 01:40:58)

+3

2

Вечерело, и именно в этот момент, когда на эту часть города падала тень – здесь становилось еще более неуютней, чем днем. Ночь не скрывала уродства этого места, а неоновые вывески не делали Стейтен-айленд привлекательней для потенциальных клиентов, но зато сюда шли только проверенные люди, знающие свою цель. Кто-то шел за веществами, зная точный адрес и барыгу, кто-то занимался другими темными делишками, хотя бы на время забывая про свою скучную обыденную жизнь, в любом случае сюда не ступала нога добропорядочного гражданина, ведь с ранних лет каждый житель Нью Йорка знал, что находится на окраинах мегаполиса: убийства, проституция и нелегальная продажа «Плоти». Но раз есть нелегальная, значит есть и легальная – скажите вы? Скорее всего мы не так много знаем о скрытой игре чинуш, которые во многом крышуют наркоторговлю, не разрешая ту, допустим, в опрятных и чистых районах города, но допуская ее в отдаленных уголках вроде этого острова. А ведь любопытно, почему именно остров? Для властей он словно аппендикс, раковая опухоль, бельмо на глазу, но это место будет существовать вопреки всем и всему, ведь покуда в мире есть похоть и любовь, этот место будет процветать, пусть и запах его будет далек от аромата лилий.
Элис тем временем тоскливо смотрела в окно, подпирая ладонью свою пухлую щеку. Мысли ее были забиты происходящим за пределами тату салона, где по ее мнению происходила настоящая жизнь. Ранее тату салон был для нее местом, куда она хотела вернуться, но после смерти «отца» все это было просто лишено смысла. Не хотелось продолжать дело Мэтью, возникало стойкое желание бросить все это, и рвануть куда-то подальше от всего этого. –«Кто бы знал, что меня так сильно зацепит?» - она поморщилась в ответ собственным мыслям, после чего на мгновение прикрыла свои глаза –«Прошло три дня с тех пор как его не стало. Он оставил мне немного денег для развития, но без него этот салон зачахнет. Я не смогу достойно заменить его» - тем временем ассистент Шиноды разбирал старый хлам с антресолей, издавая тяжелое пыхтение, словно разгружал набитую фуру мешками с картошкой. Он несколько раз пытался привлечь внимание новоиспеченной хозяйки заведения, но в ушах ее стоял лишь гул, в котором голос ассистента был похож на какое-то непонятное бульканье, и лишь от громкого хлопка она вдруг вздрогнула, вернувшись с небес на землю.
- Да, да, что тебе? – сорвавшись на привычное раздражение, проговорила она; уставившись на мужчину, она развела руки в стороны, готовая уже вот-вот наехать на коллегу. Сделав шаг вперед, она вдруг отвлеклась от собственной злобы, чувствуя под подошвой сопротивление и до боли знакомый хруст. Это было стекло. Недолго думая она присела на корточки, собирая с пола осколки, после чего отряхнув фотографию Мастера, торопливо спрятала ту в своем кармане.
  - Что мне делать с вещами босса? – подхватив очередную коробку, спросил мужчина, после чего так и не получив вразумительного ответа, пробурчал что-то себе под нос, и ушел.
- Да брось куда-нибудь… туда, - махнув рукой в сторону подсобного помещения в подвале, она дождавшись пока коллега уйдет, вновь взяла в руки фото. Поджав свои губы, девушка глубоко вдохнула носом, скользя взглядом по лицу босса. Она скучала по нему, пусть внешне это старалась не показывать, пряча эмоции за напускном высокомерием и раздражением. Было проще скрыть свою боль, чем делиться ею с кем-то.
***
Пробил последний час смены, коллега уже ушел домой, а Элис осталась считать выручку, ведя записи в кассовом журнале. Да, она выполняла все формальности, словно тату-салон был единственным источником ее существования. Так всегда делал Мастер, трепетно вел всю бумажную работу, а теперь этим занимается Элис. Закончив с пересчетом, она спрятала деньги в только лишь ей известное место, после чего начала готовить салон к закрытию. Именно в этот момент за прозрачной дверью салона появилась темная фигура, кажется, в плаще. Оно и неудивительно, за оном все еще лил дождь. После недолгих раздумий фигура все же отварила дверь, проливая на себя неяркий свет помещения. Элис тут же приняла изучать взглядом незнакомку, слегка приспустив свои очки с переносицы на кончик носа. Она не стеснялась «одаривать» посетителей до неприличия прямым взглядом, почти пожирающим. –«За плащом не разглядеть ее кожу, но, кажется, на ней нет ни одной татуировки» - дамочка активно цокала своими каблучками, разглядывая помещение. В небольшом предбаннике были репродукции работ Мастера, а войдя дальше незнакомка могла и дальше изучать творчество бывшего владельца. Помимо всего на стенах висели фотографии с его первыми клиентами, с которыми мужчина поддерживал отношения вплоть до своей смерти.
- Здрасте, - не без легкого удивления проговорила Элис, растягивая слегка букву «а». Облокотившись о столешницу, девушка слегка приподнялась на цыпочки, оценивая стройные, пусть и скрытые под длинным плащом, ножки потенциальной клиентки. Каждый шаг приподнимал подол, давая возможность разглядеть и саму обувь.

+1

3

Какого черта такую как она занесло в это богом забытое место, спросите вы? Лилиан сама уже в который раз задавала себе этот вопрос, смотря на унылые домишки грязного района сквозь окно розового Бентли. Да… Такие машины, видимо, редко заглядывали в этот райончик, ибо тачка вызывала не малый ажиотаж, удивляя прохожих не только маркой и моделью, но и вычурной расцветкой. Хоть героиня и привыкла создавать вокруг себя ажиотаж, но, пожалуй, это был не тот случай, когда оно того стоило. Смотрели, скорее, не восторженно, а со взглядом оценщика: как разобрать по частям и повыгоднее продать. Хищные торгаши… Но и без машины сегодня было не обойтись – дождь лил как из ведра, а мокнуть под ливнем или испортить потрясающие сапожки на шпильке от Дольче не было абсолютно никакого желания. Так что, Лео, неизменно безмолвный латинос лет эдак 45ти, вез ее в неприглядные дали окраин Нью-Йорка.

Вернемся к цели этого похода через Альпы. В общем, у одного красавчика с внешностью спасателя Малибу и состоянием Тони Старка, намечалась вечеринка в честь дня рождения. И маленькие птички на хвосте ей принесли слухи, что он страсть как любит забиваться в одном определенном салоне. Хотя, судя по его расположению, забивал он там не руки и ноги, а, как будто, что-то совсем другое… Ну, во всяком случае, это было не ее дело. Одна единственная задача – удивить парнишку не только роскошным видом Лилит, но и подарочком, который точно попадет ему в самое сердечко. Не то чтобы дива бегала за мужиками, нет, это, скорее, было табу. Но вызывать восторг, располагать к себе лучших из лучших, делать все для того, чтобы даже в плане подарков быть самой-самой – вот это было то, чего она желала. Она учтет его интересы, и он возвысит ее среди тех, чьи презенты были обезличенными и ничем не примечательными. Лил одержит очередную маленькую победу и потешит самолюбие поклонника, который будет считать, что он ей очень интересен. А дальше… Очередная игра в кошки-мышки. Где мышь даже не будет подозревать то, что она совсем не хищник. Это ее забавляло.

Достигнув места назначения, водитель мягко остановил автомобиль и застыл в ожидании, пока его хозяйка даст какие-то указания и выйдет. Но девушка продолжала молча сидеть на пассажирском сидении в исступлении, задаваясь немым вопросом, что она тут забыла…
-Лео, милаш, мы точно сюда должны были приехать? – с надеждой на то, что водитель, все же, ошибся с адресом, районом или городом, спросила она его. Но тот в очередной раз короткой кивнув и указал пальцем на навигатор. Они и правда приехали к тату-салону "Mosquito". Лилит поерзала еще немного на сидении, поныла, как маленький ребенок, который никак не хочет идти в детский сад сегодня (благо колотить руками и ногами не стала), но, мысленно представив, как получает очередную дозу восхвалений, собрала себя в кучу. С маха распахнула дверь и трусцой помчала под козырек крыльца, ибо зонта при себе не имела.

Она зашла в салон, а очки тут же запотели, пришлось снять их, отчего не такой уж и яркий свет больно ударил по глазам. Посетительница слегка поморщилась и потерла переносицу, а затем стала привыкать к свету, картинка стала яснее. Первое, что бросилось в глаза девушке, это странная захламленная обстановка, будто тут был то ли ремонт, то ли переезд, в общем, явно что-то менялось… Лили по привычке окинула взглядом сразу все, что только можно было, чтобы схематично обрисовать карту помещения. Это, скорее, делалось не специально, а по привычке – проф деформация. Дальше бегло оглядела какие-то картинки с татушками, что, в принципе, мало ее интересовали, и направилась к девушке за стойкой, что, кажется, рассматривала ее как неодушевленный предмет. Ни тебе восторженных возгласов «о, это же вы!», ни удивления, ни даже намека на то, что она узнала в ней знаменитого героя Лилит, что ежедневно бросается в схватку с Кнаррами, защищая город от нападения чудовищ. Это было странно. И немного раздражающе. Высокие каблуки стучали по плитке, звук отражался от стен, наполняя комнату звонким цокотом. Металлические набойки можно было сравнить с подковами. Но если Лил и можно было сравнить с лошадкой, то только с породистой гнедой. Никак иначе. Она чуть замедлилась у самого края стойки, уложила ручки на столе и чуть подалась вперед.
-М… Привет, дорогуша. У вас тут так… Миленько! – напускной восторг не скрашивал неприятного впечатления от места, которое, казалось, было совсем не достойно ее присутствия. Но делать было нечего, она пришла по делу, поэтому продолжила:
- Мой друг ужасно хочет попасть к вам на сеанс. Мне бы сертификатик… Есть такие? – Лилит совсем не казалось, что перегибает с собственной значимостью. Хотя, выражение лица девушки намекало ей на обратное – Ты не скромничай, если что, можешь фоточку запилить, чтобы поднять рейтинг этого… Местечка. – закончила она слишком уж приторно и сладко, проводя пальцам по стойке, в поисках пыли.

+2

4

Самоуверенности этой дамочке не занимать, в прочем не она первая, не она последняя с замашками королевы. С многими Элис даже наладила контакт, но не столько ради денег, сколько лишь из собственного любопытства. Ей нравилось раскрывать личности своих клиентов, ведь даже по одной татухе можно многое сказать о заказчике. Но сегодня был тяжелый день, девушка не была особо разговорчива, ей хотелось быстрее закрыть салон и отправиться домой. Путь был долгим, аж на второй этаж здания.
Но вернемся к нашим … к нашей овечке. Не ограничивая себя в разглядываниях, Эли также слегка приблизилась к посетительнице, подняв свои глаза на ее милое личико. Находясь до неприличия близко к девушке, Хадсон молча выслушала ее, не обратив внимания на пальчик, что скользил по поверхности столешницы.
- Ближайшая запись на февраль, - Элис сделала небольшую паузу, наблюдая за эмоциями посетительницы, после чего продолжила, - следующего года. Сертификаты за моей спиной, - резко отпрянув от стойки, она показала большим пальцем на стенку, где находились сертификаты на имя Элис. Достав из кармана пачку сигарет, мастер начала украдкой наблюдать за активностью дамочки. Элис прекрасно знала, кто перед ней, посему и рассчитывала на бурную реакцию. Селебрити не любят пренебрежительного к себе отношения, но и Элис была вежливой, пока что, просто делала вид, что не признала звезду. Обхватив зубами сигарету, девушка зажгла ее, потихоньку потягивая ту, убирая в карман зажигалку. В воздухе появился ненавязчивый запах ментола.
- Это место не нуждается в рекламе, - добавила она, разворачиваясь полу-боком к посетительнице. Рука ее подхватила рамку, что висела на стене, после чего Элис подала ту нашей принцессе, чтобы Лили убедилась, что тату-салон сертифицирован, и более того - Элис имела разрешение заниматься своей деятельностью. За рамкой был тот самый документ, о котором шла речь. Вопреки всем подозрениям бумажка была настоящей, однако молодую женщину могло удивить то, что в документе числится женское имя, хотя именно это место славится мастером Мэтью Шинода. Ожидая предстоящее недоумение и вопросы, Элис продолжала молчать, хитро поглядывая на свою посетительницу. –«Ну, как скоро она сорвется на крик, проклиная меня и это место?» - подумала про себя мастер, сделав очередную тягу. Пепел сбрасывала она в пепельницу, что стояла прямо на стойке. Твое место – твои правила, зато в кабинете была стерильная чистота. Нет ничего важнее безопасности клиентов, нельзя позволить месту наколки загноиться из-за неряшливости мастера.
На фоне шумел телевизор, на нем как раз красовалась наша дамочка, получая свои лучи славы и восхищения. Кивнув в сторону ящика, Элис приподняла уголок губ, после чего развернулась к Лилит, уже в открытую издеваясь над девушкой. Она понимала, что может попасть в немилость, но Элис так часто попадала в подобные ситуации, что потеряла счет. Можно считать, что это было своего рода хобби – выводить людей из себя. Естественно Эли могла поступиться своим принципам и принять эту дамочку или ее друга хоть сейчас, но просто так она делать этого не собиралась. Плевать на деньги, важен интерес, а образ нагловатой звезды ей казался очень скучным, обыденным что ли? Наверняка Лилит скрывала за маской надменности и высокомерия что-то еще, то, что пришлось похоронить в себе, дабы вступить в ряды Аспира. Что ты положила на алтарь славы, Лили?

+1

5

Реакция простого обслуживающего персонала ей не нравилась. Не выводила из себя, но раздражала. Как назойливая муха в голове ее жужжала мысль «да что ты себе позволяешь?». И не отпускала. Она привыкла к восторженную вниманию и повсеместному обожанию, а такое отношение, пусть испытывал на себе и не впервые, но все же крайне-крайне редко. Были и те, кто нарочно вел себя подобным образом, чтобы привлечь больше ее внимания к своей незначительной персоне. Вот такие были еще хуже тех, кто проявлял откровенную враждебность. Лилит сняла очки, на которых скопились капельки воды, то ли от дождя, то ли испарина, и прикусила зубками душку, не спуская с девушки глаз.
-Мне абсолютно не важно, когда у вас там запись, потому что я лично не собираюсь заходить сюда когда-либо еще. Просто оформи мне красивую бумажку для человека, который получит ее на свой день рождения, ладно?  - все так же сладко процедила она, манерничая в стиле взбалмошной кокетки – Пусть человечек порадуется, а тебе капнет денежка. – она вытащила свободной рукой пачку зеленых банкнот и небрежно швырнула на стойку, что та, прокатившись по столу, чуть не скатилась с края на пол. О… А упади она – было бы веселее, не так ли?..

После того, как та кивнула в сторону телека, где красовалось идеальное лицо Лил, причины ее странной наспех прикрытой не дружелюбности стали для дивы очевидными. Именно так она представляла себе зависть, с которой смотрят на нее другие женщины, а порой и мужчины. Спрятанное за наигранной улыбкой и бравадой гадкое чувство, которым страдала и сама Лилиан, будучи ребенком, с горькой желчью наблюдающим за тем, как родители предпочитали отдавать все свое внимание и любовь старшей сестре Астер. С каким остервенением она желала получить то, что было для нее так близко, но так недоступно. Как выжигало это отвратительное чувство изнутри. И насколько благодарна сейчас она была судьбе за то, что не сумев вытерпеть ее присутствия после смерти обожаемой Астер, родители высали ее сюда. Она попала в мир преклонения и обожания. И пусть она не знала всех этих людей, которые ставят ей лайки, осыпают подарками, поднимают ее рейтинги, но была им благодарна за то, что они дарят ей любовь. Если тебе очень нравится сахар, но по медицинским показаниям тебе никак нельзя его употреблять, то сахарозаменитель тоже сгодится на роль подсластителя. Со временем привыкаешь, на вкус он перестает отличаться от обычного сахара… Просто потому, что ты забываешь его настоящий вкус. И веришь в то, что сахзам точно такой же, как и сладкие кубики, что более тебе недоступны. Ты начинаешь любить заменитель даже больше настоящего… Подмена становится незаметна и естественна.

-Если это место настолько популярно, то почему находится в таком районе? Не думали переехать в местечко подороже? Я бы могла вам помочь с этим. Или вы, все же, лукавите?.. А что, если, например, какая-нибудь рассерженная, но очень знаменитая клиентка, оставит плохой отзыв об этом салоне? Вам по-прежнему реклама не потребуется? – ни намека на язвительность или угрозу. Просто чистая патока нежности лилась из ее уст. Скорее, привычка, чем отрепетированная учтивость. Только лишь потому, что она привыкла получать подобного рода замаскированные нападки, Лилит держалась все так же спокойно и до тошноты снисходительно.

Не обратив никакого внимания на сертификат, что ей пытались показать, она отпрянула от стойки, выпрямилась, и стала величественно вышагивать по залу, более детально разглядывая фотографии, висевшие на стенах. Где-то были разрисованные конечности, а на некоторых красовались парные снимки, на которых неизменно мелькал один и тот же человек. Лилиан ткнула пальчиком на одну из фото и обратилась к девушке за стойкой:
-Это хозяин? Или работник месяца? Могу я с ним поболтать? Вдруг он более расположен к милому разговору, м? – она улыбнулась и в привычной манере слегка сощурилась. Говорят, так улыбка выглядит более искренне. Не то, чтобы она натягивала ее через силу, однако, разговор правда имел не самые приятные очертания, а с этим не просто справиться даже лучшей актрисе на свете. Рамка от ее прикосновения пошатнулась и рухнула на пол. Битое стекло расстилалось вокруг ее новеньких сапожек. Она непроизвольно отскочила, чтобы спасти дорогую кожу теленка, но выражения испуга или неожиданности на лице не было. По крайней мере, за испорченное имущество. Исключительно за обувь.
-Ой, милашки мои… Простите, чуть не испортила! – наклонившись к стильному аксессуару, обратилась она, а затем снова выпрямила спину и адресовала слова девушке:
-Хлипко рамочки у вас висят. Ну, раз уж я ее разбила, то заплачу – беспечно пожав плечами, заявила она.

+2

6

Было очень интересно наблюдать за тем, как терпению посетительницы приходит конец, однако даже Эли понимала, что ничем хорошим такая игра не закончится. И как только она была готова поменять стратегию, в наступление пошла сама Лили, вызвав у мастера небольшой трепет в душе, но также и злость. Когда дело касалось денег, Эли невольно сторонилась клиентов, не желая браться за работу. Она много лет наблюдала за своим учителем, и многие качества переняла от него, как к примеру, браться только за ту работу, которая ей интересна. Шедевры не создаются под шорох купюр, это порыв лишённый коммерции, и именно поэтому этот процесс так прекрасен.
На стол упала тяжелая пачка купюр, еще немного и она рухнет на землю, рассыпавшись. Наблюдая за этим жестом, девушка помрачнела, ей хотелось выгнать наглую посетительницу, бросив вслед ей ее же деньги. Задержав на купюрах взгляд, она после подняла свои глаза на Лили, что словно хищник наблюдал за своей жертвой. Ей явно нравилось чувствовать себя выше всех, ведь деньги и правда решают многие вопросы: слава, признание большинства, восхищение, ценные связи – это еще малый перечень того, что ты получаешь взамен на деньги. Но помимо этого есть банальное упрямство и принципы, которые словно кость в горле богачей. Лили не повезло встретить именно такого человека. Деньги были важны, особенно после смерти бывшего хозяина салона, но быть в зависимости от кого-то девушка не хотела. Либо пройдет через сложности, либо забьет на все, и похоронит этот бизнес вместе с памятью о Мэтью.
- Мм, - коротко добавила она, сделав небольшой кивок. Какой-то особой радости действия посетительницы не вызвали, это «Мм» больше звучало как досада, нежели как оценка. Тяжело вздохнув, Эли слегка отпрянула от стола, не смотря в этот момент на девушку, которая по субъективному мнению Эли была очень красива, после чего направила вновь свой взгляд на жужжащий телевизор. Там шла какая-то навязчивая реклама, экран пестрил яркими персонажами, которые читали свою очередную агитку. Хадсон с детства не любила всех этих «героев», они ей казались пустыми, лишенные своей человечности людьми со сверхспособностями. Она не хотела вникать в их пустую суть, но где-то внутри понимала, что многие из них живут в золотой клетке без возможности выбраться; все это было достойно лишь жалости. Эли была благодарна судьбе, что не обладала достаточным уровнем сил, чтобы вступить в ряды героев, ей нравилась ее жизнь, непредсказуемая и опасная, местами безденежная. Было прекрасно жить, зная, что этот день не похож на предыдущий, новый день – новые встречи, проблемы, решения, все это казалось Эли по своему красивым.
- Да, место паршивое, конечно, но его выбрал Мастер. Оно ему дорого как память. Было дорого, – выдохнув клуб дыма, она слегка поморщилась. В голосе ее прозвучала нотка печали, было видно, что тот человек, о котором она говорила, был ей дорог тоже, он занимал особое место в ее чёрством сердечке. Стряхнув пепел в пепельницу, она вновь притихла, погружаясь в собственные мысли. Наверняка Эли раздражала посетительницу своими драматическими паузами, но уже в этот момент происходило это невольно, без желания той насолить.
- Рассерженная и знаменитая клиентка? Это вы про себя говорите? – иронично добавила она, приподнимая уголок своих губ. Она понимала, что девушка перешла к угрозам, пусть и не прямым, но плохим отзывом не напугать уже устоявшуюся клиентуру. С многими своими клиентами Эли была в хороших отношениях, а они в свою очередь служили рекламой для потенциальных посетителей и будущих клиентов. Именно поэтому нет никаких навязчивых рекламных баннеров по всему городу, не было спам-рассылок на электронной почте, даже сайт оставлял желать лучшего, но все это не нужно, когда за работу берется мастер своего дела.
Лили была настойчива в своем желании заполучить заветный ваучер, и только за это можно было зауважать эту дамочку, но все еще не пропадал ее налет ахуенности, который все портил. Эли решила, что еще немного помучает свою посетительницу, заодно узнает ту получше. Знакомство происходило напряженно, две сучки давили авторитетом, стараясь поставить друг друга в неловкое положение, но двух истеричек приструнить может лишь безразличие и холод, а их общение было похоже на шипение двух разъяренных змей.
Сертификат остался без внимания, а значит целью Лили было не узнать что-то новое, а уколоть хозяйку тату-салона. Чем дольше Эли наблюдала за Лилит, пусть и украдкой, тем больше ей становилось понятно. Она была готова к дальнейшим провокациям, уже развернувшись лицом к посетительнице.
- Это бывший хозяин заведения, - лицо в этот момент оставалось невозмутимым, - поговорить с ним не удастся, разве что на том свете, - докурив сигарету, Эли достаточно грубо затушила ту о пепельницу, после чего принялась следить за передвижениями Лилит, что громко цокала своими каблучками. И вот произошла неприятность, рамка с грохотом упала на каменный пол, стекло не выдержало такого падения, разбившись вдребезги. Вот она – последняя капля терпения! Можно считать, что в этом поединке победила Лилит, ей удалось вывести хозяйку заведения из себя.
- Вот блядство! – шипя сквозь сомкнутые зубы проговорила Эли, резко обойдя стойку и надвигаясь на посетительницу. Сев перед ней на корточки, она взяла в руки фотографию, отряхивая ту от крохотных осколков стекла. Вена у виска вспухла, было видно, что Элис находилась не в лучшем расположении духа, теперь ее могла вывести любая мелочь из себя. Побочное ли это действие способности или суровый нрав Эли, было не ясно, да и не особо важно, ведь она тотчас подняла свой взгляд на девушку. Сняв свои очки, она уже не изображая напускной доброжелательности, добавила:
- Нечего трогать всё своими пальчиками, и тогда не придется извиняться, - она слегка наклонила голову в бок, - хотя, стой, извинения для таких как ты равносильно унижению, ведь куда проще откупиться, верно? – между парой был десяток-второй сантиметров, взгляды пары пересеклись, знаменуя новый этап их непростых отношений. Незаметно для себя она перешла на «ты».
- Если извинишься, я подумаю над тем, чтобы записать твоего дружка на ближайшие дни, - говорила иррациональная сторона Эли, она поддалась на провокацию, но все еще хотела причинить обидчице неудобства, ведь нет ничего более неприятного, чем оказаться в зависимости от того человека, который тебе неприятен.

+1

7

Ядовитая колючка продолжала отравлять из без того порядком удрученное состояние Лилиан, находившуюся не в восторге от того, что ей пришлось переться в такое место, в такое время, еще и в такую погоду. Она всего лишь хотела приобрести сертификат. Не купить же ее саму она намеревалась, в конце-то концов! Ради бога, эта хамка ей и даром не сдалась. Всего одна бумажка, за которую та получит круглую сумму. Почему бы не заткнуть пачкой денег свою чертову гордость? В чем проблема? По работе и награда. Потерпи – получишь много бабла. Если б знала Лил заранее, куда придется ехать и с кем иметь дело, то она предпочла бы отправить сюда курьера или водителя. Но девушке показалось, что будет вдвойне мило оттого, если она собственноручно купит и вручит этот чертов подарок имениннику! Он был бы ею полностью и бесповоротно очарован, а она могла хоть на какое-то мгновение закрыть давний гештальтд, благополучно оставленный ей родителями на вечную память. Вся ее жизнь – погоня за одобрением и совершенством. Будешь совершенна – будешь любима. Установки формируются до 12 лет. К тому возрасту, когда ее старшая идеальная сестра погибла, в Лили уже накрепко была вбита истина: либо ты идеальна, либо тебя никто не любит. Вот и все. Простое детское желание проявить себя и заслужить похвалу. Почему эта девушка вставляла ей палки в колеса?! Ведь ее просьба была так проста. Но раз уж она уже здесь, ей оставалось только мужественно отражать ее нападки, лавируя между наглостью и откровенным хамством. Пожалуй, с этой задачей она справлялась. Хозяйка заведения была весьма возмущена и раздражена ее поведением, ну, а Мор, вроде, и не собиралась сбавлять обороты, но некоторые едкие замечания предпочитала просто пропускать мимо ушей. Не стоит оно того…

Нечаянно разбитая рамка с фото, которую за копейки можно было бы заменить, стала катализатором цепной реакции. Девушка окончательно вышла из себя. Посчитала ли Лили это еще одним очком в своей копилке? Она бы и рада, да не в этот раз… Что бы там о ней ни думала эта истеричка, а Лилиан сопереживание было не чуждо, она абсолютно четко понимала, что значит встретиться со смертью дорогого человека. Она видела это в собственных родителях, убитых горем после смерти старшей дочери. Хотя сама смерти никогда не боялась. Наоборот, всегда шагала ей навстречу, упиваясь азартом и жаждой жизни. Проверяла себя на прочность в борьбе с кнаррами, рисковала собственной шкурой, чтобы почувствовать себя живой, защитить того, кто был слаб или труслив. Ну, и, конечно, получить бонусы от эффектного выполнения мисси: деньги, славу и всяческие привилегии.
Вроде, произошла случайность, а задело владелицу салона не по-детски… Да и фраза о том, что бывшего владельца уже не было в живых, больно резануло слух. Невозможно было проигнорировать печальный тон человека, пережившего утрату. Лилит, может, и была высокомерной занозой, но человеческие чувства не отвергала. Просто свои она прятала ото всех глубоко внутри, чтобы никто не смог ее ранить. Пусть она получала увечья в бою, но душу свою калечить никому и ни за что бы не позволила. Поэтому переживала все только наедине сама с собой. Покажешь слабость – и тебя сожрут с потрохами. Мир шоубиза был жесток. И для выживания приходилось наращивать панцирь.

Но не успела она проникнуться сочувствием, как прозвучала обыкновенная просьба – извиниться… Что в этом такого? Как сказать… Мы же тут в шахматы играем. Признай свое поражение. Познай унижение, оказавшись проигравшим. Что ж… Проигрыш с родни смерти, да? Сломай или будешь сломленным. Однако… Вина за ней все же имелась, хоть и косвенная… Не потревожь она эту фотографию, может и не пришлось бы сейчас делать то, что взбрело ей в голову.  Она резко развернулась на каблуках и уверенным шагом вышла из тату-салона, хлопнув за собой дверью. Проливной дождь окатил ее будто из ведра, как только она преступила порог. Дива взывала от раздражения, топнула ногой и быстро пошла в сторону неоновой вывески с цифрами 24, стараясь поменьше думать, чтобы ее решимость не поколебалась. За прилавком ее встретила какая-то детородная женщина бальзаковского возраста, которая, оглядев ее с ног до головы, вдруг просияла, как небо, блин, после бури. Ее узнали, но сейчас девушке хотелось бы, чтобы ее не знал никто. В таком виде… Да еще и в таком районе. Не на героиню Аспира она сейчас походила, а, скорее, на облезлую мокрую кошку, метавшуюся по магазину со всякой дешевой третьесортной мелочью. Помещение было маленьким, поэтому товары были нагромождены друг на друга… Выкладка ужасно страдала: не разберешь, где половники, где отвертки, и почему в новенькой эмалированной кастрюле оказались домашние тапочки и гора какой-то разноцветной пемзы. Может, именно так, по мнению добротной продавщицы, должен был выглядеть бюджетный набор для спа… Кто ж их разберет – этих смекалистых бедных людей. Хвала богам и ширпотребу, но рамки для фото в наличии здесь были. Лилит схватила штук пять в охапку и понеслась мимо кассы, попутно выкидывая зеленую купюру, номиналом в сто долларов. Она подняла воротник, посильнее запахнула плащ и поспешила совершить марш-бросок обратно в логово неприятного тату-мастера.

Какая-то пара дорогущей испорченной обуви, и вот она уже снова зазвонила мерзким колокольчиком, оповестив о своем возвращении. Хозяйка все собирала склоки с пола, значит, быстро Лил управилась со своей задачей. Хотя, потратила на это какое-то немереное количество душевного спокойствия. Ей было и стыдно, и мерзко. Совестно за то, что непочтительно отнеслась к памяти о важном для кого-то человеке. Но мерзко было быть мокрой с ног до головы, да еще и грязной в придачу. Одежда и волосы неприятно липли к телу, снижая его температуру и окружая каким-то катастрофическим дискомфортом. В сапожках неприятно хлюпала вода… Такой внешний вид был полным крахом ее имиджа перед нахалкой. Но, пожалуй, она ни о чем не жалела. В конце то концов, она была виновата, и должна была все исправить. Мор подошла к девушке, что сидела на полу, и опустилась на корточки рядом. Под ней тут же образовалась небольшая лужица от дождевой воды, что стекала с кожаного плаща. И не только с него… С длинных спутавшихся волос текло в три ручья! Капало на лицо, хотя, чего уж там. Она приняла контрастный душ под открытым небом. Могло ли быть на ней хоть одно сухое пятнышко? И уже не важно было, откуда там и что капало. Ладно хоть тушь водостойкая… В полной тишине, не проронив ни слова, Лили вскрыла полиэтиленовую упаковку, забрала из рук девушки фото и вставила в рамку. Порезавшись о край железного уголка, не обратила никакого внимания, а закончив свое очень важное дело, встала и повесила фотографию обратно на то место, где она висела. Посмотрев на не пару секунд, Мор развернулась и молча уставилась на ту, с кем только-только вела кровопролитные бои за честь. Но, казалось, что сейчас это для нее было уже не важно. Лицо ее не выражало озлобленности или напыщенности. Перед ней предстала не Лилит, а просто мокрая девушка, что постаралась исправить свою ошибку.

+2

8

Наступила тишина, каждая минута ожидания выматывала Эли с большей силой, ощутимо толкая ту к тому, чтобы извиниться. Но грызущая изнутри обида не позволяла ей это сделать. Лицо сковала злость, хотя внутри девушка была готова сдаться и расплакаться. Да, это просто рамка, просто фотография, но эти вещи были приятным напоминанием о хорошем человеке, который сделал очень многое для Элис. Для человека, который никогда ничем не обладал, и которому дали хоть что-то, нет ничего важнее этих самых вещей. Элис выросла в настоящую барахольщицу, и каждая вещь для нее имела невероятную ценность, свою историю, свой символ. Разбитая фоторамка напомнила Эли о том, что со временем эти самые вещи ломаются, а также то, что есть законы притяжения, против которых не попрешь.
Посетительница молча покинула салон, а Элис сдавшись окончательно, рухнула на землю, обхватив свои колени руками. Уткнувшись спиной о стену, она прижимала к себе фотографию, погрузившись в этот момент в свои воспоминания. На мгновение она мысленно вернулась в то беззаботное время, когда Мастер был еще жив. Она так хорошо его узнала, что даже могла угадать, что бы сказал сейчас мужчина, если бы увидел Эли в таком жалком состоянии. Наверняка он назвал своего протеже плаксой, а потом попытался бы поднять ее боевой дух, сказав, что ничего страшного не произошло. Но сейчас некому было остановить ее истерику, пока еще безмолвную и тихую. Эли крутила в своей голове разные проклятия, адресованные этому месту, она также винила Мастера, что он оставил ее одну, ведь она все еще никак не могла смириться с законами этого мира. Концепт жизни и смерти казался ей невероятно несправедливым. Она была так сильно опечалена событиями, что даже не была на прощальной церемонии, решив таким образом высказать свой протест. Внутри она еще не была готова к этой встрече, не до конца веря в то, что нет с ней больше единственного близкого ей человека.
Тем временем в тату-салон кто-то зашел, из-за накативших на глаза слез она не сразу признала в нежданном посетителе ту самую Лилит.
- Да сколько можно?! – агрессивно буркнула девушка, но уже почти сразу притихла, узнав в размытом силуэте ту самую героиню. С неохотой она все же отдала фото, словно ребенок, наблюдая за действиями белокурой девушки. Как только до Эли стала доходить вся суть происходящего, внутри нее что-то словно щелкнуло и сдвинулось с места. Сердце забилось сильнее, в груди ощущался уже знакомый трепет; это была радость сродни получению очередной вещицы на День Рождения. Хадсон медленно поднялась на ноги, вытирая тыльной стороной ладони свои щеки и глаза, размазывая тушь и тени. Дыхание было сбивчивым, словно девушка долгое время до этого плакала навзрыд. Не сдерживая своей улыбки, она слегка обнажила свои зубы, а потом на выдохе издала тихий смех. Задержав свой взгляд на новой фоторамке, что несильно отличалась от старых, она попыталась взять себя в руки, чтобы не расплакаться с новой силой. Этого поступка было достаточно, чтобы забыть обо всем, что произошло в стенах этого салона.
Подняв руку на уровень своей груди, девушка показала жест «минуточку», после чего активно отправилась за стойку, где еще пол минуты искала нужные бумаги. На столе тут же оказался тот самый заветный сертификат, который Элис принялась активно заполнять ручкой. Строчку даты и времени приема она оставила незаполненной, позволяя будущему клиенту выбрать удобное для себя время. Невиданная щедрость, учитывая, что обычно Эли выбирает удобное для себя время, а не наоборот. Поставив свою подпись, а также печать, она запаковала сертификат в золотой конверт с фирменным логотипом заведения. В какой-то момент она взглянула на кучу денег, и в этот момент выражение ее лица стало очень задумчивым, граничащим с раздраженным, но какие-то деньги ей пришлось взять. Взяв лишь средства за материалы, остальные деньги она не тронула, аккуратно оттолкнув их от края стола, чтобы они не упали и не рассыпались по полу. Протянув девушке конверт, она добавила:
- Пусть твой друг заранее позвонит мне, договоримся с ним об удобном для него времени, - их взгляды пересеклись, у обеих на лице уже не было ни напускной важности, даже намека на агрессию не было, только легкое удивление у Лили и доброжелательность Элис.

+1

9

Удивительно, как один поступок может изменить ситуацию до неузнаваемости. Как одно слово может переломить ход сражения. Один случайный шаг определяет победителя или проигравшего. Игра была окончена. Но не потому, что кто-то выиграл, а кто-то - проиграл. Совсем не поэтому! Соревнование по изящной словесности завершилось безоговорочной капитуляцией обеих сторон. Обсуждать здесь было больше нечего. Никому из них более не требовалось продолжение перепалки или нарочитого бахвальства собственным чувством достоинства. Финита ля камедия.

Чувствовала ли Лили злость, или удрученность от того, что так и не смогла поставить на место нахальную владелицу тату-салона? Нет. Может быть, позже она и пожалеет о содеянном: прокрутит в голове миллион вариантов того, как она могла остроумно ответить, подыщет изощренные ядовитые фразочки и будет мучиться от того, что так и не смогла в подходящий момент подобрать приличных слов. Но после драки кулаками не машут, говорят. Поздно пить боржоми, когда дело сделано. Все, что теперь между ними оставалось, это вязкая тишина, медленно наполнявшая помещение. Она обволакивала, давила на уши, становилось как-то неуютно и неудобно от собственной глупости и напыщенности, не оставляющих после себя ничего… Как выжженная трава на поле затяжного боя… Потеряв всякую причину продолжать это бессмысленное побоище, противоборствующие стороны просто разошлись по домам.

Прогулка под дождем, новая рамка для фотографии, посланная далеко и надолго гордость, и вот перед ей то, что она так страстно желала получить – заветный золотой конверт с сертификатом. Только трофей уже не радовал Лилиан. Он потерял свою ценность в ее понимании. Появилось нечто такое, что пока было необъяснимо для ее разума, но она чувствовала опустошение внутри. Знаете это ощущение, когда ты так долго к чему-то шел, добился своей цели, а после не чувствуешь ничего? Подкатывало осознание бесполезности всего происходившего. Оказалось, что ты стремился совсем не к тому, что бы принесло тебе удовлетворение и радость, не к тому, чего хотел. Ты заблуждался в самой необходимости желаемого. Все твои потуги были смешны и напрасны. И понимаешь ты это только достигнув конца. С сертификатом вышла та же история. Мор так хотела удивить своего дружка, так страстно желала подняться на ступеньку выше в глазах остальных, что, кажется, напрочь забыла подумать о том, а точно ли это то, что ей необходимо? Нужно ли ей это? Зачем? Для кого? Для чего? Для себя. Она хотела быть лучше… Но, кажется, потерялась в этом разнообразии фальшивых желаний. Наверное, в ее жизни подобной рефлексии еще никогда не случалось. И вот сейчас пришел контекст…

Девушка перед ней была заплаканная… Ее невероятно расстроил факт испорченного имущества. Но дело было совсем не в рамке. Это было для Лилит не совсем понятно, ибо в ее жизни не было человека, по которому бы она горевала. Ни одного, пожалуй. Все, по чему она могла лить слезы за закрытыми дверьми – это ее гулкое всеобъемлющее одиночество, в котором она сама себе не всегда признавалась. Глушила боль алкоголем, снотворными и пыталась забыться в шумной канители сменяющих друг друга людей, которые ровным счетом не значили для нее ничего. Было даже немного завидно, что в жизни человека мог существовать такой человек, кого бы можно было оплакивать. С другой стороны, это было явным облегчением, для Лил, ведь такая привязанность сулила бы ей разбиться вдребезги, как хлипкая рамка из ближайшего магазинчика хозтоваров. Короче, как обычно, палка о двух концах.

Большая часть денег, что лежала на столе, осталось нетронутой. Но в этой ситуации кичиться заработком было уже не комильфо даже для такой взбалмошной идиотке. Лилиан аккуратно забрала стопочку денег и кинула обратно в сумку вместе с конвертом. Настала тяжелая минута молчания. Как будто следовало что-то сказать. Но для выражения сочувствия было поздно, для продолжения ругани не было смысла. А больше сказать было нечего. Она так и стояла, уставившись на улыбающуюся девушку. Хотя, повод, все же нашелся.
-Как вас зовут?
И правда. Она даже не знала имени бывшего врага. Бывшего? Быстро она перевела ее из ранга непереносимых людей. Стало смешно. Мор невольно улыбнулась от того, в какой глупой ситуации сейчас находилась. Мокрая, грязная, промерзшая до костей и морально измотанная. Нужно было согреться. И снаружи, и внутри.
-Хотите выпить? – эта фраза вырвалась сама. Не то, чтобы девушка горела желанием пить с незнакомцами, с которыми 5 минут назад находилась в контрах. Хотя, может и хотела. Может быть, даже нуждалась в этом. Трудно было самой себе признаться в том, что эта настойчивая, грубая, своенравная девушка ей напоминала себя. Но нет, Лилит такая одна, по-другому и быть не может. И, все-таки, в душе она ей симпатизировала. В ее окружении, думается, совсем не было искренних людей. Честных, твердых и прямых. Может быть, вот чего на самом деле хотела звезда, потерявшаяся в мире блестящих фантиков и фальшивых улыбок?..

+1


Вы здесь » Shade Paradox » Брошенные » Поступиться гордостью ради ... [25.02.2010]