Shade Paradox
нужные
активисты
#мистика #способности #18+

апрель-май 2010 года

Кем ты станешь в этот мрачный час: героем, который до последнего будет бороться за светлое будущее или монстром, что своими руками подтолкнет мир к гибели?

цитаты месяца:

Когда дерешься и мало того, делаешь это на регулярной основе, такая мелочь как «зубы» обычно не задерживаются в деснах и так норовят отправиться полетать.
(с) Adrian Raybeck

Вспоминая, как весь участок вешался от того, как работал Алекс в команде, то сразу же всем становилось от этого тошно. Ну, не командный он игрок. В одиночку ему проще работается, ведь никто не может угнаться за ним. Никто не может даже попытаться догнать его и достигнуть тех реакций, что существуют от природы. Для него все вокруг медленные и как бы он не старался замедлиться сам — все это выходило, мягко говоря, херово.
(с) Alex Mitchell

Однако, проследив за тем, как все начали представляться, тяжело вздохнул и протяжно ответил, — Мистер СамоеВремяПознакомиться. Но можно просто Тони.
(с) Anthony Crouch

И в данный момент смущали даже не рапунцель с таксистом, а мрачный хрен, стоявший впереди. Вот от кого точно отделаться будет сложно, если они сейчас куда-то пойдут.
(с) Anthony Crouch

Не бывает никаких команд. Бывает вынужденное сотрудничество, с которым ты миришься ради достижения какой-то цели.
(с) Anthony Crouch

– Да успокойся ты, жопу продует, будешь так пыжиться.
(с) Anthony Crouch

Когда живешь с чувством, что в любую минуту тебя могут найти, даже мелкое нарушение стабильности заставляет нервничать как первокруснику с застёжкой на лифчике.
(с) August Liebermann

Есть только одна преисподняя – и мы в ней живем.
(с) August Liebermann

Если спросить, человек он иль демон, Либерманн без промедления ответит – игрок.
(с) August Liebermann

Ты увидишь, поэтому смотри на меня в упор, не вздумай отводить взгляд и не поворачивайся спиной – удар туда наносят те, кого защищаешь грудью.
(с) August Liebermann

Говорить что-то и не требовалось, на его лице и так читалось бегущей строкой “спасибо, что рассказали”.
(с) Frank Edwards

– Извинения принимаю только в виде харакири.
(с) Hirai Kondo

В голове сразу всплыла фраза «пизда нам, но зато будет весело».
(с) Hirai Kondo

А уж на широко раскрытые глаза, которые вдруг забыли, что они азиатские, любо дорого было смотреть.
(с) Hirai Kondo

Джей всегда улыбается, потому что улыбка – это единственная самооборона, которая не позволяет отношению Алекса сломать её.
(с) Jay Brien

Это как прикоснуться к раскалённой звезде: слепнешь от света, плавишься от жара, зато находишься невообразимо близко с недосягаемым.
(с) Jay Brien

Потому что она не боялась и не стеснялась быть именно такой. Падшим ангелом, что стоял на защите добра. Пороком, оберегающим благодетель.
(с) Liliane Mort

В этот момент в гулкой тишине кофейни каждый мог отчетливо расслышать хруст безе. Однако это была не Мадам Павлова, а поясница китайца, которому не суждено было стать тяжелоатлетом.
(с) Liliane Mort

– Жениться или сесть за решетку? А есть другие варианты?
(с) Miguel Rosas

Мигель бы с радостью поменялся местами: у него, как и у многих преступников, была врожденная нелюбовь узы, оковы, путы, наручники – такой вот латентный шигарофоб.
(с) Miguel Rosas

И она бесилась от этого! Безумно, безудержно, настоящий ураган. Ведь ураганам неспроста дают женские имена. Их гнев настолько же разрушителен, как и женская любовь.
(с) Miguel Rosas

Умение разрывать связи и ставить точки над перевернутыми восклицательными знаками своеобразное негласное искусство, в котором пока недостаточно ценителей для того, чтобы оно, наконец, обрело мировую популярность.
(с) Miguel Rosas

– А вы точно доктор? Или вы не только дар речи потеряли, но и навыки?..
(с) Mirana Ailse

Тот безумный омут непонятных и чуждых ощущений, в который он ее окунул с головой, продолжая вырисовывать каждым своим прикосновением огненный узор на ледяном теле.
(с) Mirana Ailse

А она, словно беззащитный мотылек летела на этот огонь, уже совершенно не боясь спалить свои крылья без остатка…
(с) Mirana Ailse

У людей бывают разные призвания и нет ничего хуже ветеринара на роли финансиста, художника, который прозябает в Макдональдсе и гонщика, пытающегося отстаивать твои права в суде.
(с) Noel Robichaud

Глупцы остаются при жизнях лишь потому, что они умею приспосабливаться к ситуации и готовы служить кому угодно, чтобы достичь своей цели. Выходит, что я глупец.
(с) Olivia Nakamura

Дьявол восседал на нем, словно это был мирской трон, который символизировал полную его власть. Наивный. Король кучки бомжей, не иначе.
(с) Olivia Nakamura

Я хоть и девка, но какой-то стержень внутри имеется. И он явно будет больше его члена.
(с) Olivia Nakamura

Аргус, Аспир.. Игра в «у кого член длиннее» государственных масштабов. Боже, благослови конкуренцию!
(с) Oswald Rewera

только после трёх валидаций и пяти верификаций, чтобы не попадать в ситуации, как сейчас.
(с) Soma Essex

вот только даже если желание не просто достаточно, а чрезмерно, найти тут можно аж целое нихера.
(с) Soma Essex

он точно один из этих, двинутых, которые поползут вперёд даже со сломанными ногами и вывихнутыми руками. ну, эти, которые идейные и совершенно неконтролируемые. с ними всегда очень сложно и всё всегда идёт не так.
(с) Soma Essex

Нет суперсилы лучше, чем деньги. Какая вообще разница, как они достаются? Пусть и через узкое место в организме. Потерпит.
(с) Stanley Ipkiss

– Чертово геройское дерьмо угробило лапшичника Джу! Мэгги, ты только глянь что тут в Интернетах!
(с) Stanley Ipkiss

Прекрати меня спасать, умоляю! – не выдержав абсурда всей ситуации завопил на весь подвал Стэнли, опасаясь, что очередная порция заботы от госпожи Мор, окончательного его прикончит.
(с) Stanley Ipkiss

Ты можешь мило улыбаться человеку, приветливо разговаривать с ним, даже плясать или пританцовывать, но если в голове у тебя упоительная картина кишок этого человека, висящих на люстре, то знайте, в глазах будет отражение ваших мыслей.
(с) Wei Ksanling

…раз… два… три… — но парень не стал дожидаться счета “пять” от себя самого, и резким рывком вернул конечности подобающий вид, — неожиданность— лучшая подруга в данной ситуации
(с) Wei Ksanling

Но американцы — это совершенно другое дело. И совершенно другой уровень. Если нужна елка, то это будет титаническое дерево, украшенное настолько плотно, что убери дерево — а форма так и останется сияющим панцирем.
(с) Yoon Young Soo

Дорога заняла всего пол часа, что для Нью-Йорка абсолютно не время, и нахамили Юну в метро всего дважды. Возможно это был знак хорошего начала дня.
(с) Yoon Young Soo

– Без обид друг, но выглядишь так, словно пытался трахнуть бензопилу. Или кто-то пытался тебя трахнуть ей… и я не могу сказать, что у него нихрена не вышло!
(с) Adrian Raybeck

– Вы только посмотрите. По роже – чиновник, а по натуре гандон.
(с) Adrian Raybeck

– Не бесоебь и не отпускай.
(с) Alex Mitchell

Лень — это великая сила, особенно в руках мужчины.
(с) Altynbek Nasenov

Быть другим — это нормально. Даже лучше, чем быть обычным, потому что так его жизнь слабее. Так легче убивать других — когда ты ценнее, чем они..
(с) Altynbek Nasenov

¬ Её навыки социализации пробивают очередное дно, так и не забравшись даже на ступеньку выше, хотя психотерапевтка говорит: «Прогресс на лицо».
(с) Audrey Aoki

На языке божьем это значило «отъебись от меня и просто делай работу, за которую тебе платят».
(с) August Liebermann

– Ну, или можете приморозить его достоинством к лодке после всего. Я скажу, что ничего не видел и попрошу Бога отвернуться. Идет?
(с) August Liebermann

Из высоких мыслей его выдирает до боли знакомое «бля», он это «бля» из тысячи узнает, он за это «бля» еще не один подзатыльник отвесит кое-кому.
(с) Benassi Nox

Чтобы попытать свою удачу в лотерее, не жалко и жизни.
(с) Benassi Nox

Но что он мог сделать, что? Он был самым обычным человеком. А играл только теми картами, что сдала ему судьба.
(с) Eli Hughes

Настоящие демоны — это таксисты, а не кнарры
(с) Ener Joy

Меньше всего на свете она хочет стать причиной чьего-то страдания. Кого-то разумного, потому что курица — так, ерунда, хоть с телёнком и посложнее. У них такие добрые глаза. Прямо как у доктора Сола, судя по ресницам.
(с) Happy Hamilton

Всё ясно, красивый мальчик — городской сумасшедший на лёгких наркотиках. Крутое первое знакомство, мисс Гамильтон, папа и бабуля бы одобрили.
(с) Happy Hamilton

Первая затяжка — словно поцелуй самого Бога, невольные воспоминания о своих шестнадцати.
(с) Hella Orwou

Получалось что-то вроде того, что ему рады, но на расстоянии. Рядом радоваться его существованию не получается.
(с) Hitoshi Kondo

Обычая оставлять визитки перед тем, как кого-то отпиздить, или кричать напоследок: “Ищи меня там-то, сучара, моя фамилия Кондо!”, у него не было.
(с) Hitoshi Kondo

Если всё однажды пойдёт по пизде, то ему то точно будет весело.
(с) Hitoshi Kondo

Его пальцы рисуют на пыльной полке с консервированной кукурузой солнышко, тучку, а рядом елдак. Судя по размерам, тот явно достигал размеров космических светил.
(с) Jason Ables

При всей любви к героям, Джей иногда казалось, что в этой сфере нет больных – просто не до конца проверенные, без установленного диагноза.
(с) Jay Brien

Нет, кто-то правда надеялся, что она тупо скажет «мисс, я в деле, несите гранатомёт?».
(с) Jay Brien

К сожалению, на паническую атаку нельзя напасть первой.
(с) Jay Brien

Даже нельзя было сказать, что это существо, которое валяется в подворотне, словно какой-то перебухавший одеколона бомж — наследник империи химических лаборатории, мозг в области наук и просто богатый чел.
(с) Jeffrey Raiden

но кто бы мог подумать, что эта прокрастинирующая амёбная казахская морда, которая только то умеет, что лениться, даст стимул Каю быть ещё большей занозой в жопе
(с) Kai Dixon

Или у нее психологическая травма: и ей нравятся только калеки со сложной судьбой, типа мистера, который не верит в бога и жрет викодин вместо тик-така?
(с) Liliane Mort

Семейные праздники – Ад проклятых; танцы на голом стекле и углях.
(с) Lotta Orwou

…в конце концов, сегодня [возможно, впервые за всю свою жизнь] долбоёб — это он, маару.
(с) Maaru Orwou

В голову лезли красивые красавцы. Высокие. Статные. Ахуенные. У них еще скулы акулы и взгляд убийцы.
(с) Mao Lu

Жизнь оставалась говном, но в тёплой дружеской атмосфере говно жизни жрать как-то легче что-ли.
(с) Miguel Rosas

К причалу она, конечно, его не стала примораживать – слишком много мороки, но вот детородный орган явно уже не будет функционировать как прежде, даже если его таки спасут, что было маловероятным…
(с) Mirana Ailse

Как сам говорил этот склонный к фатализму мальчишка, завтра их может сбить машина или убить случайная пуля. Стоит ли из-за этого лишать себя веселья прямо сейчас?
(с) Noel Robichaud

Ведь добрая часть соклановцев являются носителями членов, а значит подобными делами точно не увлекались.
(с) Olivia Nakamura

Не забывай, что я не беспородная собака с улицы. Я — породистая сука, с хорошей родословной и прекрасным почившим отцом.
(с) Olivia Nakamura

– Так вот, анекдот! Убили как-то кнарры Пупа и Лупа человека. Первым отведал добычу Лупа. А Пупа стал есть человека за Лупой!
(с) Oswald Rewera

…всегда был рядом — но близко ещё никогда.
(с) Rhyys Orwou

Риис любит побеждать, ещё больше — избегать поражения.
(с) Rhyys Orwou

В теории она вполне вписывалась в антураж сомнительного района (ни капли расизма, да), но одета несколько не в такт этим обшарпанным строениям и грязному тротуару. Как увидеть лощёного королевского корги посреди мусорной свалки.
(с) Saul Kingdom

Не каждый день на твоих глазах загораются девочки (влюбленные медсёстры в больнице, конечно, не в счёт).
(с) Saul Kingdom

Его моральное и эмоциональное равновесия выдохнули, взялись за руки и поехали кататься на американских горках шаткой нервной системы…
(с) Soma Essex

Сома на детородном органе это всё вертел, откровенно говоря. Его социальный долг исполнен, по его скромному мнению — он даже человеку пульс померил.
(с) Soma Essex

Раздался долгий, протяжный выдох, за который Тиш успела припомнить всех святых. На всякий случай, чтобы время потом не терять на поминках.
(с) Tish Murphy

В любом случае, смерти во время мастурбации или секса — дело далеко не новое.
(с) Wei Ksanling

Пара, видимо, решила заняться сексом на коньке крутой металлической крыши, в результате чего скатилась, упала и разбилась. Как говорится “нахера, а главное зачем”?
(с) Wei Ksanling

Shade Paradox

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shade Paradox » Брошенные » Друг познается в вине [10.01.2009]


Друг познается в вине [10.01.2009]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ДРУГ ПОЗНАЕТСЯ В ВИНЕ [10.01.2009]

ноунейм бар где-то в городе

Liliane Mort & Helen Ettinger

https://forumupload.ru/uploads/001b/9c/16/14/612274.png https://forumupload.ru/uploads/001b/9c/16/14/683231.png https://forumupload.ru/uploads/001b/9c/16/14/521656.png https://forumupload.ru/uploads/001b/9c/16/14/327508.png https://forumupload.ru/uploads/001b/9c/16/14/683349.png 

ОПИСАНИЕ

сперва допейся, а потом дерись в баре и заводи друзей

Отредактировано Helen Ettinger (2022-05-31 00:40:56)

+1

2

[indent] Бар без названия – отличное место, чтобы провести вечер пятницы.
[indent] Нет, название у него имелось, конечно, как и у любого легального питейного заведения, но Хелен разглядела на входе только две оставшиеся неоновые буквы AD. Она пыталась предположить, что они значат и как расшифровываются: Alcohol Dependence – алкогольная зависимость. Axiom of determinacy – аксиома детерминированности. Anno Domini – год Господень. Бармен каждый раз смеялся с ее попыток и предлагал продолжать угадывать. Это стало своего рода игрой: когда у Хелен дурное настроение, она заваливается в «AD», заказывает себе стакан бурбона, играет в угадайку и приводит мысли в порядок после очередного дня, когда что-то пошло не так.
[indent] Бывают плохие дни. Бывают неудачные дни. Бывают дни откровенно паршивые. Когда дела не ладятся, когда душно и мрачно, когда не помогает ни работа, ни отдых, ни сон, ни физическая активность спортзале до седьмого пота. Утешает только одно – это временно, это пройдет, это можно пережить. А посещение «AD» стало просто привычкой в такие дни, хорошей или плохой – вопрос спорный, но что есть. Иногда с людьми бывает приятно беседовать не рабочие темы. Иногда. В качестве исключения. В прошлый свой визит Эттингер и бармен обсуждали стереотипы о фенотипе ирландцев, когда он предположил, что рыжие волосы определенно точно присущи всем ирландцам, а значит, что посетительница «AD» является ирландкой и, следовательно, ненавидит англичан. Дурацкий разговор вышел, но некоторые беседы серьезность и должна обходить стороной.
[indent] – Привет, док, – подмигивает бармен, стоит только Хелен переступить порог «AD» и начать спускаться по ступенькам в это пыльное и затемненное царство пятничного покоя, где несколько посетителей уже предаются акту жалости к себе в ласковых объятиях спиртного. С иной целью сюда обычно не заходят.
[indent] – «After Death», – вместо приветствия говорит Эттингер.
[indent] Мужчина качает головой, усмехаясь в пышные усы – такие определенно были в моде полстолетия назад. Но что бармен, что само заведение кажутся выдернутыми из прошлого: оформление помещения похоже спикизи, не хватает Багса Морана и Аль Капоне за соседним столиком; воздух пропитался сигаретным дымом и кислорода здесь намного меньше, чем табачных испарений – Хелен и сама сейчас достает пачку и щелкает зажигалкой; за спиной бармена крутится виниловая пластинка, лаская слух голосом Дина Мартина.
[indent] – В следующий раз повезет, – беззлобно смеется бармен. Занятно, что имени его Эттингер также не знает. – Тяжелый день?
[indent] – Обычный, – отмахивается Хелен, делая первую затяжку. – И мне тоже как обычно.
[indent] Кубики льда глухо стукаются о дно стакана – несмотря на старину бару, но стекло чистое и ослепительно прозрачное, как новенькое, будто только что из стекольного завода. Эттингер рассеянно смотрит, как ловкие руки бармена наполняют ее стакан бурбоном, и вежливо кивает ему в знак благодарности. Но в какой-то момент она перехватывает взгляд бармена – выразительный, подмигивающий и устремленный на одну из посетительниц.
[indent] Хелен чуть поворачивает голову, оглядывая незнакомку, сидящую рядом, и определенно не понимает этих диких взглядов мужчины – если только он не впервые увидел розовые волосы у кого-то. Но ничем более экстравагантным соседка не выделяется: обычная женщина, возможно, что чуть моложе самой Хелен, одетая стильно и модно, как нынче принято у определенной молодой группы населения Нью-Йорка – то есть так, как Хелен, с ее выглаженными рубашками, классическими брюками и безукоризненным стилем работника корпорации зла, никогда и ни за что в жизни не оденется по собственной воле.
[indent] – Господи, док, ты в какой пещере живешь? Это же она! – шепчет бармен с энтузиазмом фаната, увидевшего вратаря своей любимой футбольной команды. – Да даже ты должна ее знать.
[indent] – Понятия не имею, кого я должна знать, – раздраженно вздыхает Эттингер. Надежды, что женщина не услышала этот разговор, нет никакой, поэтому Хелен решает разрешить неловкую ситуацию хотя бы немного. – Простите, – обращается она к незнакомке. – Мой знакомый считает, что я должна вас знать. Мы встречались однажды? Вы часто здесь бываете? Вы какая-то известная в узких кругах личность?

Отредактировано Helen Ettinger (2022-05-31 22:34:09)

+3

3

Если вечером ее не ждала буйная вечеринка, то в топку такой день! Можно долго разглагольствовать о том, что вечером нужно отдыхать, поводить время с родными и близкими… Но если твоя жизнь в корне отличается от общепринятых нудных догматов, то это совсем не означает, что тебе не место в этом обществе. Не можешь, или не хочешь быть частью стада, послушно уверовавшего в истинность неписаных правил, тогда, возглавь этот чертов мир занудства и сделай его немножко веселее! Чем, собственно, Лилит и занималась в свободное время. Ну, относительно свободное. Показывать свою божественную личину этому свету, сиять на пьедестале почета и просто наслаждаться вниманием – это тоже была часть ее работы. Мелькнула там, мелькнула здесь, раздала пару автографов, посетила премьеру фильма. И, вуаля, закапали на счет денежки… Но это совсем не означало, что после лета эта стрекоза напорется на неизбежность зимы. Скорее, наоборот: чем чаще она скакала, тем крепче оказывались ее позиции на вершине этого глянцевого мира.

Сегодняшний вечер и правда стоило бы провести дома… Никакой вычурной тусовки не намечалось, миссии тоже не было, а всех своих ухажеров она только-только разогнала. Делать просто было нечего… Но Лилит же не из тех людей, что станет сидеть на пятой точке ровно. Ей необходимо было совершить очередную вылазку, почувствовать жизнь этого города, ощутить прилив адреналина, когда прохожие толпами вьются за ней, чтобы удостоиться фотографии. Напитаться опьяняющим чувством популярности, власти, нужности, всеобъемлющей народной любви. Она привыкла быть центром всеобщего внимания, и ей этого не хватало постоянно, даже будучи на виду. Вокруг нее всегда было полно людей. Не друзей. Ее окружала свита, которая самопровозглашала себя ее друзьями. Но настоящих друзей у Лили не было. Все лгут. Все предают. Так что, временная компания, что сновала вокруг да около, весьма устраивала ее. Она даже не отслеживала количество людей, с которыми общалась, и не редко забывала, кто уже покинул ее, кто был рядом продолжительное время, а кто только присоединился, общаясь и с теми и с другими свободно и раскованно, без тягомотной  прелюдии начала отношений. Не один, так другой – эта бесконечная человеческая канитель не утомляла ее, скорее наоборот – подпитывала жизненные силы.

В общем, сегодня как на зло цирк уехал. Поэтому оставалось только обойтись рядовым походом в бар, где так или иначе, она встретит кого-нибудь из знакомых. Не вычурный, не закрытый для посторонних, никакого лакшери сегодня не хотелось, так что, она приняла обычный облик женщины-вамп, быстренько спустилась и села в свой до неприличия розовый Континенталь. Бессменный молчаливый водитель Лео посмотрел в зеркало заднего вида, чтобы задать ей немой вопрос о том, куда она пожелает поехать этим вечером. В ответ на что девушка отдала ему бразды правления и попросила отвезти в любой знакомый ему паб, который, по его мнению, хотя бы на одну миллионную соответствовал ее положению. Чем, между прочим, не хило озадачила мужчину. Но тот, видимо, уже привык к подобному роду причудам, так что, поразмыслив несколько секунд, мягко тронул авто с места.

Ну, бар, как бар… Ничего особенного. Когда высокие каблучки застучали по кафельному полу, к ней вернулись те ощущения, что она желала испытать. Каждый взгляд был прикован к ней, каждая пара глаз внимательно рассматривала ее внешний вид, статную походку и уверенные движения. Она знала, что попала именно туда, куда хотела. Не успев еще сесть за бар, к ней подлетела пара молодых мужчин, поинтересоваться, не хочет ли она к ним присоединиться, но получив отказ в самой милой и приторной форме, удалились продолжать за ней свое наблюдение за столиком. Бармена она видела впервые, но усатый, мужчина, был расположен к ней, будто она завсегдатай этого заведения. Лилит расслабилась, окунувшись в привычную для себя среду и расплылась в довольной улыбке. Заказала сухой мартини, непременно с коктейльной вишенкой, а не с оливкой, и сделала первый глоток. Стало еще лучше. Лилиан закинула ножку на ногу, а добрая половина бара чуть не поехала со стульев. Да… Это именно тот эффект, который она стремилась производить на людей.

Разговор бармена с девушкой, что сидела по соседству, заставил ее вернуться к реальности, ибо вопросы были адресованы и ей тоже. Та, чье имя волнами шепота прокатывалось сейчас по залу, было абсолютно неизвестно той, что сидела напротив. Да как такое в принципе возможно? Она решила пошутить, или поиздеваться?..
-В узких кругах?.. – начала было она слегка иронично, а затем поправилась и сладко улыбнулась, слегка сузив алые глаза - Ваш знакомый абсолютно прав… Если вы живете в этом городе, то просто обязаны знать, кто такая Лилит… Если, конечно, вы не обитаете где-нибудь в бункере без связи… А так, меня здесь знает каждый, даже если я не знаю никого, правда же, усатик? – бармен побагровел от смущения, получив такое лестное обращение, замотал головой, но так ничего и не сумел сказать, лишь сильнее начиная натирать… стакан.

Отредактировано Liliane Mort (2022-06-01 17:14:40)

+2

4

[indent] К факту собственного незнания об известной личности, сидящей около нее, Хелен испытала столько же эмоциональной реакции, сколько бы могла испытать к коктейльному меню, лежащему на барной стойке – то есть нисколько. Незнакомка, судя по ее поведению, принадлежала к «Аспиру», ведь именно там вертятся и крутятся самые известные герои города, зарабатывая себе авторитет, позируя на фоне спасенных гражданских – и фонового разрушения – и давая интервью в каком-нибудь глянцевом журнале.
[indent] – Поразительное самомнение, – разве что отзывается Эттингер, прослушав эту короткую оду тщеславия Лилит.
[indent] Хелен относилась к «Аспиру»… равнодушно. Как и к подвигам сайдерам, их славе, порой чересчур раздутой, как и их эго. Для Эттингер очередной сверхчеловек был разве что именем, которое упоминалось в той или иной строчке отчета об исследовании кнарров и связанных с ними инцидентов. Иногда строчки представляли собой список посмертных имен-фамилий и псевдонимов. Ее сердце не трепетало от каких-то развлекательных шоу, где сайдеры, разодетые как шуты на детском утренники, веселили и заводили толпу, вколачивая в их мозги бешеные дозы эндорфинов своими выходками.
[indent] Возможно, причина данной холодности крылась в отсутствии какой-либо публичности самой доктора Эттингер. Народные массы определенно не отнеслись бы с пониманием к тому, что происходит в «Афине», а потому на какую-либо медийность собственной персоны Хелен рассчитывать не пришлось. Сверху накладывался закрытый и интровертный характер самой женщины, образуя для нее метафорических защитный доспех психики, и способность, которая носила скорее прикладной для исследовательской деятельности характер, чем боевой. Все это щедро приправлялось нотками высокомерия, которое подхватить в научной среде было так же легко, как и крестьянину в средневековье заразиться чумой.
[indent] – Полагаю, в окружении трепещущих от одного вашего вида фанатов и пресмыкающихся в раболепном восторге почитателей на какую-либо искренность вы можете даже не рассчитывать, – не без иронии усмехается Хелен, неторопливо растягивая удовольствие от сигареты. –  И странно, что такая известная личность посещает столь далекое от респектабельности заведение без своей свиты. Без обид, – добавляет она, обратившись к бармену.
[indent] – Нормально все, док, я тебя понял, – отмахивается мужчина, не задетый формулировкой о респектабельности своего бара.
[indent] Если бы Лилит однажды собралась в горы и забралась бы на самую морозную вершину, где круглый год царит зима, то даже там она бы не нашла настолько холодный осколок льда, который сравнился бы с холодностью взгляда Эттингер. У Хелен не было привычки как-то критиковать чужой внешний вид – если он, конечно, не нарушал уставленный «Афиной» или «Аргусом» дресс-код и технику безопасности лаборатории, – но облик Лилит был тем, что ярко контрастировало с самой Эттингер. Кажется, девушка считала, что кожаный наряд с выразительным вырезом, кучей ремешков и экстравагантных портупей, а также обилие безделушек и затемненные очки должны были делать ее в чужих глазах крутой супергероиней, бросающей вызов консервативным взглядом части общества. Соблазнительная женственность во плоти. Не будь она столь откровенной, кричащей и в некоторой степени даже пошлой, то Хелен могла бы назвать ее даже привлекательной, но нет, слишком много критических недостатков, уничтожающих напрочь всякие достоинства. Интересно, когда и при каких обстоятельствах она пойдет утиль? Когда молодость, с присущей ей красотой, начнет покидать ее, или же когда на очередном задании нечто изуродует прелестное лицо уродливым шрамом, а тело оставит инвалидным куском плоти, не способным к самостоятельному передвижению?.. Хотя с такой ужасающе легкой одеждой для этого январского вечера можно смело предсказывать скорый холодовой диурез.
[indent] – Ваши личные стилисты совершенно не озабочены вашим здоровьем, – уже без какого-либо намека на веселье говорит Эттингер. – Эпатаж в ущерб самочувствию – сомнительная и недолговечная реклама собственной персоны. Впрочем, не мое дело, хорошего вечера, – пожимает она плечами, пригубив из стакана янтарного бурбона и отворачиваясь.
[indent] – В тебя будто моя жена вселилась – такая же сварливая, – присвистывает бармен. – Вы с ней случайно не сестры? Она ирландка, если что. Но блондинка почему-то, в рыжий красится только.
[indent] – Хм, – красноречия Хелен сегодня хватает только на это.
[indent] – Нужно будет вас познакомить, поворчите вместе на весь мир, – шутит мужчина, ставя наконец на стойку чистый и сухой стакан, а потом удаляется в служебное помещение, ненадолго оставляя посетителей наедине друг с другом.
[indent] В какой-то момент в «AD» появляется еще одно действующее лицо, незамеченное никем из всех присутствующих в силу своей внешней заурядности: помятое и определенно уже слегка поддатое тело, в не по-зимнему легкой куртке из дешевого дерматина, в каких-то похожих на ковбойских сапогах, премерзким выражением восторга на красном лице. И все бы хорошо, но вот прекрасный представитель человеческого рода подползает к барному стулу и падает между Эттингер и Лилит, обдавая обеих кислым запахом перегара.
[indent] – Привет, красотки, – мурчит он, стаскивая с головы шапку и открывая взору прекрасную стрижку а-ля Майкл Джексон в свои лучшие годы. – Отдыхаете одни тут или ждете кого? Я могу скрасить вам вечер, весь к вашим услугам, – галантно склоняет он голову сперва перед экстравагантной Лилит, потом перед чопорной Эттингер.
[indent] Хелен кидает выразительный взгляд на девушку – не сбежала ли еще эта знаменитая супергероиня от такой компании? Но нет, вот она, все еще на месте. Хелен салютует ей стаканом, стараясь игнорировать почитателя культа Диониса со всем презрением, которое только можно вложить в выражение лица и скупой жест.
[indent] – Ну так что? – продолжается проявление инициативы знакомства, которому здесь никто не рад. Ну или не никто – вдруг сайдерская знаменитость падка на подобные ухаживания, но Хелен уж точно не рада.
[indent] Эттингер приподнимает рукав пиджака, чтобы взглянуть на наручные часы, и прикидывает, как провести остаток этого вечера. Наверное, последний стаканчик и домой, в темную одинокую квартиру, к теплому душу, горе записей и компьютерных отчетов, недопитой чашке кофе с молоком и сахаром и к комнатным растениям, которые нужно будет полить сегодня. Звучит как идеальный план. Женщина уже собирается окликнуть бармена, который задерживается в подсобке, чтобы попросить счет, как вздрагивает, ощутив на своем плече чужое прикосновение, и видит, как ее пиджак лапают пальцы-сардельки, оставляя на ткани жирные пятна. Вторая рука тем временем уже приобнимает Лилит за талию. И все легкое раздражение Хелен сменяется гневом с такой скоростью, с какой вспыхивает пламя, когда кто-то кидает в канистру бензина зажженную спичку.
[indent] Катастрофа неминуема. И произойдет она через три… два… один…

Отредактировано Helen Ettinger (2022-06-04 02:10:34)

+2

5

Да, чувство собственной значимости Лилит не преувеличивала. Она раздувала его до вселенского масштаба и с особенной заботой и нежностью взращивала на протяжении многих лет. Кто же как ни она сама будет любить себя так самозабвенно и безропотно? По крайней мере, ей в голову была вбита одна простая истина: толпа – лишь зеркало, отражающее твое внутреннее состояние и отношение к самой себе. Люби себя – и будешь любима. Возноси себя, и они станут ступеньками живой лестницы, что проложит тебе дорогу к олимпу. Не бойся, девочка, беги вперед, карабкайся к звездам, но не забывай, что все, что ты им покажешь, они тут же отзеркалят. Если испугаешься или засомневаешься на мгновение – тут же рухнешь. И те, кто вчера провозглашал тебя божеством, сегодня – накинутся, низвергая до пучин ада.

-Что ж… Мое самомнение никому не мешает. А если вдруг станет тесно, вы всегда можете избавить себя от моего присутствия. Ведь уйти никто не запрещает, правда? С другой стороны, вам совершенно безвозмездно представилась возможность погреться в лучах чужой славы. Но, видно, вы еще не знаете, как рядом со мной бывает тепло и весело… - Лили улыбнулась ослепительно ярко, как она это умела. Ни капли фальши в ее словах. Она действительно верила абсолютно во все, что говорила. Для нее это не было игрой – обыденность… Мечта, ставшая реальностью. Ее удивляла холодность со стороны соседки, с другой стороны, она снисходительно списывала это на невежество той, что, кажется, совсем не смотрела телевизор и не вела соц.сетей. Наверняка, увидев ее хоть разочек мельком, она бы не была к ней так равнодушна. Да кого вообще могла оставить равнодушным эта красотка? По ее собственному мнению, ее можно было обожать или ненавидеть. Но никак не оставаться в стороне.

Лилит не успела до конца осушить свой стаканчик, как перед ней уже возникла новая порция зеленоватого пойла, которую заботливо поставил перед ней усатый бармен. Она посмотрела на него все с той же улыбкой, которые штамповала для каждого своего обожателя: умеренно ласковой и благодарной. Вложи она в нее чуть больше эмоций, и он мог бы подумать, что пользуется ее особым расположением. А это повлекло бы за собой некоторые проблемы: слишком настойчивые фанаты, решившие, что звезда к ним более благосклонна, чем к другим, порой вытворяли очень странные вещи «во имя любви». А навязчивость, пусть и входила в список повседневности Лил, но, все же, не могла не раздражать.

Новая знакомая продолжала сыпать ироничными высказываниями в ее адрес, пытаясь, то ли проткнуть этот воздушный шар самолюбия дивы, то ли… Просто поскандалить? Да, более всего скандалисток в пуле поклонников Лилит было со стороны женского населения. И объясняла она это очень просто – зависть. Возможно ли было не завидовать такой популярной и красивой девушке, как она? Ответ один – нет.
-Искренность? Почему нет? Они искреннее меня любят, я в это верю! Я это чувствую каждый день, правда, усатик? – в подтверждение ее слов, бармен, что только-только отошел от ее прошлого жеста, снова слегка потупился и гуще покраснел. – А я стараюсь дарить им свою любовь и покровительство. – говоря об этом, девушка довольно сильно жестикулировала, что выдавало в ней искреннюю увлеченность данным вопросом. Она говорила правду. Все, во что ты без сомнения веришь, становится в твоем осознании непреложной истиной. А заблуждались, по ее мнению, все остальные. - Вы считаете меня куклой Барби, не так ли? Но я не только на обложках красуюсь. Я же город защищаю – такого мое предназначение. Так, с чего я должна думать о том, что их любовь ложна? Я заслужила их признание. А они – мое доверие. Пусть люди не постоянны, но их довольно много… - намекая на то, что на смену одним обожателям придут другие, и этот хоровод снова замкнется вокруг нее.
-Что же до бара… - она осмотрелась вокруг, окидывая взглядом заинтересованное население сия заведения – Мне он вполне нравится. А гламурные тусовки иногда утомляют. Много ли вы знаете обо мне и моей жизни, чтобы судить о том, где и с кем я должна проводить время, милая? Но если разговор заходит в такое русло, давайте поговорим о вас… - она окинула внешний вид девушки и хмыкнула – Жизнь ваша скучна, как и те белые странички, что вы пролистываете и перекладываете с места на место каждый день, а разговоры ограничиваются шелестом с бумажными друзьями. Ваш внешний вид если и говорит о чем-то, то только о том, что в бар вы приходите, чтобы размочить свою сухую душу, видимо, больше походящую на кусок папье-маше… И все равно, этот тугой узел серой будничности не развязывается даже после нескольких порций виски… Вы измотаны скукой и тоской… Оттого вам так режет глаза та яркость, с которой я проживаю свою жизнь. – она покачала бокалом в руке и сделала глоток приторно сладкой жидкости с алкогольным привкусом. – И прошу вас, не хлопочите так о моем здоровье. Я совершенно уверена в том, что мои стилисты позаботились о том, чтобы я не простудилась. И потом… Разве я не прекрасна в этом облике? Как по мне, так просто восхитительна! – Лилит рассмеялась и почти была захлопать в ладоши самой себе.

А вот дальше произошло то, что, пожалуй, вполне могло подпортить настрой популярной героини. Какой-то подпитый нагловатый ковбой не то, чтобы навязчиво предлагал свою компанию, он позволит себе вольность… Приобнял ее за талию. Тактильные контакты с обожателями не были чем-то запретным, но лишь с позволения здезды. Такая нахальность вызывала раздражение и неприязнь. Но по негласному правилу проявлять агрессию в сторону таких вот личностей, девушка не могла. Хотя, если в сети появлялись видео с подобным содержанием, остальные ее поклонники жесткого критиковали невоспитанных распускателей рук и советовали Лилит обходиться с такими кадрами пожестче. Сейчас эта идея казалась ей вполне приемлемой.
-Послушай, душка… Очень лестно, что ты набрался… смелости, – а набрался он ее по средствам распития довольно большого количества алкоголя – но не мог бы ты оставить нас в покое? Звездочкам нужен отдых… Чтобы они могли сиять ярко каждый день, да, малыш? – она ласково посмотрела на него, а вот на его лице возникло нечто другое… Затуманенный взгляд не был враждебным. Он был до отвращения пошлым. Мужчина фактически раздевал ее глазами, оглядывая приятные формы. Вот такое ей уже не нравилось. Будь он трезв, она бы в очередной раз польстила себе, но не сейчас.
-А… Крошка Лилит в моих объятиях… Говорят, ты необыкновенна хороша… В постели. Покажешь своему фанату свою страстную любовь, м? Мы и подружке твой не откажем… Пусть насладится таким зрелищем.
Это был финиш. Такого хамства девушка не терпела и не прощала. Вот только что она толкала речь о фанатской любви, а теперь случился такой конфуз. Но придурок вывел ее из себя. Фактически указав ей на ее якобы доступность. Вот уж кем себя дива не считала, так это дешевкой. Можно долго обсуждать ее вызывающее поведение и наряды. Но считать распущенной дешевой девкой – никогда. Сидя в пол оборота, закинув ногу на ногу, ей ничего не стоило пнуть мужчину в живот с такой силой, что тот спиной налетел на столик, стоявший позади.  Присутствующие тут же достали свои гаджеты и начали снимать. Лил соскользнула с барного стула и направилась в его сторону.
-Послушай ты, напыщенный. – она ткнула его в грудь пальчиком - Мы с моей подругой – подругой?! – попросили тебя оставить нас в покое. Но ты перешел все границы дозволенного. Если считаешь, что достоин провести со мной вечер, то сильно ошибаешься. Сначала я помою тебе рот с мылом, а потом ты извинишься передо мной и этой девушкой. И больше не появишься на моих глазах. А если отсветишь еще хоть раз, я не буду столь снисходительной по отношению к такой пьяной мрази…

Пока тот пытался прийти в себя и осознать все, что было ему сказано (что было весьма затруднительно), Лилиан развернулась и пошла на свое место. Видео точно уже в сети… О… Чувствую, скоро пойдут звонки он менеджера… Черт. Не успев сесть на стул, она спиной почувствовала смердящее перегаром дыхание. Он нарывается…

+2

6

[indent] Наблюдать за Лилит было любопытно. Знаете, она чем-то напоминала подопытного кролика, помещенного в испытательную камеру – за таким следить одно удовольствие и нужно только не забывать фиксировать результаты наблюдений. Возможно, что раздутое до вселенских масштабов эго было следствием непоправимого повреждения мозга, вызванное каким-либо травматичным происшествием, но не попавшего, конечно же, в сводку новостей. Если бы у Эттингер кто-то спросил сейчас, чего она хочет в данный момент, то она без промедлений бы ответила: «Заглянуть в эту прелестную головку и понять устройство мышления данной особы. Желательно хирургическим методом».
[indent] Хелен предположила, что кого-то более уязвимого к порции шпилек про скуку жизни, белых страничек и бумажных друзей, а также сухость души, подобные высказывания могли бы пронять, отвесив метафорическую пощечину самолюбие, и укололи бы немилосердно в самую душу, но Эттингер не была бы самой собой, если бы ее это хотя бы как-то поколебало. Возражать – дело пустое и напрасная трата времени. Даже если предположить, что Хелен захотела бы доказать иное, то аргумент «я работаю с подопытными-людьми, исследования моей лаборатории топчут могилу любой этичности, а если все вскроется, то меня ждет пожизненное» будет очень и очень сомнительным в данном споре.
[indent] – Вы измотаны скукой и тоской… Оттого вам так режет глаза та яркость, с которой я проживаю свою жизнь.
[indent] Наверное, лучшей тактикой при разговоре с Лилит будет вести себя как взрослый по отношению к ребенку – то есть снисходительно. Когда чадо рисует какие-то жуткие каракули, взрослый скажет «да-да, это дом, это кот, а это солнце, ты очень талантливый художник, золотце» и продолжит заниматься своими делами, позволяя счастливому дитю и дальше рисовать стремные картинки.
[indent] – Вы абсолютно правы, скука и тоска. Катастрофа посредственности и непримечательности.
[indent] Так и здесь. Только чадо подросло, а вместо рисунков оно лопочет про свою красоту и предается самолюбованию, что, в общем-то, не смертельно, но забавно.
[indent] – Разве я не прекрасна в этом облике? Как по мне, так просто восхитительна!
[indent] – А также очаровательна и бесподобна, – снисходительностью в голосе Эттингер стоило бы металл резать.
[indent] Это определенно одна из главных причин, почему Хелен не нравятся дети.
[indent] Второй акт беседы прошел уже между Лилит и подсевшим к ним с Хелен компаньоном, мнившим себя дамским угодником и душой любой женской компании. И по драматичности он мог бы посоперничать с любой театральной постановкой: тут и страстные фразы, и болезненней пинок, и скрипнувший под падением тела стол, и навострившая уши – и гаджеты – публика, предвкушающая скандал.
[indent] И если была еще надежда на то, что после столь сокрушительного поражения трагический Ромео ретируется прочь, то она растворяется в воздухе столь же стремительно, сколько выходит спиртовой перегар с каждый выдохом мужчины, который вновь подходит к ним, но теперь на его лице написана решимость взять эту крепость отказов штурмом – и скорее всего теперь пора уже Хелен тоже вмешаться. Это не то, чего ей хочется, и даже мысль, что ей придется коснуться захмелевшего идиота, внушает ей невыносимое отвращение, но иногда жизнь принуждает нас делать то, чего мы не хотим.
[indent] Со стремительностью гадюки, кидающейся на мышь, ладонь Эттингер хватает чужой подбородок, сжимая под пальцами разгоряченную от спирта кожу и ощущая покалывание щетины под пальцами. В отличии от Лилит, Хелен не хочет хвастаться какими-либо боевыми навыками – хотя бы потому, что их нет, кроме простейших из уроков самообороны, – даже у ее терпения есть предел. По тому, как распахиваются в ужасе глаза флиртующего, можно смело сказать, что процесс усугубления алкогольного состояния пошел, ускоренный в несколько раз по сравнению со своим естественным ходом. Эттингер понимает, что подобная процедура крайне болезненна – а судя по виду и вовсе сравнима с агонией, но это явно не то, что причинит тяжкий вряд здоровью, и уж тем более не то, что способно убить. Но все равно крайне назидательна – и в этом вся прелесть. Несколько секунд мучений, сопровождаемых болезненным всхлипом и нецензурными выражениями, связанными с женской половой системой, сменяются шумным вдохом – как раз в тот момент, когда процесс алкоголизации внезапно сменяет направление, обратившись назад и приближаясь к первоначальной трезвости.
[indent] А потом снова вперед. Назад. Вперед. Назад. Вперед. Назад. Напоминает чем-то аттракцион, где пьянчуга занял место пассажира карусели, а Эттингер руководит кнопками и рычагами механизма. Все это занимает совсем немного времени – как и положено в любом аттракционе парка развлечений.
[indent] – Вот как мы сейчас поступим, – голос Эттингер падает до змеиного шепота. – Я тебя отпускаю. Она тебя не выпинывает на улицу, – тихая угроза должна быть слышна и Лилит, но определенно точно не доступна любопытным ушам других посетителей. – Ты собираешь свои последние крохи разума и сам оставляешь нас в покое. Все ясно?
[indent] Жалкое хныканье про братву и что-то про «иди свиней подрючь» не вызывает ничего, кроме отвращения. Поэтому происходит еще один небольшой круг приключения, призванного чужую голову трещать от боли. Некоторые люди понимают только язык насилия, поскольку общаются только на нем.
[indent] – Или же я продолжу. Времени у меня предостаточно, – откровенная ложь, но правда сейчас никому здесь не нужна. Эттингер сильнее сжимает чужой подбородок, но потом, уловив намек панический кивок, отпускает, отталкивая от себя. Про способность стоять на ногах нечего говорить – Хелен ледяным взглядом провожает тело, ползущее к другому стулу, чудом встающее сперва на колени, а потом с трудом поднимающееся на ноги и ковыляющее к выходу, хватаясь за все подряд, включая и других гостей.
[indent] В повисшем молчании барная музыка звучит как какая-то злая насмешка над всей произошедшей сценой.
[indent] Хелен допивает остатки бурбона, неторопливо и спокойно, словно ничего и не произошло, достает из кошелька купюру, оставляя ее стойке и придавив немного стаканом, и соскальзывает с барного стула, попутно натягивая на плечи темное пальто и набирая уже номер такси. Не нужно быть гением, чтобы понять – вечер испорчен, а настроение пребывает на уровне куда более низком, чем просто паршивое.
[indent] – Обязательно гляну интервью с вами, – бросает Эттингер через плечо, обращаясь к Лилит, и покидает «AD», теперь полностью переключая свое внимание на манипуляции с так и недокуренной сигаретой и зажигалкой.
[indent] Морозный воздух бодрит, город полнится шумом, от потока машин исходит ни с чем не сравнимый гул и запах бензина, в окнах домов где-то свет давно погас, а где-то все еще горит. Хелен снова смотрит на часы, а потом выглядывает такси в потоке машин, но это не приносит особого успеха – разглядеть его невозможно. Неновая вывеска бара кроваво-красно мигает над головой своими двумя уцелевшими буквами.
[indent] – Ебанутая сука, – рычание за спиной заставляет Эттингер отвлечься от ожидания такси и от сигареты и обернуться, чтобы увидеть Ромео и подошедшую к нему компанию друзей.
[indent] «Вот дерьмо».

Отредактировано Helen Ettinger (2022-06-17 21:44:48)

+2

7

Снисходительность. Отвратительная человеческая черта, с родни высокомерию. Это тот самый момент, когда человек возвышает свою уникальность и особо значимое собственное мнение до пределов, якобы никому из ныне живущих не известных и непонятных. По его мнению, исключительность этих суждений настолько от тебя высока, как если бы он стоял на стремянке в три ступеньки и вкручивал лампочку левой ногой, возвышаясь над бренным миром и жертвенно неся ему свет, аки Прометей огонь людям. Становясь недоступным для твоих недалеких рассуждений, преумножая свою значимость в глазах окружающих, и изображая нарочито скучающий вид, они позволяют тебе думать так, как ты хочешь, благородно соглашаясь с каждым твоим словом, хотя в голове их не происходит ничего, кроме белого шума. Можно было бы диссертацию на писать на тему «снисходительность, как один из видов морального насилия», и, уверяю, Эттингер бы защитила ее на отлично безо всякого труда. Вообще без слов. Просто один раз взглянув на комиссию.

Лилит была раздражена. Ей не нравилось быть объектом научных исследований где-то в недрах вивисекции. Кто угодно, но только не она. Это выводило из себя еще и потому, что девушка видела как будто себя со стороны, свое поведение с изнанки. Подобным же образом Лилиан общалась со своими фанатами, благодарно принимая их безропотный лепет о любви и восхищении в собственную сторону, мало внимания уделяя тому, что ей говорят, а просто улыбчиво кивая. Если она была в эти моменты похожа на соседку по стакану, то, пожалуй, ей это переставало нравиться. Во всяком случае, в данную минуту времени по отношению к себе. Но, как и любая другая публичная личность, ввяжись она сейчас с ней в словесную перепалку, ей это еще аукнется. А не выйди она из этой ситуации сухой, аукнется дважды. Так что, единственным вариантом адекватного развития дальнейших событий, было уйти в состояние «я дура, мне все можно» и продолжить корчить из себя роковую глупую блондинку. Если уж рандомный человек в баре решил, что она тупая заносчивая идиотка, то пусть так оно и будет. Человеком больше – человеком меньше, а дела до этого ей особо нет. Пусть думают, что хотят. Завтра она о ней и не вспомнит, забудет вместе с очередным бокальчиком мартини и отправит все воспоминания в утиль по утру. По крайней мере, она все еще уверена в том, кто есть на самом деле. А право на личное мнение все еще не было отменено.

Не успела Лили среагировать на возвращение пьяного блудного сына, как этой проблемой решил занятья ее оппонент. Она просто держала его за подбородок, а мужчину так таращило, что, казалось, у него сейчас кишки наружу полезут. Однозначно, она проводила с ним какие-то манипуляции, ибо лицо у пьянчуги мигало как индикатор в диапазоне от мертвецки белого, до тошнотно зеленого и обратно. Про себя Лили подумала, что если его стукнуть, то он станет фиолетовым в крапинку. Чему, собственно, и улыбнулась про себя. В городе, где почти каждый являлся человеком с уникальными способностями, удивляться было нечему. Странно, что мужик еще не поджог бар, или не разнес его каким-нибудь сокрушительным ударом. В голове промелькнула мысль, как вообще это маленькое заведение не погрязло в убытках и долгах после вот таких вот ночных дебоширов? Странности…

Никто из присутствующих вмешиваться не стал. Ну, феминизм феминизмом, а девушки нынче пошли не слабые, у каждой штучки свои коронные приемы. Не дай бог нарваться на какую-нибудь ведьму из отряда командос. Схватил такую за задницу и улетел в отпуск на больничную койку. Хотя, кажется, мужчин все еще это не останавливало. Сексизм процветал, а отсутствие страха и разумной осторожности выдавало в них первобытные инстинкты. И почему мир одновременно застыл и не стоит на месте?..

Лилиан отдала дебошира на попечительство странноватой девушки, чье эго было сравнимо по размерам со своим, и села на свой стульчик за баром. Пока позади нее звучали какие-то угрозы в адрес пьянчуги, а она мирно попивала свой мартини, не желая больше проводить здесь время. Становилось скучно, гадко… Подкатывала какая-то меланхолия. Хотелось уже поскорее добраться до дома, запереть двери и придаться унынию, что с самого начало заявляло о своем присутствии. И чего ей дома не сиделось? Включила бы ромкомы, попивала свой розовый джин и поплакивала изредка в подушку на особо слезливых моментах. Чем не вечер?! Куда ей все время надо было переться?! Сказали же, вечеринок сегодня не будет. Надо было воспринять это, как знак с выше и подчиниться воле небес. А не шарахаться по малоизвестным и малоприятным заведениям в одиночестве.

Видимо, и новая знакомая решила, что делать здесь больше нечего и уже отчаливала с уверениями о том, что посмотрит с ней интервью. Какая честь…
-Уверена, вам понравится! – на контрасте с собственными мыслями радушно ответила она на ее фразу вместо прощания. Для пущей убедительности не хватало только резво виляющего хвоста и жизнеутверждающего «гаф». Что ж… Ей тоже пора было бы уже идти. Лили еще раз улыбнулась усатику, оставив на столе, по привычке, гораздо больше того, что требовалось за выпивку. Помахала ручкой любезной половине обожателей из числа присутствующих и задержалась, чтобы сделать с ними пару фото, в которых отказывать она не могла. Сегодня две фотки в сети – завтра плюс пункт к рейтингу. А таблица фаворитов – наше все. Девушка решила, что вызовет водителя на пару минут позже, чтобы немного освежиться на улице, так что, покидая заведение, велела Лео подъехать к выходу через несколько минут. А пока печатала сообщение, не заметила, как перед ней развернулась новая картинка: настырный любвеобильный кретин позвал дружков для мерзенькой мсти. Перед этой компашкой стояла и бывшая «собутыльница». Было интересно бы просто понаблюдать за происходящим. Но что-то внутри ее так и подталкивало вмешаться, не просто сообщая, а трубя о том, что так поступить будет правильно! Герой она, или кто?!
Мор подошла к девушке со спины и положила руку ей на плечо, выразительно осмотрев кучку отребья прямо перед ней.
-Тебе помочь? – что-то в ее голосе выдавало гаденькое предвкушение драки и пары обожженных лиц. В рукопашном бою Лили была никакой, да и мечей с собой не было, но никто не говорил, что она осталась без защиты.

Отредактировано Liliane Mort (2022-06-18 10:13:41)

+1


Вы здесь » Shade Paradox » Брошенные » Друг познается в вине [10.01.2009]